Angel's Friends ● Друзья Ангелов

Объявление


Многие не понимают, как правильно ставить переходы. Что ж, идем учиться


У нас сменилось оформление! Тематику "Angel's Friends" представляют персонажи в версии изначального комикса. Кроме того, почищены баннеры мертвых форумов и мертвые партнеры.


Владельцам нескольких персонажей необходимо в обязательном порядке уведомлять об этом администрацию!


Администраторы: Кимини, Амель
Модераторы: Мефисто.




Среда, день.

Достаем теплые вещички, на улице -9. Winter is coming...

Надеюсь, что после Турнира все отписались и получили свои силы. Учёбы и работы с подопечными пока нет. Но будем рады вашей помощи в организации.
В игру по-прежнему требуются учителя.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Angel's Friends ● Друзья Ангелов » Фанфики » Особый подход


Особый подход

Сообщений 1 страница 20 из 54

1

Автор: Санди ака Владлена
Фэндом: Angel's Friends
Персонажи: Мефисто, Анг Ли, основной состав и некоторые проименованные статисты. Земляне: Джейкоб, Анна-Лиза, близнецы.
Рейтинг:  G
Жанры:  Джен,  Юмор,  Фэнтези,  Психология,  Повседневность
Статус: закончен
Описание:  В сериале ангел Анг Ли и дьяволенок Мефисто печальнейшим образом оказались оттеснены в статисты, хотя в комиксе входили в главгеройский состав. Попытаюсь хотя бы частично исправить это канонное пренебрежение. http://s007.radikal.ru/i302/1112/99/6c6fa15bb7b2.jpg Все остальные по мере их участия в событиях.

http://s15.radikal.ru/i189/1206/53/60337c23c84ft.jpg

Отредактировано Владлена (2012-06-24 14:08:56)

0

2

Мефисто
- Меф! Профессор к тебе обращается! Меф... ты СЛЫШАЛ?
Неразборчивое бормотание, пробивающееся сквозь ревущую в наушниках музыку, какое-то время не без успеха получалось игнорировать, однако Мефисто ухитрился недооценить своего соседа по парте – когда попытки пробиться сквозь шум плеера до внимания ни к чему не привели, Гас легонько пихнул меломана в бок. Увы, «легонько» по представлениям Гаса, да еще с естественной поправкой на разницу в росте и массе, для Мефа едва не закончилось полетом ласточки со стула! А то и – вместе со стулом – в проход между партами. Только по счастливому стечению обстоятельств он вместо этого всего лишь впечатался в край столешницы, едва не переломав себе все ребра. Наушники по инерции сползли и шлепнулись на парту, опередив притормозившую в дугообразном падении взъерошенную каштановую макушку хозяина.
- Ты чо, совсем, типа, того?! – возмущенно вскинулся Мефисто. Гас с виноватой улыбкой попытался втянуть голову в плечи. Выглядело это, правда, не особенно убедительно.
Среди дьяволов ни смущения, ни, тем более, извинения обычно были не приняты, но рыжий простофиля, обладающий грациозностью гиппопотама и совсем немного уступая этому милому зверю габаритами, регулярно ухитрялся что-нибудь обрушить или кого-нибудь пихнуть, хорошо, если не сбивая с ног – трудно было угадать, когда он это делал случайно, а когда намеренно – и, видимо, давно уже подметил, что еще сильнее разозлить пострадавших от его неуклюжести можно изображая виноватый вид и бормоча, что все это случайно. Мефисто в таких случаях особенно остро хотелось бы Гаса придушить, что, наверное, не было выполнимо даже при полном отсутствии сопротивления.
Однако сейчас Меф каким-то краешком сознания уловил что-то неестественное в окружающем мире и опасливо огляделся. В аудитории, где проходили лекции дьявольской кафедры, царила непривычная тишина, нарушаемая только приглушенной музыкой из упавших на парту наушников. Одноклассники перестали резаться на задних рядах в карты и кости, листать журнальчики и выводить на партах глубокомысленные изречения с иллюстрациями, вместо этого с любопытством (кое-у-кого, разумеется, весьма злорадным) уставившись на самого Мефисто.
- Ну, так и что же ты скажешь? – выдержав торжественную паузу, с плохо скрытой издевкой поинтересовалась профессор Темптель, выводя иссиня-черным коготком какие-то воображаемые узоры на поверхности учительского стола. По едва заметной полуулыбке было совершенно ясно, что куратор, во-первых, прекрасно знает, что ученик ее не слышал, во-вторых, совершенно не собирается ничего повторять и уточнять.
- Ч… что? – невольно ежась, выдавил подросток.
- Да что угодно! – по-кошачьи щурясь, заверила профессор. – С начала учебного года я так мало слышала чего бы то ни было с твоей стороны, что, как говорится, любое слово будет на вес золота. Как и любые результаты по практике! – резко закончила она.
Меф убито вздохнул. Результатов у его практики не было вообще: ни плохих, ни хороших. С тех пор, как в классе многих перегруппировали как с землянами, так и с ангелами-оппонентами, ему достался настолько бесперспективный вариант, что удивляться здесь было совершенно нечему. Зато Анг Ли, это очкастое чудо в перьях, моментально спелся с точно таким же чудиком, только бескрылым – смотреть было тошно на эту идиллию.
- Ну, а что я, типа, могу поделать? Этот Джейкоб меня не слушает! Подсунули мне этого занудливого мозгляка в подопечные – а я в чем вообще виноват?!
- Ни в чем! – холодно согласилась Темптель. – Что и прискорбно. Просто имей в виду, Мефисто, до конца практики осталось совсем немного времени, а ты рискуешь схлопотать весьма безукоризненный неуд. Постарайся все-таки исправить ситуацию и на следующем уровне украсить эту аудиторию своим отсутствием!
- Это несправедливо. Другим, типа, вообще ничего и делать-то не нужно, потому что ихние земляне сами себя замечательно сбивают с верного пути – а этот Джейкоб…
- Никто и не говорит, что жизнь обязана быть справедливой, так ведь! – слегка раздраженно оборвала парня куратор. – Просто постарайся принять это к сведению. Ладно, непутевые чада, тема сегодняшней лекции…
После этих слов преподавательницу Искусов и Козней, как обычно, перестали слушать. Сначала на последних рядах, а потом и по всей аудитории распространился шорох, перешептывание, шелест журнальных страниц и стук игральных костей, в которых ровный скучающий тон лекции тонул почти до неразборчивости. Мефисто с сожалением покосился на валяющиеся перед ним наушники, но напяливать их обратно на голову все же не стал.
Жизнь и не обязана быть справедливой, конечно же! Но почему бы ей не быть несправедливой к кому-нибудь другому, а?! Хуже подопечного, наверное, никому еще не доставалось… вернее – лучше!
- Слушай, Гас, типа, в начале года же… Гас?
Стоило внести маленькую поправочку в утверждение: профессора Темптель, как обычно, перестали слушать – но не все. Рыжеволосый толстяк, меланхолично подперев голову кулаком, внимал куратору с таким идиотским видом, словно она не нудную лекцию вещала, а какое-то вселенское откровение.
- Гас! – чуть громче позвал Мефисто и, не дождавшись никакой реакции, поднял руку и мстительным щелчком сбил с короткого носа соседа темные очки.
- Чего тебе? – неохотно отрываясь от созерцания своего кумира, приглушенно просипел рыжий.
- Я, типа, говорю, что в начале года это ведь ты работал с Джейсоном.
- Ну, и что?
- Не знаю… но ты, типа, согласен, что это совершенно бесперспективный землянин!
  Гас пожал плечами.
- Не хуже и не лучше любого другого. Мне, правда, с ним работать-то пришлось всего ничего. А в чем проблема? Отличник, периодически страдающий от травли, по-моему, просто не может не накапливать раздражение. Кроме того, ему нравится девушка его же лучшего друга…
- Да он себе ни в чем подобном не признается, типа, воспитан не так! И когда я говорю…
- Может, – рыжеволосый дьявол наморщил короткий, вздернутый, слегка напоминающий пятачок нос, на который уже снова нацепил зеркальные очки, дважды нечетко отразившие кислую физиономию собеседника. – ты просто говоришь не то, что следует. Или не так…
- Как, типа, не так?!
- Начиная с этого твоего «типа» и заканчивая словами вроде «ихний»…
- Тоже мне, знаток культуры! Когда сам во время разговора чипсами чавкаешь…
- То я потом и не ною, что не могу договориться с подопечными! – с некоторым налетом высокомерия (в пороке гордыни у Гаса были довольно посредственные результаты) закончил толстяк и хотел было отвернуться от соседа, но Мефисто предупреждающе вскинул руки.
- Ну ладно, ти… э, ты, наверное, в чем-то и прав. Но Джейсон действительно не из тех землян, кто самим себе признается в тех чувствах и желаниях, которые, тип… которые считают «неправильными». А если и признаются, то только чтобы бросить все усилия на преодоление! Мозгляк слишком занудлив, чтобы уступать искушению!
- Ну, так пусть уступает тому, что неправильным не считает.
- А это, типа, как?
Гас наставительно вскинул похожий на сардельку указательный палец. Возможность поумничать хоть перед кем-то этому простофиле, в приятельской компании исполняющему роль штатного клоуна, выпадала нечасто – но Меф сейчас готов был выслушать совет хоть от кого угодно, поэтому рыжий явно решил воспользоваться моментом видимого превосходства.
- Нет такого человеческого достоинства, которое при должном развитии не перетекало бы в недостаток, при том, что сам землянин может даже не замечать грани. Например, Джейсон любит животных – так пусть столкнется, предположим, с живодерами, которые мучают собак. Или его близкие люди, не поддерживающие эти увлечения, заставят понемногу копить раздражения, а потом можно аккуратно привести его к какому-нибудь из этих обществ любителей животных и вообще живой природы, которые параллельно с этим учат ненавидеть людей – за вырубку лесов, загрязнение атмосферы и все такое прочее. Джейсон аккуратный и ответственный – так заставь его постоянно сталкиваться с тем, что другие, окружающие его, люди этих качеств не проявляют. Пусть старается «исправить» других так, как ему это кажется наилучшим – во-первых, неосознанно ставя себя выше, во-вторых, в ответ получая естественное раздражение и тоже постепенно раздражаясь в ответ на такую «неблагодарность», когда он сам старается делать, как лучше. Нет, пожалуй, ни одной черты характера, которая, при должном развитии, не превратилась бы…
- Гас, если ты решил вести сегодня урок вместо меня, может быть, пройдешь за кафедру? – медоточиво промурлыкала профессор, материализуясь рядом с их партой. Разумеется, толстяк моментально поперхнулся окончанием фразы и с благоговейным испугом смолк. – В чем дело? Зарплатой, конечно, я с тобой делиться не стану, но, раз уж так потянуло поговорить… теперь уже поздновато опять строить из себя дурака!
- И-и… но я и есть дурак, проф… я пытаюсь строить из себя умного! – едва слышно пролепетал рыжий. Дьяволица почти дружелюбно улыбнулась, заставив его даже дыхание затаить.
- Серьезно? А я-то в какой-то момент начала опасаться, что ты не просто развешиваешь тут уши, а еще и начал запоминать, что именно я говорю.
По классу прокатилась волна смешков, Гас в ужасе замотал головой, а Мефисто, уже понимающий, что больше ничего не добьется, тихо обозвал соседа подхалимствующим хомяком-переростком и, натянув на голову наушники, отвернулся.
Однако быть может, в словах Гаса все-таки был смысл? Если допустить, что в учебной программе Темптель все же говорила что-то полезное. И что единственный в аудитории практикант, слушающий профессора, пусть даже и по далеким от учебного усердия личным мотивам, ухитрился по случайности это «что-то» еще и запомнить… Да уж, сплошные «если»!
Но чем Мефисто, собственно, рискует? Ничего страшнее неуда, который и так уже ему грозит, все равно не случится – даже если он попытается последовать совету.

0

3

Анг Ли
Урок закончился и класс ангелов-практикантов наполнился гомоном, болтовней и суетой. Как всего-то паре дюжин подростков удавалось превратить достаточно просторное наполненное светом помещение в настоящий филиал какого-нибудь земного базара, оставалось непонятным, но против факта было нечего возразить: одноклассников вполне хватило на создание полноценной шумной толпы. Пусть и ненадолго – весенний денек на Земле никого не располагал у учебному настроению, поэтому небесные практиканты спешили как можно быстрее покинуть классную комнату. Анг Ли решил подождать, пока эта гомонящая толпа окончательно отхлынет, чтобы потом спокойно и без суеты пройти по коридору, поэтому еще пристальнее уткнулся в экран своего «электронного блокнота», несколько преувеличив свою погруженность в чтение. Не то, чтобы он держался особняком и избегал общения с другими молодыми ангелами, мальчик хорошо относился к однокурсникам, однако порой – и в такие вот весенние деньки такое случалось гораздо реже – почему-то воображали, будто ему скучно проводить дни в компании книг, журналов и справочников, а потому из самых добрых побуждений пытались его растормошить и куда-нибудь вытащить. Вытаскиваться было откровенно лень – увы, даже ангелам не удавалось в полной мере изжить этого порока – а обижать товарищей, упираясь и отказывая, не хотелось. Поэтому Анг Ли предпочитал избегать таких ситуаций, благо, отчего-то сложившаяся репутация библиофила играла на руку – когда мальчишка читал, с ним, как правило, даже не пытались завязать разговор. Ну, разве что по крайней необходимости.
Когда звонкий гомон сперва переместился из класса в коридоры, а потом и вовсе начал рассеиваться и стихать, мальчик неторопливо убрал «блокнот» и собирался уже тоже покинуть аудиторию, однако почти у самого выхода едва не столкнулся с профессором Арканом.
- Анг Ли, – каким-то немного странным тоном констатировал седовласый декан кафедры Хранителей. – пожалуйста, задержись на минутку. Ты куда-нибудь торопишься?
- Нет, профессор, – мотнул головой ученик. Тяжеловатые очки сползли едва не на самый кончик носа и он привычным движением сдвинул их на место. Судя по возникшей паузе, Аркан ожидал какого-то продолжения. – ну, сейчас я собирался проверить все ли в порядке у Джейкоба, а потом – он сегодня отправляется на дополнительные занятия после школы, а после – помогать в своей ветклинике – если все окажется в порядке, хотел немного поработать в библиотеке.
Скорее всего – все окажется в порядке. У Джейкоба достаточно редко случались неприятности, требующие активного участия ангела-хранителя и, как правило, не по собственной вине. Этот землянин превосходно умел сам себя направлять по верному пути и, насколько получалось, держаться подальше от сомнительных дел. Иногда Анг Ли было даже неловко перед остальными практикантами за то, что с этим подопечным все получалось настолько легко.
- Да, я как раз об этом и хотел поговорить, – в голосе Аркана отчего-то мелькнула странная неуверенность. – не думал, что когда-либо буду говорить подобное практиканту, но… Анг Ли, ты не думаешь, что проявляешь несколько чрезмерное усердие в учебе? Тебе стоит, как мне кажется, побольше общаться с остальными. И ходить куда-нибудь, помимо библиотеки – мир землян состоит не только из магазинов книг и комиксов…
Мальчик покаянно вздохнул. Библиотека Золотой Школы еще осенью просто ошеломила его, Анг Ли старался все возможное время уделять более пристальному знакомству с этой обителью самых разнообразных знаний о всех трех мирах – но год практики неумолимо приближался к концу, а перечитать не удалось и малой толики всего заинтересовавшего!
- Но, профессор, мне так интересно узнать побольше – в библиотеке Энжитауна я не встречал и половины всего…
- Из книг нельзя узнать абсолютно обо всем на свете, необходимо живое участие в жизни как землян, так и своих товарищей. Ты не сумеешь научить своего землянина оптимальным взаимоотношениям с близкими людьми, если не научишься этому сам.
- Но у нас все в порядке! И у Джейкоба есть друзья. То есть, конечно, у его друга сейчас роман… вернее, у его друзей… вернее, один из лучших друзей Джейкоба – девочка и у нее с другим его другом роман между собой, поэтому сейчас они общаются меньше. То есть, я хочу сказать, это он с ними стал меньше общаться из деликатности, ну, чтобы не влезать третьим и все такое.
- А что насчет самого Джейкоба? – слегка изогнув седую бровь, уточнил профессор. Анг Ли его в первый момент не понял. Потом, отчего-то смутившись, поколупал носком кроссовка пол.
Джейкобу нравилась Жиневра – тот самый друг, «который – девочка», но, вопреки опасениям, когда у них с другим его другом, Андреасом, начался роман, Джейкоб сумел сохранить хорошие отношения с обоими. Поначалу ему было немного обидно, но не такой уж серьезной оказалась влюбленность, построенная больше на человеческой симпатии ко второй отличнице класса. Симпатия эта так и сохранилась, а больше с тех пор подопечный сблизиться ни с кем не пытался, да и не особенно-то его на этом этапе жизни интересовали школьные красавицы.
- Ну… у Джейкоба сейчас на первом месте учеба. Он собирается летом поступить на подготовительные курсы ветеринарного колледжа, я об этом писал в отчете, поэтому все время уделяет либо занятиям – школьным и дополнительным – либо подработке, он же ухаживает за собаками в…
- Я читал твой отчет, Анг. Дело не в этом. Учиться в жизни следует много чему еще – и это стоит понять и тебе и твоему подопечному.
- Но у него же все хорошо! Даже отлично…
- Да… из всех практикантов тебе лучше всех удалось достичь с землянином полного взаимопонимания и в наибольшей степени открыть его Свету…
- Он сам это сделал, профессор. Джейк очень…
- Да. Безусловно. Но, не смотря на это, я уже начинаю сомневаться в том, что правильно поступил, при смене подопечных поручив его тебе. В жизни придется иметь дело не только с теми, кто сильно на тебя похож. Даже наоборот. Не хотелось бы думать, что своими успехами ты обязан лишь тому, что этот землянин с тобой одного мировоззрения. Пока одного мировоззрения. Люди быстро взрослеют, Анг Ли, еще несколько лет – а может, и меньше – и Джейкоба начнет тяготить подобная жизнь. Несмотря на возможность заниматься любимым делом, несмотря на его характер…
Мальчик снова поколупал пол ботинком. До «перестановки кадров» его подопечной была одна весьма сложного характера симпатичная девушка, поэтому в начале года особенными успехами Анг Ли похвастаться не мог. Как и успехами вообще – ему так и не удалось понять, как нужно разговаривать с симпатичными девушками, особенно когда у них сложный характер. Почему-то в их присутствии начинал заплетаться язык, а вся тщательно продуманная речь вдруг оборачивалась таким жутким бредом, что не хотелось проговаривать ее до конца.
Неужели теперешние успехи юного ангела – целиком и полностью заслуга его нового подопечного? Обидно понимать такое… особенно когда с младшей школы привык быть в числе лучших учеников!
- Я… я буду стараться профессор! – наконец только и сумел выдавить Анг Ли. Аркан качнул головой.
- Ты и без того слишком стараешься, как я посмотрю. Попробуй… ну, не знаю, попробуй чуть больше полагаться на чувства и интуицию, а не на знания. Это поможет лучше понимать скрытые мотивы и затаенные чувства землян – а в этом одна из целей вашей практики. Книги от тебя никуда не убегут, а в людях легко упустить момент важного перелома. Ты же не хочешь, чтобы Мефисто обнаружил их раньше тебя и использовал, чтобы все достижения Джейкоба – да и твои – пошли прахом из-за какой-нибудь мелочи.
Мефисто… Анг Ли неопределенно передернул плечами. Ни на кого не следовало смотреть свысока, но, судя по всему, неряшливый дьяволенок-оппонент был еще более оторван от окружающей реальности, чем сам мальчишка, а ни багажом знаний, ни усердием, ни умением найти с подопечным общий язык похвастаться не мог.
Недостойные ангела мысли! Безнравственно ставить себя выше других, даже когда для этого, как кажется, есть основания. И неразумно недооценивать противника. Каким бы рассеянным и интересующимся только своей музыкой ни был Мефисто, но все-таки он – дьявол. А значит, по самой природе своей обладает интуитивным умением чувствовать все эти переломные шероховатости и затаенные мотивы – как раз то, в чем Анг Ли со своими энциклопедическими знаниями совсем не силен. Не об этом ли пытается предупредить профессор? Подсказок Аркан делать не станет, но это не отменяет помощи ученикам…
- Хорошо, профессор. Я учту это в дальнейшем, – постарался слегка переформулировать свой кроткий ответ мальчишка.
Вероятно, ему стоит проявить больше внимательности к своему подопечному.
С положенной каждому, пусть даже еще и не дипломированному, ангелу честностью и добросовестностью Анг Ли постарался выполнить как обещание профессору, так и свои намерения. Правда, это мало что изменило. У Джейкоба все действительно было отлично: земной мальчишка распрощался у школьных ворот с Андреасом и Жиневрой, не проявляя абсолютно никакого сожаления и обиды из-за того, что эти двое уходили из школы вдвоем, тем более, что самого все равно еще ждали дополнительные занятия и, явно пребывая в отличном настроении, отправился обратно. Как ни старался хранитель-практикант, заметить ни единой червоточинки, способной перерасти в крупную неприятность в судьбе подопечного, так и не сумел. И, хотелось бы верить, не из невнимательности, а потому, что ничего такого действительно не было. Даже трио школьных хулиганов, повстречавшееся на крыльце, благодушно не обратило на прошмыгнувшего мимо отличника никакого внимания, хотя время от времени одноклассники-лоботрясы были не прочь его пошпынять. Конечно, до конца года уже недалеко, а перед итоговыми аттестациями все становятся гораздо дружелюбнее к тем, кто хорошо учится!
Хотя не завидовал Анг Ли своим однокурсникам, которым приходилось опекать кого-либо из этой троицы, ох, не завидовал!
Больших доказательств, что у Джейкоба все в жизни идет, как и должно, пожалуй, не требовалось, так что, наверное, не будет ничего плохого, если, пока у землянина дополнительные занятия, молодой ангел все-таки посидит в библиотеке. Вчера он раскопал в историческом разделе одну крайне любопытную книгу, но время уже клонилось к отбою, а выносить книги этого уровня доступа из библиотеки уже не разрешалось, поэтому пришлось отложить ее до сегодняшнего дня – и очень уж не терпелось хотя бы бегло просмотреть находку! Поэтому, крутанувшись под потолком коридора, Анг Ли разминулся с подопечным и устремился к большой башне, под самым куполом которой и располагалась библиотека Золотой Школы.
Однако искомой книги на полке не оказалось. Анг Ли был абсолютно уверен в том, где именно оставил ее вчера, но на всякий случай торопливо обыскал все ближайшие полки на высоченных, под куполообразный потолок – стеллажах, где томика тоже не обнаружил. Растерянно почесав переносицу за очками, ангел счел наиболее вероятным только один из существующих вариантов, поэтому, заложив вираж среди стеллажей, решительно направился в читальную секцию. Там нужная ему книга почти первым делом попалась на глаза. Вкупе с холеными пальчиками, по-хозяйски сжимающими переплет аккуратными острыми коготками, да увенчанной небольшими пурпурными рожками темноволосой макушкой – всем, что выглядывало из-за раскрытого фолианта.
- Я просто не понимаю, откуда ты узнаешь, какая именно книга мне нужна, чтобы непременно схватить именно ее! – с приветливой сокрушенностью воскликнул мальчик.
Раскрытый томик слегка опустился и поверх него, как из-за оригинального веера, насмешливо сверкнули большие глаза рубинового цвета.

С Кабирией Анг Ли познакомился еще в начале земной практики, здесь же, в библиотеке и при довольно схожих с теперешними обстоятельствах. Только тогда получилось наоборот – он первым взял книгу, не подозревая, что именно она зачем-то непременно понадобится кому-то еще. Даже среди товарищей мало кто в полной мере разделял его интерес к чтению, а уж от практикантов с параллельного потока Искусителей мальчик подобного и вовсе не ожидал. Впрочем, когда книгу, которой он тогда наслаждался в библиотечной тиши, совершенно бесцеремонно попытались выдернуть из-под носа, от возмущения юный ангел не обратил абсолютно никакого внимания на то, кто именно такое себе позволяет – только вцепился со всей возможной силой в переплет томика так, что вместо того, чтобы выдернуть из рук книгу, незнакомая тогда чертовка практически выдернула из-за круглого стола самого Анг Ли. Какое-то время они прокувыркались в воздухе над читальной секцией почти, каждый вцепившись в многострадальную книжку со своей стороны.
- Эй, ты чего творишь? – нашелся, наконец, мальчишка после пары-тройки минут нарушаемого только возмущенным сопением молчания, в очередной раз решительно, но с максимально возможной аккуратностью подтягивая книгу к себе.
- Библиотекари сказали, что нужную мне книгу кто-то уже взял! – соизволила объясниться молодая дьяволица, в свою очередь, дергая книгу к себе. К счастью, она тоже явно старалась при этом не повредить ее.
- Но это же не значит, что ты можешь просто вот так подойти и забрать ее!
Тогда, в начале года, Анг Ли еще совершенно не знал, что из себя представляют дьяволы.
Темноволосая девчонка явно озадачилась, даже на миг ослабив хватку, но книгу не выпустила.
- Почему это – не могу?
- Потому что это наглость и так поступать нехорошо…
- Ну, разумеется! – дьяволица потянула решительнее, так, что им обоим пришлось еще раз перекувыркнуться в воздухе. Анг Ли, тем не менее, о дьяволах кое-что до начала практики читал, поэтому, еще не договорив, уже осознал ошибочность такого аргумента.
- И потому, что я вовсе не собираюсь ее тебе отдавать! – снова дергая книгу к себе, повысил он голос. – Мне она тоже, представь себе, нужна!
Еще один кувырок получился в противоположную сторону – на этот раз девчонке пришлось описать практически сальто над головой Анг Ли, едва не врезавшись ногами в ближайший стеллаж.
- Эй, вы, двое! – рявкнул дьявол-библиотекарь, на миг выглянув из-за коридора шкафов. – Ведите себя потише, иначе выставим обоих!
- Но она же… – пискнул было парень, но дьявол-библиотекарь уже скрылся, а его коллега-ангел так и не показался. А если бы и? Что, жаловаться на эту непомерно наглую девчонку?
- И что – это мои, что ли, проблемы? – опасливо косясь на ряды стеллажей, прошипела дьяволица-практикантка. Кажется, окрик и ее несколько смутил.
- Я первый ее взял! Ты… ты – просто невероятно нахальная, только о себе и способная думать эгоистка! – приглушенно выпалил Анг Ли.
По книгам узнать о дьяволах в полной мере, конечно же, было невозможно.
На миг ему даже показалось, что девчонка слегка смутилась, но тут же пробежавшая по бледному остренькому лицу тень сменилась решительным оскалом и она снова дернула книгу.
- Я знаю! – чопорно ответила она через поджатые губы. – И не думай, что с помощью лести можешь меня переубедить, птичка небесная! Лучше уступи леди!
Ангел протестующе зафыркал, норовя прижать к себе заветный томик покрепче. Тоже еще «леди»! Впрочем, в рубиновых глазках противницы читалась не меньшая упрямая решимость, заставляющая ясно понимать, что таким образом препираться они могут хоть до вечера, хоть вообще до завтрашнего утра! Если бы речь шла о чем-то другом, скорее всего, Анг Ли, не смотря на все свое возмущение подобными манерами, предпочел бы уступить и не связываться (ссориться, даже с дьяволами, мальчишка терпеть не мог), но заставить себя вот так просто расстаться с книгой не сумел.
- Послушай! Ладно… Если ты так настаиваешь, давай вместе будем ее читать! – нашелся он. – Стол круглый, за ним мы вполне можем сидеть таким образом, чтобы случайно друг друга не задеть…
- Я тебе не друг! – ласково напомнила чертовка. – И вообще, я не спрашивала твоего разрешения…
- А я не отдам тебе книгу! Пока нас обоих действительно отсюда не выставят, если на то пошло!
- Вредный же ты, парень!
- Поскольку, по всей вероятности, в твоих кругах это должно считаться качеством – пожалуй, приму это как комплимент! – парировал ангел. Девочка негромко шелестяще рассмеялась.
- Ладно, так уж и быть! Такое невообразимое среди вашей пернатой братии нахальство нельзя оставить безнаказанным, да и время терять впустую жалко, так что потерплю уж как-нибудь твое общество.
От такого легкого согласия веяло каким-нибудь подвохом, поэтому Анг Ли старался внимательно следить за чертовкой, однако никаких попыток что-нибудь отчудить или сбежать вместе с книгой, торжественно размещенной на столе так, чтобы обоим было удобно, хотя и чуть под углом, туда заглядывать, девочка так и не предприняла. В итоге «терпеть» общество друг друга за учебный год им приходилось не столь уж редко, оба обладали какой-то дурной тенденцией непременно «положить глаз» одновременно на одну и ту же книгу (причем, как правило, раскопанную в строжайшей взаимной тайне от «конкурента»!), так, что начали воспринимать это как данность и даже время от времени увлеченно обменивались впечатлениями от чего-нибудь особенно поразившего при прочтении. Иногда приходилось кое-что пояснять: Анг Ли, сколько бы нового он ни узнавал, оставались непонятными многие аспекты мировоззрения дьяволов, а Кабирия точно так же зачатую не понимала ангелов, среди авторов же книг в библиотеке Золотой Школы в равной степени встречались и те, и другие. Поэтому сегодня, ничуть не удивившись появлению ангела, чертовка только ответила на необычное приветствие неопределенным хмыканьем, подвинулась вместе со стулом и положила раскрытую книгу на столешницу перед собой так, чтобы усевшийся неподалеку мальчишка тоже мог ее читать. Правда, начинать пришлось с той страницы, на которой Кабирия остановилась, но, видимо, она пришла в библиотеку ненамного раньше, поэтому особенно далеко продвинуться не успела.

Отредактировано Владлена (2012-03-22 15:18:38)

0

4

Леонора
Описать место, в котором она оказалось, было достаточно трудно. В нескольких метрах все вокруг постепенно тонуло в сгущающемся полумраке, как в черном тумане, отрезая от какого бы то ни было пространственного восприятия. Одно можно было предположить – свободного пространства там, за этой зыбко рассеянной одинокими огоньками темнотой, было еще достаточно. Куда-то же ведь уходили сквозь мглу эти неровные громады. Под ногами то скользко хлюпало – время от времени ступня чуть ли не до щиколотки тонула в вязкой массе, заставляя с громким «чпок» брезгливо выдергивать ногу – то сухо похрустывало какими-то более твердыми вкраплениями. Леа старалась без нужды не смотреть под ноги, хотя постоянно приходилось следить за тем, чтобы не поскользнуться и сохранить равновесие. Невыносимо хотелось расправить крылья и взлететь хотя бы на несколько метров над полом… гм, над тем, что было сейчас под ногами, правильнее сказать! Но пока неровные барханы и щербатые покосившиеся стены укрывали саму девочку со всех сторон – Леонора понятия не имела, чего ей ждать, покинув это укрытие.
Что должно было поджидать ее за этими громадами, за этой рассеянной мглой, до одурения пахнущей ванилью, корицей, тмином, ягодными сиропами и какао? Словно бы Леа вдруг стала маленькой-маленькой и угодила в кондитерский цех или какую-нибудь пекарню! Впрочем, это как раз было бы слишком просто!
В очередной раз с усилием и приглушенным хлюпом высвободив ступни из скользкого крема под ногами, девочка вскарабкалась на относительно сухой «островок» ломающегося под ее шагами круглого ванильного печенья – самый маленький кружок не уступал размерами крышке канализационного люка – выступающий посреди сливочно-заварного болота, и огляделась. Все вокруг оставалось по-прежнему.
- Думаю, сегодня я, пожалуй, откажусь от десерта! – негромко буркнула Леа себе под нос, осторожно ступая по ломкому «броду», пока он не вывел ее к одной из перекосившихся «стен» при ближайшем рассмотрении оказавшейся громадным куском пористого бисквитного торта с темными прожилками ягодной начинки. Прикасаться к мягкой, легко сминающейся преграде было страшновато, девочка моментально представила, как вся эта махина удушливой массой рухнет ей на голову. Вот в голову бы не пришло, что сладости умеют выглядеть пугающе! Даже в подобном количестве...
Неподалеку, до середины зубьев погруженная в крем, из темноты выступала вилка – самая обыкновенная вилка, разве что размером примерно в рост Леоноры. Сверху из темноты то и дело свешивались, как елочные украшения на несуществующих ветвях, конфетки в ярких обложках, каждая из которых, пожалуй, не уступала баскетбольному мячу. Невдалеке уходила с полумрак неровная башня, глянцево поблескивающая глазированными боками составных частей.
Поначалу эти… существа – тоже показались частью окружающего кондитерского безумия. Их можно было принять за увеличенные, как и все остальное тут – кругленькие шоколадные пирожные или трюфели, присыпанные разноцветной кондитерской крошкой. Только через какое-то время своего странного пути Леа обратила внимание на то, что «пирожные» эти живые. Более того, что они все плотнее сползаются, незаметно перемещаясь на тонких тараканьих ножках, окружая ее… то есть, уплотняющимся полукругом прижимая к бисквитной стене-торту. В потеках глазури и сливочного крема.
- Бласт-крылья! – отчего-то приглушенно отчеканила Леа и, чуть отступив от «стены» почти балетным «волчком» закружилась вдоль нее, одновременно посылая в «трюфельных насекомых» яркие срывающиеся с пальцев вспышки. Первые ряды существ разорвало в клочки, остальные вынужденно отхлынули, но пребывать не перестали, разве что держались теперь на большем расстоянии от кружащейся в своем танце в полуметре над кремовым болотом девочки. От сияния собственных крыльев и частых взрывающихся вспышек стало немного светлее, однако спектр обзора это только сократило, из островка света окружающий полумрак начинал казаться почти непроницаемой темнотой. Продолжая отстреливаться от непрошенных спутников, Леа протанцевала между рядами беспорядочно нагроможденных «ягодных корзиночек» (некоторые вспышки угодили в них и, взорвавшись, заляпали девочку кремом с мятыми кусочками фруктов), оказавшись в итоге перед дверью, напоминающей вход в какой-нибудь пряничный домик из сказки. Ожившие «трюфели» продолжали прибывать, невзирая на все усилия Леоноры удерживать их подальше, так что девочке ничего не оставалось, кроме как юркнуть в открывшейся проход и поспешно задвинуть за собой неудобную створку из жесткого текста. Перед ней расстилалась еще одна гиганская, уходящая в пустоту «пещера», заваленная огромными кондитерскими изделиями, словно строительным мусором, только гораздо светлее. Вокруг горело множество витых свечек для праздничного торта, небрежно понатыканных повсюду. Впрочем, если свечки были такого размера, быть может, как раз на поверхности такого торта девочка сейчас и находилась…
Похоже, от десертов она будет решительно отказываться не меньше недели! Если вообще рискнет заглядывать в кафетерий, а не наживет от всего этого сюрреализма фобию…
«Десертофобию – как звучит-то!»
Пряничная дверка, висящая прямо в пустоте за ее спиной, содрогалась от решительных ударов. Судя по всему, «трюфели» по ту сторону так просто оставлять свою добычу не собирались. Добычу? Леа нервно хихикнула. Когда что-то, выглядящее как еда, кажется, покушается съесть тебя саму – в этом определенно присутствует своего рода ирония!
- Лола, ну мы что, в прятки играем? И ради этого надо было превращать Комнату Поединков в это… это безумие?! – в полный голос вопросила ангел. Пламя на огромных праздничных свечках слегка дрогнуло.
- Возможно, это безумие моей мечты! – после долгой паузы все-таки последовал ответ, заставивший Леонору резко повернуться на голос. Ее противница черно-фиолетовым воздушным шариком висела чуть поодаль, едва-едва касаясь носком туфельки выступающего из крема «островка» – края не то огромного пончика, не то глазированного шоколадом бублика.
- Что за арену ты выбрала? Что все это…
- Хватит придираться! – резко ответила дьяволица, приземляясь на бублик, с приглушенным «ух» погрузившийся от этого почти вдвое глубже в густой крем. Леа резко выдохнула.
- Как пожелаешь. Бласт-крылья! – если правила игры так и остаются мутными (как оно обычно и бывает, если игру выбирает «дьявольская сторона»), то всегда остается выход – одержать любого рода победу над противником. Еще в начале года Леоноре это казалось не особенно-то разумным, однако вскоре пришлось признать, что, когда имеешь дело с дьяволами, любое четко не оговоренное правило обрастает всеми возможными исключениями – и с этим приходится мириться. Чтобы хотя бы невозможные исключения получалось пресечь.
Иногда это, как ни странно, даже оборачивалось на пользу.
Но не сегодня. Пряничная дверца за спиной с негромким треском рассыпалась и сквозь проем в пустоте, едва не накрыв ангела живой лавиной, хлынули «трюфели» на тараканьих ножках. Леа в последний момент увернулась, но вспышки, сорвавшись с кончиков пальцев, полетели в итоге во все возможные стороны – кроме первоначальной цели – и затрещали взрывами бессмысленного салюта. Правда, к ее противнице существа отнеслись ничуть не более дружелюбно, хлынув на новый объект с не менее хищным энтузиазмом. Невнятно выругавшись, Лола тоже вспорхнула вверх – всего на мгновение опередив погружения островка-пончика в прибывающий живой поток.
- Шоко-крылья! – выкрикнула дьяволица. Еще один поток – жидкий и чуть менее вязкий, хлынул навстречу, оттеснив тварюшек обратно к зияющей в воздухе «норе». Возможно, момент, пока Лола отвлеклась на них, был наиболее удачным для еще одной попытки выстрелить, но заставить себя бить отвернувшегося противника исподтишка оказалось для ангела слишком уж противоестественным и момент Леа, разумеется, упустила. Только когда на нее снова обратили внимание, ударила залпом маленьких вспышек, возникших на кончиках пальцев, и сорвавшихся из рук сияющим роем. Уклоняться от атак у Лолы никогда особенно не получалось, но в этот раз дьяволица успела юркнуть за опасно накренившуюся, а вскоре и вовсе обрушившуюся башенку из пирожных. В качестве ответной любезности на Леонору сверху хлынул еще один поток шоколада, заляпавшего ее с головы до ног, но, хуже всего, покрывшего липкой коркой крылья. Дернувшись туда-обратно в бесполезных попытках удержаться в воздухе, глазированная шоколадом ангел рухнула вниз, сдерживая рвущийся взвизг ровно до того момента, когда, в очередной попытке хотя бы замедлить падение и не нырнуть с разгону в крем по макушку, обнаружила, что внутри ощерилась зубастой пастью шоколадная в марципановых узорах громадная змея. Или просто пиявка-переросток.
С воплем зажмурившись, Леа приготовилась рухнуть прямо на несколько рядов внушительных зубок…
И, больно ударившись от пол, обнаружила себя сидящей на полу небольшого зала Комнаты Поединков. По всей вероятности, система виртуальной реальности заключила, что этот поединок Леа уже бесповоротно продула.
Лола, небольшим дирижабликом зависшая под серебристым куполом потолка, с флегматичным видом шуршала фольгой, разворачивая шоколадную плитку, при виде которой Леонора невольно передернулась. Кажется, сегодня будет лучше и вовсе отказаться от ужина!
- Из каких закоулков подсознания ты выколупываешь подобные… натюрморты? – немного отойдя от шока, поинтересовалась ангел у своей оппонентки.
- Как это обычно и случается, все для нас уже придумали земляне! – плавно снижаясь, ответила та. – Декорации из одного сериала… вернее, фильма ужасов о приключениях девочек-волшебниц.
И захрустела шоколадкой, отхватив за один укус не меньше трети плитки. Леа снова передернула плечами. Ужасы и волшебные приключения в ее понимании не особенно-то увязывались, но земляне действительно могли придумать абсолютно все, что угодно. Не стоило удивляться…
- По одной из версий, даже нас самих они тоже придумали! – словно угадав ее мысли, прочавкала дьяволица. – Слышала такую гипотезу?
- И что мы будем делать теперь? – нахмурившись, перевела разговор Леонора.
- Ты – вообще-то, ничего. Разве что решишь полюбоваться, как я буду работать… – Лола забросила в рот остатки шоколадки и скомкала фольгу в пухлом кулачке. – Что ж, подружка, не пора ли пробежаться по магазинам? Смертные не этих своих весенних распродажах и душу свою готовы спустить с сезонной скидкой!
Она не без мелодичности рассмеялась, заставив ангела еще сильнее нахмуриться.

Торговый центр, и без того всегда многолюдный во второй половине дня, сегодня и вовсе гудел, как огромный улей. Казалось, землян сюда набилось втрое, если не в четверо больше, чем обычно и они проталкивались между разнообразных витрин внутренних магазинчиков почти таким же плотным потоком, как те неведомые существа из устроенного в Комнате Поединков «кондитерского ужастика».
Наверное, Леонора все-таки была дурным Хранителем, да и вообще помощником никудышным. Практика на Земле для того и нужна была, чтобы научится понимать людей, а ей за приближающийся уже к концу учебный год так и не удалось это, как бы Леа ни старалась. Неудивительно, что у Лолы, принципиально прогуливающей почти все занятия, а действовать предпочитавшей по чистому наитию, все равно лучше получалось находить общий язык с их общей подопечной! В частности, ангел никак не могла понять, что за притягательность такую для людей покупки ради самого факта покупок, а не потому, что та или иная вещь им нужна. А для Анны-Лизы это имело отчего-то очень большое значение.
- Не могут же абсолютно все бутики сегодня быть открыты! – рассеянно пробегая взглядом небольших темных, как маслины, глазок по витринам, пробормотала Лола. Вряд ли она обращалась к оппонентке, скорее просто размышляла вслух. – Следовало ожидать, конечно, но если… ага!
Заметив одну зияющую темнотой витрину, за которой болталась табличка «Закрыто», дьяволица хлопнула в ладоши и, чуть увеличив скорость, поспешно нырнула в полузеркальную витрину. Леа не стала спешить за ней следом – хотя и намеревалась как можно внимательнее следить, что взбрело противнице в голов на этот раз.
Она всегда старалась. Но не особенно-то это помогало. Тяжело вздохнув, ангел запретила себе думать в таком заранее пессимистичном ключе, что так же подтачивало чистоту восприятия, как и чрезмерный оптимизм.
Когда Леонора тоже оказалась внутри неработающего бутика, Лола уже в обличье смертной девушки деловито осматривалась. Пожалуй, ничем, кроме отсутствия лиловых рожек над коротенькой челкой да аналогичного оттенка маленьких перепончатых крылышек за спиной, это обличье существенно и не отличалось, разве что костюм продавщицы, состоящей из простой блузки и прямой юбки чуть выше колен, шел перевоплотившейся дьяволице гораздо больше обычных ее легкомысленных кукольных платьев, которые даже девушке куда более изящной комплекции следовало бы носить с осторожностью. Вместо двух торчащих на голове, словно пуки хорошо пощипанных перьев, «хвостиков» круглое личико обрамляло средней длинны «каре» из черных до фиолетового отлива волос. Рассмотрев сначала магазинчик изнутри, потом свой измененный образ, Лола кивнула зависшему в воздухе над плечом хозяйки серо-белому хомяку, после чего сняла со стекла табличку «закрыто», поменяв ее на объявление со стандартным обещанием специальной акции и каких-то там невероятных скидок, включила свет и прошествовала за небольшой прилавок с кассой.
- Будем ждать! – обращаясь к хомяку, но, наверное, и для Леоноры тоже, негромко провозгласила дьяволица.
Ничего уточнять даже не хотелось, наверное, из-за нежелания лишний раз констатировать, что ждать предстоит определенно ничего хорошего! Да и не отличалась Леа особенным любопытством.

На самом деле, от Лолы в работе с подопечной никогда не требовалось особенного рвения. Уже к началу практики Анна-Лиза имела склонность и без участия искусителя спорные ситуации гораздо чаще разрешать, как ей казалось, в свою пользу, а на самом деле неосознанно подбрасывая «очков» дьявольской стороне. Леоноре потребовалось некоторое время, чтобы просто научиться видеть, просто видеть, как должно Хранителю, лучшие качества девушки под этой коркой из кичливых нарядов по последней моде, косметической штукатурки и неприязненного отношения почти ко всему окружающему миру и большинству людей в нем. Вот только немногим это ей помогло: пока сама землянка искренне полагала эти качества бесполезными, не имело никакого смысла и взывать к ним. Порой Леа даже сомневалась, можно ли вообще считать качествами то, что не проявляется в человеке совершенно никак, несмотря на попытки гнать от себя подобные мысли, в течении учебного года они становились все более и более настойчивыми. Как помогать тому, кто сам этой помощи не желает? И не сказать же, чтобы Анна-Лиза была в теперешней своей жизни счастлива, но изменить что-то, если и пыталась, то совершенно не в ту сторону, стараясь забить пустоту в своей жизни как можно большим количеством атрибутов внешнего, поверхностного благополучия.
Долго ждать не пришлось. Лола конфету этак седьмую из поставленной рядом с кассой коробки скучающе расколупывала, чтобы презентовать орешек замершему в немой мольбе хомяку, когда дверь в небольшой павильон приоткрылась и внутрь прошмыгнула уже нагруженная несколькими пакетами долговязая блондинка в розовых брючках и бело-голубом гибриде кофточки с майкой.
Почему дьяволица была уверена, что их подопечная непременно заглянет сюда во время своей прогулки по торговому центру, вопросов не возникало – Анна-Лиза редко проходила мимо какого бы то ни было бутика или магазинчика косметических средств. Немного непонятнее, что Лола планировала делать, если бы появились еще какие-то покупатели, народу в это время суток по центру ходило немало – не собиралась же она для большей убедительности по-настоящему играть роль продавца? А может – и собиралась…
- Добро пожаловать! – с формальной улыбкой оборачиваясь к посетительнице, поприветствовала дьяволица. Конфета «шишечка» раскрошилась в ее пальцах, осыпавшись на стол, где ошарашенный таким внезапным счастьем хомяк с оперативностью снегоуборочной машины подмел не только орешек, но и кусочки шоколада, после чего неуклюже ушмыгнул куда-то от недовольно скошенного взгляда хозяйки. Блондинка-покупательница не заметила его или просто не обратила внимания, в ответ на приветствие меряя Лолу многозначительным взглядом, какой только способна изобразить девица, от природы высокая и тощая, как мурена, но прилагающая постоянные усилия для того, чтобы еще сильнее походить на моделей с обложек глянцевых журналов – при виде толстушки, которая, стоило только выпасть нескольким свободным минутам, использует это время для того, чтобы набить рот конфетами. Улыбка Лолы, однако, ни на миг не дрогнула. – Могу я чем-нибудь помочь?
Анна-Лиза скептически изучила «рабочий» наряд самой дьяволицы и отрицательно качнула головой. Видела бы она, что Лола в истинном обличье на себя напяливает – хоть просто для сравнения!
- Я лучше просто… осмотрюсь сначала.
Искусительница-практикантка приглашающим жестом обвела пестрящие на рядах многочисленных вешалок наряды, а сама, как могло показаться, переключила внимание обратно на коробку с шоколадом. Минут десять Анна-Лиза без особой цели перебирала вещички самых разнообразных фасонов и расцветок, время от времени то шныряя с ворохом вещей в примерочную, то возвращаясь обратно к полкам и вешалкам. Леоноре наблюдать за этим было откровенно скучно, да и Лоле, кажется, тоже, поэтому через некоторое время, отодвинув еще не до конца опустошенную коробку, дьяволица вышла из-за прилавка.
- Вы, как я вижу, вполне самостоятельны и обладаете весьма изысканным вкусом, – дипломатично обратилась она к подопечной. Несколько излишне, на взгляд Леа, дипломатично, поскольку реплика была враньем от первого и до последнего слова. Манеру Анны-Лизы одеваться целиком и полностью формулировали модные журналы, реклама и подруги, иногда можно было подумать, будто та в принципе не способна решить самостоятельно, что красиво, а что – нет. – Но все-таки мне очень хотелось бы Вам помочь. Если позволите, я могла бы показать модные новинки в дополнение к уже выбранным вещам.
- А Вы точно в этом разбираетесь? – с сомнением протянула блондинка. Подруги к ее походу по магазинам сегодня отчего-то не присоединились, а потребность слышать хоть какие-нибудь оценки со стороны никуда не делась. Другое дело, что Лола мало походила на авторитетного советчика в вопросах моды и стиля.
- Разумеется! Я просто эксперт в вопросе как высокой, так и повседневной моды… – изобразив несколько преувеличенное воодушевление заверила Лола, но, поймав еще один недоверчивый взгляд сверху вниз, запнулась и смущенно хихикнула. – Ну, теоретически, разумеется. Промышленность не предусматривает подобные вещички моего размера. Собственно, поэтому мне и нравится работать консультантом в магазинах – это дает возможность все-таки реализовывать свое увлечение, пусть даже и на других людях. В конце концов, Вы же можете просто не слушать советы, если она Вам не понравятся, не так ли?
- Ну… да. Я действительно не уверена точно…
Подопечная растерянно кивнула на очередной ворох разноцветных тряпок в своих руках. Лола с каким-то даже сочувствием мягко улыбнулась.
- Вам, должно быть, всегда непросто выбирать наряды? – предположила она и, дождавшись, когда подтемненые тоненькие брови Анны-Лизы недоуменно взлетят вверх, добавила. – Такой хорошенькой девушке к лицу, должно быть, абсолютно все! Это значительно усложняет выбор чего-то конкретного.
- А… – блондинка машинально кивнула, косясь на большое зеркало за отброшенной занавесью пустующей примерочной. Вообще-то внешностью своей Анна-Лиза никогда не бывала в полной мере довольна, постоянно выискивая недостатки, но сейчас, когда рядом стояла Лола для сравнения, землянку в кои-то веки захлестнуло чувство собственной полноценности. Да, пожалуй, Леонора поторопилась думать, что ее оппонентка в качестве продавца одежды сама себе окажется явной антирекламой! Как в очередной раз подтвердилось, та знала их подопечную гораздо лучше Хранительницы. – Ну, между просто хорошим видом и идеальным видом все-таки есть разница!
- О, безусловно!
Ритуал перебирания и примерок возобновился, разве что скучала теперь уже только невидимая Леа, а дьяволица и подопечная с возрастающим увлечением полностью погрузились в процесс, попутно обсуждая какие-то непонятные торговые марки и имена не то каких-то звезд, не то деятелей мира высокой моды. Со стороны их оживленная беседа звучала полнейшей бессмыслицей… может быть, Леоноре стоило проконсультироваться с кем-нибудь, во всем этом разбирающимся, ведь и среди ангелов такой была, например, Дольче? Если бы только разговоры с самой Дольче получалось хоть немного осмыслить! Эх… а ведь Леа так хорошо училась в младшей и средней школе Энжитауна! Она была уверена, что неплохо готова и к практике на Земле, но все знания почему-то оказались бесполезными и вчерашней отличнице приходилось с болью осознавать, что результаты у нее никуда не годятся. И характер подопечной – не оправдание! Тем людям, которые сами себя умеют направлять по правильному пути, ангелы и не особенно-то нужны, а в помощи нуждаются именно такие, как Анна-Лиза… нуждаются, да только попробуй, убеди некоторых из них в этом! Чего девочка никак не могла себе представить, так это того, что придется, по сути, навязываться…
- Надо бы проверить, сколько там осталось на карточке! – после, как казалось, целой вечности возни припомнила землянка, вынырнувшая из примерочной в шуршащем зеленом платье-сарафане, материал которого больше всего напоминал Леа оберточную бумагу для подарков. – Родители лимитировали мой личный счет, говорят, я слишком много трачу… Эх! – она окинула тоскливым взглядом внушительную горку отложенных нарядов. – Так много удачных вещичек сегодня нашлось, а придется оставить хорошо если половину.
Лола с сочувствием покивала и, с видимым сожалением отложив охапку разноцветных тряпок, прошла обратно за кассу.
- Будем пробивать по одному, пока на счете что-то останется… Все равно времени ходить по другим магазинчикам у меня уже нет, мы с девчонками… Ой! Надо же, как быстро пролетело время! Эта гарпия Рика теперь вся ядом изойдет, что я заставила их ждать! – состроив еще более печальную гримасу, покосилась на свои часики Анна-Лиза. – Теперь не смогу выкупить остальное до следующего поступления на счет, вот пакость!
- Согласна! – на миг отвлекаясь от стука по клавишам кассы, тут же согласилась Лола. – Это обычное родительское лицемерие: вечно ограничивать детей в чем-то и непременно уверять, что это делается для их же блага. Впрочем, мой папочка абсолютно прямо заявлял, будто я его объедаю!
Судя по пробежавшей по лицу Анны-Лизы тени, блондинка вполне допускала мысль, что такое обвинение имело некоторые основания, но и Лолу обижать не хотела, и сейчас была чересчур расстроена перспективой оставить в магазине часть запланированных покупок, за что моментально перенесла обиду на «жадничающих» родителей, чтобы мыслить критически. Искусительница ловко выстукивала на клавишах, оформляя одну покупку за другой, а подопечная наполовину машинально черкала карточкой… спохватившись только когда ворох отложенных нарядов истаял на две трети, а под ногами выстроилась целая колонна сумок-пакетов с упакованными вещами.
- Там что, еще есть деньги на счету?
- Оплаты проходят. – Лола пожала плечами. – Может, там оставалось больше, чем ты думала?
Анна-Лиза с сомнением наморщила лобик. Скорее всего, она прекрасно знала, что больше на счету остаться не могло никак, но «факт» проходящих вопреки этому оплат оспаривать совершенно не хотелось. Слишком это напоминало землянке неожиданный подарок судьбы.
А Хранительнице-практикантке – приманку в расставленной ловушке! Похоже, Лола все-таки не исключительно развлечься и поболтать о моде решила, а успешно совмещала приятное с полезным. Ну, вернее, с вредным, как и положено дьяволице.
- Или, может быть, произошла какая-то банковская ошибка и с твоего счета просто не снимаются средства… то есть, снимаются, но не убывают? – выдала еще одно «предположение» Лола. – Тогда надо позвонить в банк и сообщить о сбое… вот, проверь баланс счета.
Анна-Лиза еще раз чиркнула карточкой и набила пароль, пристально уставившись на какие-то ряды цифр в выползшем чеке. В растерянности покусала губу, бросила неуверенный взгляд на груду еще не пробитых покупок, снова уставилась на чек…
- Ну, так что? – с ободряющей улыбкой переспросила пухленькая чертовка.
- Да… ты была права… Кажется, на счету оставалось больше, чем я думала! – неуверенно помявшись в начале фразы, отчаянно выпалила землянка. Чтобы заподозрить ее в этот момент во вранье не нужно было быть ни ангелом, ни дьяволом, хватило бы и простой наблюдательности. Но Лола проигнорировала странный скачок тона, поэтому Анна-Лиза, слегка взяв себя в руки, уже спокойнее продолжила. – Кажется, я все-таки смогу купить все это сегодня. Пробивай все сразу – а то Рика и Фиби, наверное, меня уже заждались! Ох, надеюсь, они не ушли и помогут мне все это дотащить…
- Удачный день! – снова забарабанив по клавишам, весело констатировала дьяволица.
- Весьма удачный! Огромное спасибо за помощь, я и не думала, что столько всего удастся найти…
Ну да! Не говоря уж о том, что все это удастся еще и приобрести – Леа почти не сомневалась, что здесь тоже не обошлось без участия ее оппонентки, но подопечной этого знать было неоткуда.
- Да брось! Приятно было с тобой пообщаться, милая! – чертовка протянула Анне-Лизе длинный закрутившийся спиралью чек. – Да, кстати… если у тебя оказалось больше денег на счету… Ох, мне не хотелось бы показаться навязчивой со своими советами!
- Ну что ты! – почти с возмущением воскликнула блондинка. Лола демонстративно поколебалась и с наигранной неуверенностью продолжила.
- Я в одном из соседних павильонов видела босоножки и сумочку, которые просто идеально подойдут к лавандовым бриджам, которые ты купила сегодня. Может, тебе стоило бы хотя бы взглянуть… Слушай! Завтра я работаю в первую смену, а потом, может быть, погуляем вместе по центру? Я так люблю ходить по магазинам, но сама-то… Так, может, тебе смогу еще чем-нибудь помочь. Извини, наверное, это глупо.
- Это нечестно! – вставила Леонора, но Анна-Лиза ее, разумеется, не услышала, а Лола пропустила протест мимо ушей.
- Разумеется, я не против! – воодушевилась подопечная. Ее скептическое отношение к не слишком-то фешенебельной внешности самой Лолы успело улетучиться, получить еще несколько советов, да еще с оттенком «одолжения» со своей стороны казалось очередным подарком судьбы за сегодняшний день. – Буду очень рада еще с тобой пообщаться! Увидимся завтра!
- Непременно!
Дьяволица помогла Анне-Лизе не без труда, но все-таки уместить в руках все бесчисленные пакеты с покупками и, любезно распахнув перед навьюченной, как ослик, блондинкой дверь, помахала ладонью.
- Ты…ты… это ведь ты, да?
- Хакнула ее счет на этой карте, – закрыв дверь и сквозь витрину удостоверившись, что подопечная ушла достаточно далеко, подсказала Лола. – теперь это такой небольшой аналог Рога Изобилия, сколько ни черпай – не убудет. Ну, по крайней мере, пока в банке не заметят сбой, но я приняла кое-какие меры, чтобы подольше не замечали.
- Но это же мошенничество!
- Разумеется.
- Ты не имела права… Анна-Лиза же не сама…
- Это могло быть обычной ошибкой системы, но она сделала выбор, когда просматривала свой баланс. Можно ведь было признаться в том, что со счетом что-то не так, но она предпочла просто воспользоваться возможностью. Отличный выбор! – снова изобразив манеру продавца, с наигранным восторгом подытожила чертовка. – Как говорят в касте Обжорства – как можно себе любимой в чем-то отказывать! Ну что, ангелочек, попытаешься что-нибудь сделать?
Леонора на миг замерла, раздумывая, будить ли свой фамильяр для перевоплощения, и в конце концов вместо этого материализовала на ладони мобильный телефон из нежно-сиреневого пластика.
- Прошу прощения, мисс! – терпеливо прослушав гудки в течении полутора минут, но все-таки дождавшись ответа, заговорила она. – На ваше имя записан счет номер… – Леа выговорила длинный набор чисел. – Сегодня в системе обнаружился вирус, несколько счетов оказались повреждены, теперь мы проверяем, насколько это распространилось… у Вас все в порядке. Уверены? Может быть, стоит проверить карту… Мисс?
В трубке снова запищали гудки. Зачем-то подержав ее у уха еще некоторое время, Леа отстраненно слушала этот писк. Что же… как и почти всегда, ее просто не захотели даже выслушать!
- Не нравишься ты ей! – словно угадав мысли оппонентки, сообщила Лола. Кажется, даже без какого-то злорадства.
- Это я и без тебя заметила! Но почему? – автоматически откликнулась ангел, отключая и дематериализуя телефончик. Еще не вернувшаяся в истинное свое обличье дьяволица хихикнула.
- Ты еще спрашиваешь! Модой не интересуешься, одеваешься, как прилежная мамина дочка – а выглядишь при этом гораздо лучше, чем она, сколько бы Анна-Лиза ни убивала времени и средств на то, чтобы выглядеть как модно более броско. Не знаю, как с этим в Энжитауне, но на Земле, как и в подземельях, некоторым девчонкам этого вполне достаточно, чтобы возненавидеть тебя с первого взгляда!
Угу, и сейчас, когда разговор – если можно это так назвать! – происходил по телефону, конечно же, невероятно важно, как и кто выглядит!
Почему это вообще так невероятно важно? Впрочем, если Лола вызывала симпатию у Анны-Лизы именно тем, что та могла чувствовать себя на ее фоне красавицей…
- Это глупо. У меня самая обыкновенная естественная внешность.
- Самая обыкновенная, естественная! – передразнила Лола. – Для ангела – разумеется. Что же… думаю, больше жребий нам не понадобится, раз Анна-Лиза сама пригласила меня завтра прогуляться по магазинчикам, прямо как настоящие подружки…
- Зачем ты все это делаешь? У тебя же и без того были хорошие результаты по практике?! Ну, то есть – плохие, как у вас и требуется! Ты могла бы больше ничего не делать – все равно прошла бы этот уровень! Зачем теперь тащить подопечную еще глубже в болото, втягивая ее еще и в проблемы с законом?!
Слегка отпрянув от этой внезапной вспышки, чертовка красноречиво развела ладошками.
- Я же сказала, мне нравится ходить по магазинам, я люблю все эти вещички, но не могу изменить обличье в достаточной мере для того, чтобы мне самой все это подходило. Просто невероятная удача, что Анна-Лиза мне так подвернулась… это даже лучше бжд-куколок!
- Ты… ты считаешь подопечную куклой для нарядов?! – ахнула Леа.
- Как видишь, ей это отношение очень даже нравится! Некоторые люди совсем не против быть чьими-нибудь куклами… Эй, Мотя, запускаем обратное… Мотя! Ах, ты, зараза пушистая!..
Хомяк, надолго оставленный без хозяйского внимания, как видно, тоже счел происходящее подарком судьбы и все выпавшее время посвятил планомерному перетаскиванию оставшихся в коробке шоколадных конфет в «укромное место», впрочем, находящееся тут же, на прилавке за кассой – и теперь бдительно возлежал на слегка обгрызенных шоколадках, словно дракон на груде золота.
Пока дьяволица пыталась донести до обнаглевшего талисмана свое справедливое возмущение по этому поводу, Леонора отвернулась и уставилась на свое зыбкое отражение в «изнанке» стеклянной витрины. Может быть, у такого ангела, как, например, Дольче получилось бы найти с Анной-Лизой общий язык куда лучше? У этой неорганизованной, взбалмошной, не проявлявшей никакого интереса к учебе болтливой девчонки с похожими на клубничную сахарную вату волосами, которая наверняка не была в младшей и средней школе отличницей – но зато обладала чутким сердцем и умела понимать землян, а значит, была гораздо лучшим ангелом, чем Леонора со своими бесполезными книжными знаниями! Отличный урок скромности, не поспоришь. Но это никак не проясняет, что же делать здесь и сейчас, чтобы уберечь Анну-Лизу от совсем уж грандиозных ошибок!
Если бы у подопечной были настоящие друзья, а не эти две девицы, с которыми она отчего-то постоянно общалась, хотя за глаза и в мыслях называла Федерику «гарпией», а Фабиану «самодовольной выскочкой», и от чего-то панически боялась, что «самые популярные девушки в школе» могут изгнать из своего круга. Но с другими одноклассницами у Анны-Лизы были далекие от хороших отношения – Жиневра ее раздражала, должно быть, по той же причине, что и Леа, естественной миловидностью, которую, ко всему, многие считали гораздо большей красотой, чем намеренная броскость, а двойняшки Хелен и Джулия – тем, что происходили из очень состоятельной семьи, хотя сами сестры почти никогда и не акцентировали на этом внимание. Что снова возвращало к изначальной проблеме – сама Анна-Лиза никакой проблемы в своей жизни не видела и просто не захотела бы завязывать отношений с кем-нибудь, кто мог бы ее убедить в существовании совсем других жизненных ценностей.
Если человеку нравится быть куклой – не стоит ли признать и на это тоже его свободу воли… или свободу безволия, если точнее!
И не стоит ли признать при этом себя совершенно некомпетентным Хранителем?!

0

5

Метафора игры подопечными в шахматы уже была - теперь пошла игра в куклы :)

0

6

Джейкоб
Дополнительные занятия уже подошли к концу. Сидящий у окна взъерошенный мальчишка в больших очках принялся с намеренной неторопливостью рассортировывать и складывать в рюкзак свои школьные принадлежности, дожидаясь, пока в коридоре поредеет толпа учеников, тоже оставшихся на разнообразные факультативы. Хоть их и было существенно меньше, чем учеников на обязательных ежедневных уроках, отчего-то пробку и толкучку в холле эти немногие ухитрялись создать впечатляющую.
Кроме того, не хотелось бы случайно встретиться с трио местных лоботрясов, которых наверняка оставили после занятий в наказание за какую-нибудь очередную выходку.
Что же, по крайней мере, времени у него теперь предостаточно. За почти уже минувший год Джейкоб успел, пожалуй, привыкнуть к тому, что может полностью располагать практически всем своим свободным временем. Неплохо звучит… определенно неплохо. Успеется и навестить питомцев в приюте и, переделав все запланированные дела, оставить немного времени для… еще для чего-нибудь. Уж занятие всегда найдется!
Раньше во второй половине дня ему частенько приходилось просиживать в гостях у Андреа, не без удовольствия прожигая какое-то время на то, чтобы подолбить игровую приставку, а попутно все-таки убедить своего немного разболтанного приятеля в необходимости вспомнить и о домашних заданиях. Впрочем, Эндрю гораздо охотнее брался за уроки, когда рядом был Джейкоб, у которого всегда можно было что-то уточнить или попросить совета.
Он всегда был весьма неглупым, просто усидчивости и трудолюбия зачастую не хватало, чтобы уделять учебе достаточное внимание. Неудивительно, что теперь, за минувший год, Андреа стал делать гораздо больше успехов самостоятельно…
«И неудивительно, что я ему теперь не особенно-то нужен…»
Тут же устыдившись своих мыслей, Джейкоб передернул плечами. Что же, Жиневре удалось то, что с младшей школы не удавалось ему – не просто помочь его другу в учебе, но и заинтересовать того в самостоятельных достижениях. Джей был за них искренне рад. Вот только… только теперь, когда они первое время все еще пытались – уже втроем – собираться для таких совместных занятий и просто времяпровождения, теперь он неизменно чувствовал себя лишним, поэтому вскоре из неловкости перестал принимать приглашения, отговариваясь собственными планами и делами. Кажется, Эндрю не обижался – да, собственно, поводов для расстройства у него уж точно не было. Что свидания с Дженни, что куда более увлеченные занятия в баскетбольной секции – все это было явно увлекательнее видеоигр.
… И общества лучшего друга.
Но, Джейкоб же сам решил, что не хочет их стеснять. Да и вообще, у каждого из них свои интересы, свои увлечения, свои дела и жизненные планы – совершенно естественно, что, сохранив хорошее в целом отношение, постепенно друзья слегка отдалились. Каждому чаще приходилось общаться с кем-то, так сказать, своего круга, с людьми, у которых были похожие интересы и общие дела. Например, познакомился же Джей с Аном. Особыми друзьями, конечно, их было не назвать, так, что называется, в хорошем знакомстве – Джейкоб частенько встречал этого немного рассеянного мальчишку с восточной внешностью на разных дополнительных занятиях (отчего-то Ан очень путано и нерегулярно посещал их) или в библиотеке. С новым знакомым отчего-то невероятно легко оказалось вести доверительные беседы, иногда мальчишку посещало странное чувство, будто Ан понимает его гораздо лучше, чем Джей сам себя способен понять, а случайно обороненная черноволосым пареньком мысль довольно часто по случайности оказывалась ключиком к решению, над которым Джейсон в тот момент ломал голову, но отчего-то не мог сформулировать. Странно…
И, тем не менее, если бы Джейкоб мог выбирать, не обязуясь считаться с происходящим в жизни – ну, вообще – он без раздумий предпочел бы прежние посиделки с Андреа и препирательства из-за того, что друг желал мучить видеоигру, когда сам Джей настаивал на подготовке к грядущему тесту, всем этим доверительным увлеченным беседам с Аном. Эндрю был совсем другим человеком – и дружба с ним как будто раскрывала мир в новых горизонтах, самому Джею незнакомых, а Ан… о, Ан поистине был из того же теста, что и сам Джей. Пожалуй, мальчишка в жизни не встречал человека, так влюбленного в книги и увлеченного получением новых знаний. Словно…
«Словно рафинированная копия меня самого»
Вряд ли кому-то придет в голову дружить с зеркалом – что нового оно может рассказать. Разве только окажет поддержку в прояснении того, что можешь показать ты сам, взглянуть на себя со стороны, разобраться в себе. Но кто захочет ограничивать взгляд на мир самим собой?
«Разве что кто-нибудь из этих школьных красоток!» – припомнив еще одну выдающуюся троицу, ненамного в меньшей степени, чем хулиганы, служащую головной болью класса, мысленно хмыкнул Джейкоб. Нет, у него самого не было ни малейших причин жаловаться на разряженных смешливых куколок, его они никогда не донимали. Возможно, потому, что парней вроде Джея в их мире просто не существовало, проучившись почти три года в одном классе ни одна из них, вероятно, и имени его бы не вспомнила. Гораздо меньшая проблема, чем постоянные наезды и подначки шпаны. Вероятно, сам Джейкоб платил бы девичьей троице в точности тем же, только вот за Жиневру – вечную мишень их сомнительного остроумия и неконструктивной критики – было обидно. И за свое полнейшее неумение заступиться – ведь это только обрушило бы еще худшую лавину насмешек…
«Мы живем в разных мирах. Им нет причины хоть как-то со мной считаться – точно так же, как и мне с ними!»
Если с Андреа у них были… то есть – есть еще точки соприкосновения личных вселенных, то многие другие в классе с тем же успехом могли бы жить где-нибудь на другом краю галактики!
Странный тип выскочил откуда-то из-за поворота, когда погруженный в размышления Джейкоб подходил к лестнице, едва не заставив испуганно отпрянуть. Впрочем, разглядев неожиданного пришельца, парень немного расслабился. Этого типа, слегка напоминающего пижонствующее пугало, Джей знал и не так уж редко встречал в школе, хотя и понятия не имел, в каком этот мальчишка учится классе. Вообще-то, пунктуальными посещениями занятий этот вечно помятый и слегка отсутствующий тип себя явно не утруждал. Им приходилось иногда перекидываться парой слов, но, поскольку разговор этот не был никому из собеседников интересен, выходило это натянуто и Джейкоб, не смотря на попытки быть вежливым, старался как можно быстрее сворачивать эту карикатуру на общение. Но тип – интересно, как его хоть зовут-то? – продолжал то и дело заводить пустые разговоры, на редкость коряво выстраивая фразы… У Джейка порой мелькало странное подозрение, будто тому что-то от него нужно, но совершенно не понимал – что.
- Ага! – стаскивая с лохматой каштановой шевелюры огромные наушники и оставляя их болтаться на тонкой шее, с неприятным радушием воскликнул парень. – Типа, это мы удачно встретились, ты-то мне и нужен.
- Даже не представляю себе – зачем! – честно откликнулся Джейкоб, возможно, вложив в интонацию немного большую неприязнь, чем это позволяла бы вежливость. Этот парень ничего плохого ему не сделал, а грубить человеку только за то, что он тебе неприятен – не самое достойное поведение.
- Понимаешь, приятель… ты же в своем классе типа самый умный, как я слыхал.
- Ну, я бы так не сказал…
Жиневра, например, училась ничуть не хуже. Кроме того, школьная успеваемость во многом достигалась за счет аккуратности и трудолюбия, а не какого-то там особенного интеллекта.
- Учишься говорю, типа, хорошо.
- Ну… особенных трудностей не возникает, – осторожно признался отличник. Лохматый скорчил мину, совершенно непонятно что должную выразить и, доверительно понизив голос, пояснил.
- Приятель, может, типа, ты мне поможешь с курсовухой? Последние сроки горят, завтра сказали хоть предварительный вариант вынь да положь! Сам я никак въехать не успеваю, хошь аж в лепешку расшибись, а если загремлю на второй год – батя с меня железно голову снимет! Если тебе это не сложно – прояви, ну, эту, как его? – милосердие! – на сей раз скорченная мина носила явно умоляющий характер. – За мной не заржавеет – сочтемся!
- Ты что, всерьез полагаешь, что за один вечер можно так просто взять и сделать то, что почему-то в течение целого семестра не удосужился?! – наглость типа потрясала настолько, что у Джейкоба не получилось даже возмутиться. Лохматый принялся лихорадочно копаться в своей сумке, зачем-то демонстрируя рассыпающуюся стопку листов – таких же помятых и неряшливых, что и он сам.
- Я… типа… ну, с расчетами все никак не могу въехать, понимаешь. Я подумал, вы типа в прошлом году это уже делали… Но просто сдуть чужой курсач – типа, сразу хвост прищемят. Надо по своей теме. Понимаешь?
- Но…
Кое-как сложенную стопку помятых бумаг продолжали настойчиво пихать Джейкобу в руки, пока мальчишка полуавтоматически не взял их просто из опасения, что готовая рассыпаться куча вот-вот полетит им под ноги. И тут же рассердился на себя за это.
- Слушай, у меня, между прочим, свои дела есть! Почему я вообще должен решать твои проблемы? Тем более – естественные проблемы, в которых ты сам же и виноват?
- Потому что ты эт-та… – по вытянутому, слегка лошадиному лицу пробежал какой-то странный тик. – ты – добрый, во!
Сейчас Джей себя добрым, мягко говоря, ни капельки не чувствовал.
- Допустим, курсовую работу ты сдашь – но что будешь делать потом? Второй год – это не наказание, а необходимость в случае, если ты недостаточно освоил основы, прежде чем продолжать обучение!
- Сомневаюсь, что объясню это бате… Что-нибудь придумаю за лето, мне бы сейчас как-нибудь вывернуться, сечешь?
Вот с какой стати он вообще начал оправдываться и что-то объяснять? Почему не хватит характера просто взять и ответить «нет»? Жиневра подобного оболтуса даже и слушать бы, наверное, не стала… но, должно быть, этот тип не хуже это понимает, раз обратился именно к Джейкобу! Ну уж нет – в конце концов, у него тоже есть характер!
- В конце концов, у меня есть свои дела! Я не могу весь остаток дня посвящать тому, что ты вообще-то должен был делать…
Отличник попытался вручить бумаги обратно хозяину, но тот поспешно отскочил на шаг и протестующе замахал ладонями.
- Конечно, если найдешь время. Типа, посмотреть. У меня же реально вообще без вариантов – на тебя вся надежда и все такое…
Вообще-то, следовало проявить твердость. Даже не только потому, что Джейкобу сейчас норовили натурально сесть на шею, но и в интересах этого нахала, вообще-то, обязанного понять, что переваливать свои проблемы на других получится не всегда. Пусть лучше этот урок он получит в школе, где ничего страшнее второго года и родительского недовольства ему не грозит. Именно так.
Джей заглянул прямо в мутноватые глазки собеседника, собираясь решительно высказать все это вслух…
- Если найду время, – выдохнув, убито ответил он. – но ты должен понимать, что это не решение проблемы. Придется самостоятельно догонять программу за лето, если не хочешь в следующем году столкнуться с еще большими проблемами.
Лохматый быстро-быстро закивал с таким преувеличенно-кротким видом, что Джейкоб почти не сомневался – налегать на учебу этот тип не планировал совершенно. Может, следовало предложить помочь с освоением программы по-настоящему? Это было бы правильнее, чем соучастие в каком-никаком, а все-таки мошенничестве, да и Джей только что себе жаловался на недостаток общения с другими людьми – теми, кто действительно были другими. Но… все же он предпочел бы в чем-то себе симпатичных «других людей»! Нехорошо, конечно, судить по внешности… И по манере разговора… И по проявленной безответственности – даже если к нахальному поведению и вынуждали обстоятельства…
А прямо говоря, этот парень Джейкобу категорически не нравился – абсолютно во всем. Может, это и не совсем правильно, но навязываться с непрошеной помощью совершенно несимпатичному тебе человеку – это уж чересчур, даже когда привыкаешь считать себя, уж если не добрым, то хотя бы порядочным и отзывчивым.
- Вот и ладушки! – не дожидаясь, пока собеседник разберется в своих мыслях, лохматый без особой вежливости приобнял Джея за плеч, приятельски хлопнув по спине. – Типа, ну, завтра в школе увидимся! Спасибо, что выручил…
- Я еще не…
Однако тип, натянув на голову наушники, уже в полном отрешении шагал прочь по коридору. Догонять его теперь и что-то возражать теперь, когда, по сути, согласился… то есть – не согласился, но все выглядело так, словно… вернее, это вывернуто было, словно согласие – ну, по крайней мере, как отсутствие решительного отказа, хотя Джейкоб даже…
«И когда я, наконец, научусь вести себя с людьми? Этот парень двух слов нормально связать не способен – однако же куда лучше меня добивается словами того, чего хочет!»
Вздохнув, отличник попытался хоть немного выровнять и разгладить презентованную кипу бумаги и засунул ее в свою сумку. Да уж, теперь не нужно переживать об отсутствии планов на вечер – подвести кого-то… пусть даже – такого «кого-то», будет для него совершенно невыносимо. Мерзкая эта вещь – опасаться не оправдать чьих-то надежд, когда ничего не обещал, да и до человека нет особого дела. Мерзкая, бессмысленная… но уж лучше сделать то, что в твоих силах, чем пытаться потом убедить себя, что и не был обязан.
Как правило, работа в приюте помогала ему вернуть душевное равновесие. Это было совершенно особенное место, совершенно не гнетущее, как многие подобные заведение, мрачной атмосферой, безысходностью и решетками на вольерах. Хозяйка любила повторять, что здесь – не тюрьма для животных, а их, пусть временный, но все-таки дом – до той поры, пока не получится найти для них подходящие семьи (термин «хозяева» ей обычно тоже не нравился). В итоге пригородное здание с просторным двором мало чем отличалось от самого обыкновенного жилого дома, хозяева которого очень любят животных.
Как казалось некоторым – слишком любят…
- Ты себе даже не представляешь!
Хозяйка приюта – молодая женщина несколько неформальной внешности по имени Роксана, насколько знал Джейкоб, была дипломированным ветеринаром и сейчас продолжала дистанционное обучение на зоолога, однако из-за своих экстравагантных манер, активной гражданской позиции и довольно скверного характера так и не смогла сработаться с начальством и коллективом ни одной из клиник. Огромная любовь и безграничная доброта к животным компенсировалась в ней не слишком-то приязненным отношением к людям, самому мальчишке в свое время оказалось непросто заслужить ее одобрение.
- Эти проклятые бюрократы опять отказали мне в дотации и настояли на очередной проверке! Якобы я использую приют для мошенничества – а все из-за того, что животные у нас не стерилизуются по поступлении… Р-р! Кого я охотно стерилизовала бы, так это некоторых чиновников! Но самое паршивое даже не в этом – не в первой! – моментально переключившись от вспышки негодования к резкому спаду, Роксана бессильно уронила патетически вскинутые руки. – Я ухитрилась просрочить последние счета, дуреха безголовая. В банке что-то нахимичили с переводом, а я поздно спохватилась и не проверила – теперь, если не погашу задолженность в ближайшую неделю, аренда помещения полетит к чертям – а куда я, интересно, денусь со всей этой стаей, пока проблемы не разрешаться? Куда – я спрашиваю?! Но эти недоумки же ничего и слушать не хотят!
- М-может быть, – Джейкоб, которого Роксана в порыве чувств принялась экспрессивно трясти за плечи (учитывая, что при внешнем изяществе эта женщина без труда удерживала за шкирку огромного дога, не желающего принимать лекарство или испугавшегося укола – силы у нее было предостаточно), не без труда высвободился, опасливо отступив. – мы сумеем пока что собрать нужную сумму. Я еще не отправил перевод для колледжа, может быть…
- Не хватало мне еще брать деньги у своих же работников, представляю, что на это скажут твои родители!
- Кроме того, разве на щенков не нашлись покупатели? Вряд ли счета просрочены на такую уж большую сумму…
Роксана тяжело вздохнула. Торговля животными ей, кажется, тоже всегда была не по нутру, чаще всего собаки и щенята отдавались бесплатно – главное, чтобы люди вызывали у нее хоть немного доверия и действительно любили зверей. У некоторых кандидатов при этом оставалось впечатление, будто их тестировали, как минимум, перед усыновлением ребенка! Поэтому, хоть иногда случайные щенята и продавались, прибыльным это дело никак нельзя было назвать – беспородные малютки при такой придирчивости продавца не становились ходовым товаром.
- Есть несколько кандидатов на то, чтобы принять малышей в свои семьи, сейчас мы обговариваем подробности – все может быть. Ты ведь понимаешь, что они – не товар, мы не можем ставить прибыль во главе всего.
Джей хотел переспросить – даже если от этого будет зависеть, останутся ли все остальные питомцы здесь, или окажутся распиханы по другим приютам, а то и угодят на улицу, однако в последний момент прикусил язык. Все-таки он знал Роксану достаточно давно…
- Ладно, не будем раскисать, приятель, от этого проблемы точно не решаться, да и работу по этому случаю никто не отменял. Ты не против будешь подежурить здесь сегодня, пока я бегаю по инстанциям? – женщина с необидной насмешкой подмигнула. – Никаких планов на вечер?
- Позаниматься я могу и здесь, – Джейкоб пожал плечами. Как будто у него часто бывали какие-нибудь еще дела! Заодно посмотрит, что за работку ему подкинул сегодняшний нахал… Если тот учится на класс младше, никаких особенных сложностей действительно не предвиделось и Джею вполне хватило бы свободного времени после своих ежедневных обязанностей в заботе о собаках – во время дежурства редко происходило что-то экстремальное. Тут раздражали не трудности, а сам факт навешивания дополнительных проблем… как выяснилось, сейчас, когда и собственных-то трудностей хватает. Но чем особенным мог бы помочь Джейкоб Роксане? В жизни от его школьного усердия не много-то толку!
И почему он даже не догадался спросить, как зовут-то этого типа? Неловко все же вышло… ну, тот и сам его в школе найдет, можно в этом даже не сомневаться.

+1

7

Кстати. Мефисто предлагает Джейкобу "помочь с курсовиком"... Только сейчас оценил иронию :)

0

8

Кабирия
Вообще-то юная дьяволесса терпеть не могла сталкиваться с кем-нибудь в библиотеке. Не то, чтобы это могло повредить репутации первой красавицы Золотой Школы, которая – пусть даже кто-то мог бы с этим не согласиться – совсем не без оснований считала себя еще и самой умной, как минимум, среди учеников, и именно поэтому не допустила бы ни у кого и мысли о том, будто учеба и практика требуют от нее каких-либо усилий и зубрежки. Успехи должны восприниматься, как нечто само собой разумеющееся – когда ты чего-то на самом деле стоишь! Однако такие опасения могли бы навести на мысли, будто Кабирии есть дело до чьего-то мнения, помимо своего собственного, а это, пожалуй, было еще более нелепо. Она с абсолютным безразличием отнеслась бы к тому, что подумали бы однокурсники, узнав, сколько на самом деле времени девушка проводила в каком-нибудь укромном уголке библиотеки, вдали от всех чужих взглядов… ну, практически всех – не считать же всерьез этого чудаковатого ангела с синдромом хронического отличника: тот был так погружен в чтение, что, должно быть, быстро не то, чтобы забыл о своей неожиданной соседке, а просто перестал обращать внимание на то, кто она такая. Наверное, и не узнавал ее в столовой или школьных коридорах, если вдруг им приходилось сталкиваться вне библиотеки.
До знакомства с этим пернатым очкариком Кабирия полагала, что любит книги. Даже несколько слишком любит: с детства мать сердилась на нее, предостерегая то тем, что от излишне усердного чтения портится осанка, а глаза теряют блеск, то опасностью набить себе голову чужими мнениями и мыслями вместо того, чтобы вырабатывать свои. Не то, чтобы раздраженно отмахивающаяся Кабирия вовсе не обращала на эти слова внимания… пожалуй, именно это стало для нее правилом – самостоятельно установленным, а оттого единственным, которого действительно стоило придерживаться: внимание уделять всему, но принимать из этого лишь то, что самой ей необходимо. За учебный год – почти уже минувший – земной практики Кабирия очень много почерпнула в этой огромной библиотеке, хотя и отнюдь не потому, что хоть одну книгу просто приняла на веру. Считалось не совсем нормальным, когда студенты читали так много, но уж она-то могла себе позволить не оглядываться на принятые для других нормы, если те не соответствовали ее желаниям. По меркам молодых дьяволов, пожалуй, любовь Кабирии к чтению была невероятной… Но, как выяснилось, у ангелов и в этом были совершенно иные взгляды и меры!
Сказать, что Анг Ли любил читать, было бы почти пустым сотрясением воздуха, потому что на самом деле чтение, должно быть, было самой его жизнью и мальчишка дышать бы не смог воздухом, не напоенным в должной мере библиотечной пылью. Книги были для него величайшим сокровищем…
«И, как видно, по совместительству – лучшими друзьями!» – украдкой бросая взгляд на склонившийся низко над книгой соседа по столику (тяжеловатые очки всегда постепенно сползали на кончик носа по мере того, как Анг склонялся над очередным томиком, но увлекшийся мальчишка таращился на страницу поверх, оттого нагибаясь еще ниже и в итоге этим кончиком носа туда практически утыкаясь), иногда думала Кабирия. Даже среди ангелов немного найдется желающих общаться с таким заучкой иначе, чем перед итоговыми контрольными – единственным временем, когда от собранной в голове энциклопедии Всего Обо Всем бывает в жизни какая-то польза! Хотя, конечно, еще кроссворды можно разгадывать… Памятью парень обладал даже для Вечного феноменальной – мог с полной дословностью шпарить по памяти несколько страниц всего раз прочитанного текста (как-то он это, практически на спор, в ответ на какую-то ее колкость продемонстрировал), но сколько в этой эрудированности было знания настоящего?
Каким-то образом уточнять свои догадки юная дьяволица, конечно же, не пыталась. Не настолько ей было любопытно, чтобы выражать интерес к какому-то там ангелу, который даже своим собратьям не особенно-то интересен! А Кабирию в жизни беспокоили только те вещи, что прямо или косвенно касались ее самой – если бы не эта упрямая склонность Анг Ли постоянно класть глаз на ту же книгу, что в этот день оказалась нужна самой девушке, она обращала бы на него внимания не больше, чем на пустые стулья по соседству! Хотя им порой случалось перебрасываться впечатлениями от разных книг: во-первых, неизбежно возникают темы для разговоров, когда в буквальном смысле одно и то же читаешь одновременно, во-вторых, Кабирия время от времени считала полезным оценить, как и в чем именно разнятся взгляды ангела и дьявола на одни и те же вещи. Может, Анг тоже… Учитывая, что среди авторов книг примерно в равной доле встречались и ее и его сородичи – иногда даже получалось прояснить для собеседника «непостижимую вражескую логику». Уж хотя бы логика могла бы и быть для всех единой – но, как выяснилось, даже тут ангелы нашли, как все перевернуть до зачастую противоположного! Иногда обсуждения и взаимные объяснения заканчивались спорами, но Кабирию упрямство пернатого не раздражало. Тем более, спорил он совсем не так, как Ури, то сыплющая морализаторскими банальностями, то, в очередной раз потеряв терпение (опровергая тем самым мнение землян насчет ангелов) – тем, что по небесной своей наивности считала колкостями или даже оскорблениями, что еще в самом начале учебного года забавляло, но быстро приелось. От Анга же – без всякого сарказма – вполне можно было услышать много интересного. Нет, не о гнусной и подлой натуре собеседницы, чем тоже регулярно могла порадовать Ури – обширная база знаний в самых разнообразных областях позволяла очкарику оперировать куда более любопытными аргументами, да еще и не без элегантности переворачивать сказанное самой Кабирией. Кое-что, хоть в этом девушка не призналась бы ни в жизнь, из его слов определенно стоило принять к сведению – даже если никак не возможно было согласиться с их сутью. Только энциклопедичность этих знаний и, вероятно, самой ангельской природе свойственная доверчивость мешали Ангу быть по-настоящему убедительным. Кто знает, не окажись он на противоположной стороне…
Глупые же мысли иногда имеют обыкновение лезть в голову, если время от времени не давать мозгам отдохнуть!
Вчера этот небесный птенчик упорхнул из библиотеки раньше, чем они успели дочитать книгу до конца, что само по себе случалось весьма редко. Уходить раньше случалось самой Кабирии, соскучившейся или решившей, что есть и более важные дела – Анг Ли любезно отвечал на брошенное прощание, лишь на миг отрываясь от чтения, и снова буквально нырял в книгу с головой. Он прочитывал от корки до корки даже оказавшиеся самыми нудными и неприятными вещи… конечно, ангелам как раз могло нравится именно то, что дьяволам казалось нудным и неприятным – но и книги, которые любила сама девочка, увлекали пернатого не меньше.  Но в этот раз на страницы просто выпрыгнул похожий на обломанный зеленый побег палочник-талисман, которому пришлось недовольно стрекотать и тарахтеть буквально под самым носом хозяина – не меньше минуты, прежде чем Анг Ли, моргнув, отвлекся от чтения и обратил на насекомое внимание.
- Кажется, у моего подопечного какие-то проблемы… – растерянно пробормотал парень, вслушавшись в стрекотание и автоматически поправляя в очередной раз сползшие очки.
- У этого примерного пионера? – скептически переспросила Кабирия, но ангел, кажется, сам понимал не больше. Зачем-то извинившись, он выскользнул из-за стола и нырнул в один из поворотов между книжными стеллажами следом за взлетевшим с книги талисманом.
В какой-то момент оставшейся в одиночестве дьяволице стало интересно, ей адресовалось это извинение – или, может быть, недочитанной книге? Наверное, для Анг Ли это было чем-то вроде брошенного на полуслове оживленного приятельского разговора, за что перед собеседником – даже неодушевленным – становилось бы неловко. Ну, ангелам с их причудами – становилось.
Неужели показательный разнос на лекции имел результаты и Мефисто ухитрился сделать хоть что-то? Профессор Темптель редко обращала внимание на патлатого меломана, предпочитая вправлять мозги тем, кто, по ее мнению, способен был на большее, а этот тип быстро получил негласную характеристику безнадежного, а вместе с ней и возможность весь учебный год спокойно предаваться тунеядству.  Но практика близилась к концу, поэтому куратор решила все-таки напомнить всем, для каких, собственно, целей их посылали на Землю.
Этот мелкий эпизод, возможно, в силу чистой своей непривычности, в итоге вызвал больше интереса, чем стоил. Поймав себя на том, что один и тот же абзац перечитывает уже в третий раз, Кабирия закрыла книгу и, взвесив в руке, собиралась уже вернуть на место – но в последний момент передумала. В течение года она несколько раз пыталась втихомолку стащить книги, которые полагалось читать только в зале, за пределы библиотеки, но каждый раз оказывалась поймана за уши бдительным дьяволом-смотрителем. Не то, чтобы это было особенно нужно: читальный зал был куда более подходящим местом, чем своя кошмаренка и чересчур шумной и скептически относящейся к книжным премудростям соседкой в приложении (Кабале по жизни была стопроцентным практиком и все знания старалась получать путем эксперимента, поэтому ее самообразовательный процесс частенько завершался взрывами, как внезапными, так и не очень), но найти возможность как-нибудь обойти библиотекаря  постепенно стало делом принципа.  Кажется, все возможные уловки – как из своего прежнего арсенала, так и новоизобретенные – Кабирия уже испробовала… Пока, осененная неожиданной идеей, не подлетела к смотрителю-ангелу и, изобразив как можно более умилительную мордочку, не попросила у него разрешения взять книгу на денечек с собой под обещание обращаться с ней со всей возможной аккуратностью. Поколебавшись, светлый смотритель, судя по всему, считавший ее девушкой серьезной и аккуратной, согласился, после чего Кабирия, торжествующе подмигнув библиотекарю-дьяволу (тот мог ожидать от нее какой угодно уловки, кроме ЭТОЙ), покинула своды этого рассадника знаний вместе со своим трофеем.  Разумеется, обманывать библиотекаря у девушки не было и в мыслях, она прекрасно отличала ситуации, когда такое оказывается только во вред себе.
Правда, читать в кошмарне оказалось решительно невозможно, поэтому книгу дьяволица просто припрятала понадежнее, еще не до конца определившись, что же, собственно, собирается делать с плодами своей небольшой победы.
Интересно все-таки, что такое могло случиться у этого… как его там? Джейкоба?  Интересоваться успехами Мефисто уж совсем никуда не годилось – существование таких типов во вселенной лучше всего было игнорировать вовсе, да и слабо верилось в то, что безразличный ко всему, кроме своей музыки, растяпа, мог действительно придумать что-нибудь стоящее. Его дядюшка – Кабирия знала это от собственного отца – был весьма крупной шишкой в касте Алчности, в его честь племянничка и назвали, ожидая, вероятно, что тот переймет хоть какую-то часть талантов и способностей именно у дяди, а не своего отца – типичного неудачника из касты Зависти, вынужденного работать мелким подчиненным у своего же старшего брата, родством с которым невероятно гордился, но самого брата при этом столь же невероятно ненавидел (что, собственно, и определило некогда его кастовую принадлежность). Мефисто-младший явно грозил повторить эту незавидную долю. Зачем Мефу вообще сдалась практика на Земле – и то не совсем понятно. Карьера Искусителя при его-то неумении двух фраз связать без корявости более чем маловероятно. А, учитывая, что все интересы Мефисто ограничивались музыкой – то не особенно-то он к этому и стремился. Должно быть, папаша и поставил условие – либо продолжать учебу, либо вкалывать чернорабочим в семейных рудниках или на какой-нибудь из фабрик четвертого уровня, а Меф просто воспользовался практикой, как возможностью побездельничать лишний год, а то и парочку, прежде чем оказаться на фабрике или в шахте, где таким вообще-то самое место. Проще говоря, интересоваться делами подобного однокурсника было для Кабирии невообразимо ниже достоинства.
Но почему бы не полюбопытствовать, как обстоят дела на противоположной стороне?
Поэтому утром, когда до начала занятий оставалась еще пара часов, Кабирия прихватила свой вчерашний трофей из библиотеки и отправилась на верхние – под самой крышей – этажи школьного корпуса, где и гнездились в своих мечтальнях птички небесные. Несколько пташек оказались ранними и уже успели выпорхнуть в неуютно-светлые, будто в больнице, коридоры верхнего этажа.  Царственно проходящую мимо дьяволицу они провожали недоуменными взглядами, которые та, естественно, проигнорировала, а Ури, к негласной радости, среди встретившихся по пути не оказалось – Кабирия не любило резко, без настроя переключаться с одного амплуа на другое.
Сам Анг Ли, однако, не вставал так рано, поэтому незваную гостью в дверях своей мечтальни встретил с видом столь заторможенным и слегка помятым, что не стоило и сомневаться – визит его и разбудил. Вернее даже – поднял с кровати, разбудив не до конца.  Какое-то время паренек, щуря и без того миндалевидные, лишившиеся привычных круглых очков глаза, растерянно разглядывал Кабирию, то ли и в самом деле с трудом ее узнавая вне стен библиотеки, то ли соображая, не счесть ли ломящихся в дверь дьяволов продолжением утреннего сна.
- Привет! – нарушила затянувшуюся паузу девушка, заодно намекнув на собственную реальность.
- Доброе утро, – полуавтоматически кивнул Анг Ли. – а ты…
- Утро добрым быть не может, в особенности если здесь – Я! – наставительно возразила Кабирия. – Я принесла тебе книгу… Ну, знаешь, ты вчера сбежал так неожиданно, не дочитав до конца, чем в следующий раз ждать, пока ты меня догонишь, лучше возьми сейчас.
При волшебном слове «книга», подкрепленным демонстрацией обсуждаемого объекта, ангел наконец-то проснулся окончательно и даже отчего-то заволновался.
- Книга? Но она же была из фонда, который запрещается выносить из читального зала! – взяв у подлетевшего палочника свои очки, мальчишка водрузил их на нос и еще раз – уже прояснившимся недоверчивым взглядом – изучил гостью и ее приношение. – Ваш библиотекарь разрешил ее взять?
- Нет, – просто ответила Кабирия. И, дождавшись, пока просто подозрительная мина станет слегка панической, все-таки добавила. – но ВАШ – разрешил.
В довольно темных для ангела сливового цвета продолговатых глазах за стеклами очков доверия отчего-то не прибавилось.
- Эй! В чем дело? Спроси его сам, если хочешь! – напустив на себя наигранную обиду и поджав губы, чтобы скрыть желание захихикать, воскликнула дьяволица. Анг Ли моментально смешался.
- Да… то есть – нет. То есть – извини, конечно, я тебе верю. И спасибо.
Желание хихикнуть переросло в желание рассмеяться во весь голос, но девушка позволила себе только скупую улыбку в знак того, что не рассердилась.
- Да… проходи. Только у меня беспорядок жуткий, – отступая назад, неуклюже пригласил пернатый.
- Не боишься, что потом товарищи засыплют вопросами, что же такое ты делал с дьяволом в своей комнате с утра пораньше? – выразительно закатив глаза, уточнила Кабирия, но в мечтальню все-таки вошла. О настоящем – а тем более «жутком» –  беспорядке Анг Ли просто не имел представления, но и особенной аккуратностью обстановка действительно не отличалась. Не то парню посчастливилось занимать комнату единолично, не то сосед был таким же ярым любителем печатного слова – почти все хоть относительно предназначенные для того поверхности занимали башенки из книг и кипы журналов.
- Ну, с точки зрения теории вероятности немного шансов на такое совпадение, а если сегодня не пробудится какой-нибудь вулкан в окрестностях или на город совершенно неожиданно не обрушится цунами – думаю, мне легко поверят на слово, что мы НИЧЕГО не делали! – немного лекторским размеренным тоном ответствовал парень, заставив дьяволицу все-таки поперхнуться смехом.
Немного сдвинув книжные стопки, девушка присела на край журнального столика, закинув ногу на ногу.
- Так что же вчера случилось, что ты сбежал так поспешно? – со скучающим любопытством, словно бы исключительно для поддержания разговора, поинтересовалась Кабирия, когда ангел забрал у нее библиотечный томик.
Анг Ли, однако, моментально поскучнел и понурился. Неужели произошло невозможное и Меф ухитрился хоть чего-то от подопечного добиться?
- Похоже… что ничего не случилось, – наконец убитым голосом ответил паренек. Кабирия окончательно перестала что-либо понимать! Не хочет обсуждать с ней практику, потому что опасается, что она станет подыгрывать Мефисто? Эти ангелы во всем поддерживают своих собратьев – даже в откровенно глупых начинаниях – так что вполне простительной для них ошибкой будет ожидать, что и дьяволы поступают так же. Или это как-то касается ее Жиневры? Джейкоб же был влюблен в рыжеволосую ундину в самом начале года, однако всем – включая их Помощников – казалось, что это дело уже давно забытое.
- Я весь вечер за ним наблюдал, вернулся уже затемно, – помолчав, пояснил Анг Ли. – но у Джейкоба все в точности, как и обычно. Он до вечера дежурил в этом приюте для собак, потом вернулся домой и весь остаток вечера занимался учебой.  Или это я чего-то могу понять… – голос стал совсем тихим к окончанию фразы.
- Так в чем проблема-то? – Кабирия картинно изогнула бровь. – Если он ведет себя как обычно – то есть примерно, скучно и добросовестно, разве это не то, чего вы, птички небесные, от землян добиваетесь?
- Я хотел бы знать, что у Джейкоба на сердце твориться…
- Сердце? Ну, если у него нет аритмии…
- Ты понимаешь, о чем я говорю! Я боюсь, что могу не замечать чего-то важного для самого Джея, или не понимать этого.  Люди гораздо сложнее ангелов… и даже дьяволов, – не смотря на удрученность, Анг Ли прекрасно заметил, как скривилась собеседница при последних его словах. Много этот коллекционер книжных премудростей знал о настоящих дьяволах, да и о настоящих людях!
- Да ну? Первый ученик школы, при этом не завидующий более популярным и компанейским подросткам, искренне увлеченный делом своей жизни и искренне пытающийся сделать мир добрее! Скукотища смертная, к чему вы землян и ведете… Что такого у него может быть «на сердце»?
- Если бы под ту же самую характеристику идеально не подходил Ягами Лайт, быть может, это и утешало бы! – с невеселым смешком откликнулся ангел.  Кабирия приглушенно крякнула, соображая, не ослышалась ли, но тут же снова рассмеялась.
- Думаю, если бы Джею подсунули что-то вроде такой волшебной тетрадки, тебе не удалось бы этого не заметить!
Не смотря на подавленность, Анг Ли улыбнулся.
- Ты тоже читала это, верно. Или рассуждаешь только на основании телесериала?
- По правде говоря, я предпочитаю графическую литературу европейской школы, но многие произведения имеет смысл рассматривать вне какого-либо направления. Что до «Тетрадки», то – разве я могла бы пропустить историю о столь всесокрушающей человеческой гордыне?
- Дело там вовсе не в гордыне! Людям свойственно сбиваться с пути и становиться пленниками иллюзий…
- Иллюзий! Я бы сказала, что в этой истории понимание ситуации безупречно. Нет никакого смысла уверять, что внезапно обретенная власть может испортить человека. Или деньги. Или успехи, как и наоборот, неудачи. Все это может лишь поднять на поверхность изначально заложенные в человеческой натуре качества, пусть даже до того человек сам об этих своих сторонах даже не задумывался, а стоило лишь подколупнуть…
- Но с помощью артефакта, который только и может, что убивать, у человека остается весьма ограниченный набор методов. В его руки могло попасть что-то, позволяющее менять мир как-то иначе. Не путем однозначного зла… Но больше ничего такая тетрадь не может, поэтому, встав на этот путь, человек неизбежно начинает принимать зло как часть себя. Даже когда видимой крови на руках не остается, даже оставаясь для всех слепым вестником судьбы… но при других обстоятельствах он мог бы и не пойти в этом направлении.
- А еще мог вовсе не использовать тетрадь, но сделал свой выбор!
- Боюсь, случай с террористом в детском саду был слишком сильным… мотивом. Сделать что угодно – даже для лучшего из людей. Я думаю, что и для некоторых из ангелов… наверное. А одно неизбежно тянет за собой другое.
- Этот ваш морализм! Но, я могу поспорить, Эль тебе в этой истории понравился больше!
- Ну, – Анг со смущенной улыбкой потупился. – мне нравится Мелло. Улучшенный вариант. Хотя, конечно, жаль, что эту партию не доиграли до конца в первоначальном составе. А какая еще манга тебе нравится? Я-то думал, девочки интересуются только волшебными приключениями или чем-то вроде того…
- Просто прими к сведению, что я – не «большинство девочек», только и всего. Хотя нет ничего такого в волшебных приключениях. А вообще, как я уже сказала, мне нравятся европейская графическая литература. Ты читал «Небесную куклу» или, может, для ангелов там излишне шокирующие аллюзии?
- Ох, да после манги «Гетто ангелов» меня трудно шокировать какими бы то ни было аллюзиями! – отложив книгу на спинку кресла, Анг Ли вспорхнул в сторону встроенных в стену шкафов рядом с кроватью, разумеется, битком набитых книгами, и многозначительно провел ладонью по ряду томиков в мягких обложках. – Хотя не могу сказать, что это мне особенно понравилось, но к образам стоит относиться только как к образам. Методам выражения. А сейчас я уже почти закончил собирать серию «Океана времен», просто удивительная смесь человеческой драмы, мистики, антиутопии и мифологического наследия человечества, ты, возможно, слышала об этой серии… Брать приходится на японском, но практика в языках тоже не бывает лишней, кто знает, в каком земном государстве нам придется работать в будущем. Только последний том еще не вышел в продажу даже на языке оригинала, поэтому…
- У меня есть последний том.
- Гм, что? – оборванный на полуслове ангел резко смолк.
- У меня есть последний том «Океана времен», – повторила Кабирия. – правда, в электронном виде. Попросили перевести для одного интернет-ресурса любителей комиксов. Коль скоро нам в младшей школе вбили в головы все использующиеся на Земле языки, то почему бы это не использовать? Могу скинуть тебе на читалку, если хочешь.
- Я уверен, что тут какая-то ошибка! – слегка поморщившись при слове «комиксы», мотнул головой Анг Ли. – Я внимательно отслеживаю новости по этой серии, последний том еще не вышел для распространения ни в печатной, ни в электронной версиях.
- Ну, утечки из цеха пока еще никто не отменял…
- Так это… это ПИРАТСКИЙ ресурс?! Еще и занимающийся промышленным шпионажем! Как эти люди могут называть себя «любителями комиксов», когда сами обворовывают и разоряют их создателей? А ты потакаешь подобному… ах ну да, разумеется – ведь ты же дьявол!
- Что это за тон? Чего это ты имеешь против дьяволов?! – возмущенно зашипела Кабирия, подскакивая.
- Ничего! – ледяным тоном отрезал пернатый. – Просто это все объясняет!
- То есть, – сменив тон на медоточивый, невинно уточнила девочка. – последние главы тебе не нужны?
Несмотря на все усилия держать себя в руках и крыльях, Анг Ли просто затрясся от негодования.
- Никогда! Никогда я не стал бы пользоваться ворованными материалами от недобросовестных…
- … Ведь купить новый томик ты все равно купишь, когда он выйдет в официальную продажу, значит, прибыли издательству принесешь столько же, что и обычно – а узнать, чем все кончилось, мог бы уже сегодня…
По скуластому лицу пробежал едва заметный нервный тик.
- Я же сказал – НЕТ! То, что ты делаешь – недопустимо и неприемлемо!
- Ах, а ты говоришь это так, словно это что-то плохое! – огрызнулась Кабирия. Хотя Анг Ли так легко повелся на ее поддразнивание, настроение от разговора почему-то стремительно портилось. – Ах, ну да, разумеется – ведь ты же ангел! Не хочешь – и не надо… будь здоров!
Автоматически раздвигающиеся створки на выходе из мечтален лишали приятной возможности хорошенько шарахнуть дверью о косяк, но, возможно, это было бы излишним позерством. В негодовании вылетев в коридор, Кабирия едва не сшибла ангелессу в нежно-сиреневом платьице с закрученными в «баранки» по обе стороны головы русыми хвостиками – та едва успела в последний момент отпрянуть с траектории полета. Сама дьяволица даже притормаживать не стала.
Право же, последнее время эти ангелы стали слишком много о себе воображать!

+1

9

Анор написал(а):

Мефисто предлагает Джейкобу "помочь с курсовиком"...

Кстати, фактически-то чистую правду Меф сказал :)

0

10

Я прошу прощения, но этот кусочек в итоге определенно должен находиться ПОСЛЕ кусочка про Кабирию. Хоть событийной взаимосвязи и нет, но тот закончился еще до начала уроков.

Хелен
Прекрасной погоде далеко не всегда получается искреннее радоваться. Наверное, не свети сегодня солнышко до такой степени жизнеутверждающе, превращая город в акварельный рисунок, иллюстрирующий какую-нибудь сказочную историю, и не наполняй восхищенные погожим деньком птицы школьный парк таким оглушительным щебетом – то и просиживать это восхитительное утро в классе не было бы так обидно. Хелен добросовестно несколько раз старалась сосредоточиться на уроке математики, но каждый раз в какой-то момент все сливалось в какой-то невнятный шумовой фон, а неровные ряды цифр на доске превращались в какие-то не поддающиеся расшифровке иероглифы – и вскоре девушка снова не без раздражения ловила себя на том, что тоскливо глазеет в окно, думая о чем угодно, но только не…
- Вы меня слышали, Хелена?
- Эм… да? – едва не подскочив на стуле от неожиданности, девушка поспешно перевела взгляд на преподавателя, тщетно пытаясь вспомнить, что же пропустила мимо ушей на этот раз. Математик с многозначительным видом поправил громоздкие квадратные очки.
- Раз уж Вы позволяете себе отвлекаться, могу предположить, что с задачей Вы уже справились. Пожалуйста, пройдите к доске, разберем решение перед всем классом! – разворачиваясь, он приглашающе махнул рукой и двинулся между рядов к учительскому столу.
Хелен растерянно огляделась, попутно заглянув в тетрадь к сидящей рядом сестре, но та тоже ничего даже не начала решать, а записанные условия задачи – может быть, той самой, о которой сейчас шла речь – мало о чем говорили.
- Дьявол! – прижав к губам кулачок, приглушенно выругалась старшая близняшка. Джулия на миг встретилась с ней взглядом и виновато пожала плечами. Выражения лиц остальных одноклассников варьировались от равнодушия до язвительного злорадства.
- Ну что, Хелена, Вы идете? – полуобернувшись, подбодрил математик, вынуждая с неохотой и намеренной неторопливостью все-таки выползать из-за парты. Но, как ни оттягивай неизбежное, путь к доске до самого конца урока все равно не продлиться. – До конца занятия осталось десять минут, как раз успеем ра…
Пронзительная трель звонка заставила смолкнуть на полуслове и едва не подскочить от испуга уже самого преподавателя. Несколько секунд ему потребовалось на то, чтобы опомниться и попытаться запротестовать, однако классу, в большинстве не менее Хелен проникнувшемуся весенним настроением и не желающему просиживать в аудитории без нужды ни единой лишней минуты, этого хватило, чтобы моментально очнуться от лекционной полудремы и лавиной подорваться со своих мест. Спокойно на своих местах остались сидеть только энтузиасты вроде Жиневры, Джейкоба и Эдуардо, а топтавшуюся в переходе между патами Хелен едва не смели с ног, вынуждая буквально рухнуть обратно на стул.
- Постойте! Звонок прозвонил слишком ра… но… Ох!
Обнаружив, что разговаривает уже по большей части с удаляющимися спинами, математик покорно вздохнул, еще раз недоверчиво поглядывая на наручные часы и хмурясь. Хелен хлопала глазами, не в силах поверить, что неминуемая уже гроза, кажется, прошла стороной.
- Повезло тебе! – собирая тетради в сумочку, насмешливо шепнула сестренка. – Но завтра он непременно начнет урок с того, что спросит тебя.
Как будто так необходимо было об этом еще и напоминать. Точные науки никогда не были коньком обеих сестер, а теперь Хелен еще и, поддавшись весеннему настроению, порядком подзапустила учебу, частенько просто переписывая у сестры готовые работы. Но с ответами у доски этот номер не пройдет и… И не исключено, что Джулия просто-напросто злорадствует, сообразив, что уж теперь-то сестра вынуждена будет вместе с ней корпеть над тетрадями вместо того, чтобы пойти куда-нибудь с Мэтью.
- Ну, и отлично, как раз будет сегодняшний вечер, чтобы, наконец, подготовиться! – с преувеличенной бодростью откликнулась Хелен. Конец года приближается все неотвратимее и, по-хорошему, за учебу давно пора бы взяться как можно серьезнее. Хотя… покосившись на математика и удостоверившись, что тот уже выходит из класса, бормоча что-то про завхоза, дежурного и работу школьного звонка, все-таки сказала вслух. – Хотя это черти что, убивать такое чудесное время на уроки! Я, наверное, просто с ума сойду раньше, чем наступят, наконец, каникулы!
- Прекращала бы ты лучше все время чертыхаться! Реально уже раздражает! – тоже поднимаясь из-за парты, протянула сестренка. – Знаешь, как говорят, обращаясь к кому бы то ни было, стоит быть готовым, что тебя могут и услышать! – скорчив физиономию, по всей видимости, призванную многозначительно устрашать, Джулия покрутила ладонями у лица, словно пытаясь загипнотизировать. Хелен хихикнула.
- А тебе лучше прекратить смотреть всю эту экзотерическую муть по кабельным каналам! – развеселившись, посоветовала она. – Поверить не могу, что ты младше меня всего-то на четверть часа, когда заводишь всерьез разговоры о всякой дья…
- Ну, вот, опять! – уже откровенно дурачась, Джули предостерегающе помотала под носом сестры указательным пальцем. И, немного посерьезнев, добавила. – Мир сложнее, чем кажется, и мы не можем знать о нем абсолютно все. Для человека, по воле которого звонок с урока может прозвенеть на десять минут раньше положенного, ты слишком уж скептически смотришь на мир. Слова и мысли могут влиять на реальность!
- Тогда тем более стоит болтать поменьше глупостей! Звонок прозвенел всего один раз – гораздо логичнее считать это обычным совпадением, впрочем, я была бы…
Под подошвой туфли что-то хрустнуло, заставив направившуюся было к выходу из класса девушку озадаченно остановиться.
- Ты была бы – что? – не поняла нагнавшая сестру Джулия. Хелен отступила на шаг назад.
- Я говорю, что была бы и дьяволу благодарна, если бы он имел какое-то отношение к моему шансу не схлопотать лишний неуд в самом конце года! – негромко закончила девушка, слегка заторможено уставившись на раздавленный почти в крошево ломтик хрустящей картошки на полу.

0

11

О, Кабирия решила замахнуться выше обычного и искусить гусары, молчать помимо смертных еще и ангела? Ну, правильно, надо же планку повышать :)

0

12

))) Ну, не одному ж Сульфу ангелочкам предлагать неприличное) Но Кабирия предпочитает более интеллектуальную сферу)

0

13

Хм, а то, что Кабирия занимается пиратством и таким образом опосредованно подвигает землян на "кражу интеллектуальной собственности", не проходит по разряду влияния на смертных, не являющихся ее подопечными? Хотя даже если и так, вряд ли это доказуемо, с другой стороны...

Отредактировано Анор (2012-05-24 11:05:24)

0

14

Она сама не выкладывает, только переводит :)
Вообще это слишком косвенное воздействие. Все-таки подопечный не в вакууме зависает, а взаимодействует со всем окружающим миром, так что множество совершенно сторонних людей так или иначе затрагивается. *Посмотрите сами: Кабале и Дольче перетягивают Эдуардика, причем на кону стоит всего лишь мера его эгоизма, а совсем другой мальчик становится преступником - и это прямой результат происходящего. Или серия с коллективной игрой, где ситуации Эда и Жени переплелись до нераспутывания и ангелы, по сути, воздействовали на Эдуардика, вправляя мозги - Женевре. Так что под запретом косвенное воздействие быть не может, а насколько необходимо затрагивать кого-то левого в работе с подопечным - это фиг со стороны кто разберется. Еще вопрос, как на кучу прохожих аукнулись переполохи, которые Раф собачьей стаей и машиной создала!
К тому же, наверное, их поведение в личной сфере не отслеживается. Ангелочку под видом землянина не запрещено перевести старушку через дорогу, а Кабале - испортить мяч детишкам в парке.
В общем, поскольку я для своего фаннона решила, что языки ангелята и чертята все-таки учат, а не понимают сверхъестественным образом, то и переводы Кабирии укладываются в рамки допустимого.

0

15

Анна-Лиза
- А звонок и правда прозвенел раньше времени! – бросив взгляд на изящные часики-браслет, резюмировала Федерика. Идея посмотреть на часы пришла ей, однако же, только после того, как подруги, как и большая часть класса, уже ушли подальше от кабинета и расположились на скамеечках у фонтана на школьном дворе – причем именно подозрения о несвоевременности окончания урока придало им поспешности – ну, не стал бы же профессор за ними по коридорам гонятся.
- Богатенькой девочке в очередной раз повезло! – протянула красотка Фабиана, усаживаясь на скамейке в как можно более картинной изящной позе и с ленивым интересом посматривая по сторонам. – Что скажешь, Энни?
Анна-Лиза молчала, аккуратно, чтобы не размазать макияж, прикрывая ладонью глаза от чересчур яркого солнца, играющего в воде фонтана пронзительными бликами. Пожалуй, вчерашний поход по магазинам утомил ее так, как это редко бывало, несколько часов эйфории закончились полнейшей обесточенностью, девушка не слишком ясно понимала, как вообще сумела добраться до своей комнаты, чтобы рухнуть в кровать, так и не разобрав все свои многочисленные покупки. А ведь далеко не все сразу стоило показывать родителям, к счастью, в ее комнату никто в тот вечер не заглянул. Утром Анна-Лиза чувствовала себя не очень-то отдохнувшей и едва ли не больной и даже подумывала не приходить в школу – но что толку в новых нарядах без возможности пофорсить ими перед подругами и одноклассниками?
- Эй, Энни! – недоуменно окликнула блондинку уже Федерика. – Ты слышала?
- М-м-м?
- Ты столь упорно решила игнорировать своих любимых подружек! – слегка кривляясь, посетовала Фиби. – Как будто мало того, что мы вчера тебя в кафетерии пару часов зря прождали! А ты даже не соизволила не позвонить, ни извиниться!
- Или эта… это Лохнесское чудовище, в компании которого ты так мило проводила время – теперь твоя новая лучшая подруга? – резко поддержала Рика.
- Девочки, ну, пожалуйста, прекратите! – раздраженно морщась, откликнулась Анна-Лиза. – Я просто… просто замоталась. До сих пор голова, как ватная – на уроке просто ни слова разобрать не получалось: какое-то гудение в ушах и нифига не понятно!
- Ну, предположим, уроки математики всегда для тебя были чем-то в этом роде! – Фабиана хмыкнула, но, по крайней мере, перестала изображать обиду. Рика, правда, все еще явно сердилась.
- Может быть, сегодня пройдемся по магазинам все вместе? Я могла бы подарить вам что-нибудь, ну, в качестве извинения за вчерашнее…
- В чем дело, дорогуша? Ты чего, наследство какое-то внезапно получила? Или предки вдруг почему-то расщедрились… уж точно не в качестве поощрения за отличную учебу!
- Ой, а у тебя самой, можно подумать, результаты лучше! – обычно Анна-Лиза предпочитала Федерике не дерзить, но сегодня даже привычные вещи вроде ядовитого языка брюнеточки раздражали отчего-то больше обычного. С какой стати Рика вечно строит из себя командиршу и решает за всех? Если подумать, то и извиняться перед девчонками Энни вовсе не обязана, во всяком случае, дорогими подарками – наверное, поспешностью было предлагать такое. – Готова поспорить, ты так и не выполнила те задания по английскому языку, без которых филологиня ни за что не допустит тебя к зачету!
Личико Федерики перекосилось.
- Простите, девчонки, но я пас! Инопланетянин пригласил меня сегодня прогуляться по музеям! – пресекая готовую начаться перепалку, промурлыкала Фиби, покачивая ножкой, закинутой на другую. Только что готовые начать дуэль на шпильках подруги многозначительно переглянулись.
- Э-э… а что же насчет Нико? – задала уже довольно давно интересовавший вопрос блондинка.
Златовласка Фиби хорошо умела добиваться в жизни поставленных целей, особенно когда дело касалось парней – и это порядком выводило из себя менее удачливую на этом фронте Анну-Лизу. Нико был последним кубком в чреде этих побед: самый крутой парень из выпускного класса, отчаянный байкер и просто красавчик, в борьбе за которого кипело немало страстей, пускалось в ход нарядов и украшений, проливались реки дорогущих духов и даже между закадычными подругами пробегали трещины отчаянных интриг! И, если все усилия Анны-Лизы в попытках привлечь внимание юноши так и остались тщетными, то Фабиана, просто лучась самодовольством, уже вскоре после начала учебного года продемонстрировала подругам приглашение на осенний бал, а с того момента, вместо того, чтобы идти в школу всей компанией, как обычно, прикатывала в школу со своим приятелем на его мотоцикле. Следовало признать, парочкой они были весьма симпатичной, но блондинка тогда еще долго не могла избавиться от едкой лимонной обиды на более удачливую подружку! Между прочим, та никогда не извинялась за то, что стала уделять Рике и Энни меньше времени из-за своих свиданий.
Но – все в жизни течет, все меняется, а в жизни Фабианы скорость этого течения была достойна неглубокой и не особенно полноводной, зато шумной и бурлящей горной речушки. Поэтому после того, как во втором полугодии в Золотой школе появился студент по обмену по имени Селестино, отношения Фиби к последнему своему завоеванию начали заметно охладевать. Осудить ее за это не получалось, в конце концов, голубоглазый блондин двухметрового роста, отличный спортсмен и, как случайно выяснилось, талантливый музыкант казался просто воплощенным совершенством. Такому можно было даже простить чудачества и нелады с головой, о которых красотка со смехом и досадой рассказывала подругам, и за которые Селестино, по их общему решению, не просто приехавшему из другой страны, а натурально с Луны свалившемуся, была пожалована кличка Инопланетянин.
- Нико – вчерашний день! – отмахнулась подруга, кажется, не сразу понявшая, о чем вообще ей толкуют. Рика и Энни снова переглянулись и синхронно хихикнули.
- Не боишься, что на этот раз это орешек тебе не по зубам? – невинно уточнила брюнеточка.
Новенький, казалось, и отвечал на интерес Фабианы, но отличался какими-то совершенно замшелыми, вековой давности взглядами на отношения. Приходилось их подружке таскаться по музеям, галереям и разнообразным историческим местам, вроде как показывая иностранцу город, хотя это он ей, а не наоборот, мог подолгу рассказывать их историю, получать приглашения в театр и на симфонические (нет, ну серьезно!) симфонические концерты и целыми днями выслушивать его рассуждения о поэзии и искусстве, скрипя зубами от тоски, но не теряя решимости, особенно при виде восхищенных взглядов, которыми Инопланетянина провожали не только все девчонки школы, но и многие прохожие девушки и женщины по время прогулок по старым улочкам и паркам. За все это время красавчик даже в щечку ее поцеловать не попытался!
- Знаете, что он мне сказал? Хоть представляете, нет? Что, мол, все видят во мне просто красивую девушку. Ха! Знал бы он, как это на самом деле «просто» – не говорил бы ерунды! И не ценят ничего больше, а оттого я, по его словам, сама забыла о том, какой я человек – и он хочет, чтобы я это вспомнила. Что я «нуждаюсь» не в очередном влюбленном поклоннике, а в человеческой поддержке, духовном обогащении и поиске своего жизненного пути! Представляете! Узнаю, кто ему наболтал насчет «возлюбленных, которых и без него было довольно, гр! – бросая возмущенный взгляд отчего-то в сторону Анны-Лизы процедила Фабиана. Словно и не слышала уже, наверное, тысячу раз, что ничего подруга этому северноледовитому принцу не рассказывала! – А он, видите ли, не имеет морального права в меня влюбляться, поскольку это – вы только вдумайтесь! – помешало бы ему с чистым сердцем исполнить его миссию и помочь мне достичь своего совершенства! Это я-то ему недостаточно совершенна!
- И после такого заявления ты продолжаешь таскаться с ним по музеям!
- Разумеется! Такого вызова мне еще не бросали – это мы еще посмотрим, кто из нас кому поможет достичь просветления! Тоже мне святоша, заботится он обо мне! – Фиби яростно, чуть не отломив свои накладные коготочки, сжала кулаки, но тут же расслабилась и с мечтательной улыбкой откинулась на спинку скамейки. – Кроме того, вы знаете, девочки, все это занудство – это не так уж скучно. Когда он рассказывает… про историю, про культуру, про музыку – он словно бы светится весь. Никогда бы не подумала, что обо всей этой скукотище можно говорить с подобным вдохновением, мне почему-то действительно нравится ходить на все эти его прогулки. Может, если достаточно убедительно проникнуться всем этим, он и сам не будет так упрямо держать дистанцию… я же вижу, что действительно ему не безразлична!
- При его характере ты бы не удивлялась, когда «первым шагом» к сближению со стороны подобного типчика будет официальный визит к твоим родителям за благословением! – елейно подсказала Анна-Лиза. Подруга бросила на нее многозначительный долгий взгляд из-под густо накрашенных ресниц.
- Кое-кто, по-моему, завидует! – безмятежно бросила она. – Что же, кому-то гулять с парнями неземной красоты…
- Видно, после падения с небес-то на всю голову и ушибленными!
- … а кому-то и с Лохнесскими чудищами!
- Оставьте Лолу в покое! Она вовсе… ну…
- Слышала, Рикки? Теперь у Энни новая подружка, которая, должно быть, нас обеих стоит!
- Да по определенным параметрам она и пятерых стоит – чего тут удивляться! – в тон почти пропела Федерика. Анна-Лиза скрипнула зубами. С чем она вообще пыталась спорить, если сама бы без колебаний сочла – Лолачка действительно чудовищна? Но… но… вот уж кому не отказать было в умении ценить красоту и очарование других, а так же в дружелюбном поведении – не в пример этим двум язвам! Даже о новом наряде так ничего и не соизволили сказать, предпочитая только и обмусоливать тему, как вчера – бедняжки! – вынуждены были ее ждать в кафетерии! Лишь бы только придираться.
От очередной дружеской перепалки и жонглирования колкостями девушек отвлек какой-то незнакомый, или весьма смутно знакомый парень, напоминающий огородное пугало. Кажется, Анна-Лиза видела этого типа иногда в школе, но не знала ни имени, ни из какого он класса – впрочем, узнавать себя получше неряшливый патлатый шатен ничуть не располагал. Подруги и внимания на него не обратили бы, не направься тот прямым ходом к робко притулившемуся в стороне очкарику Джейкобу, громогласно поинтересовавшись, закончил ли тот что-то, о чем они договаривались. Голос оказался неожиданно сильным для столь тщедушного типа, поэтому заставил обернуться в из сторону, а потревоженного отличника, кажется, единственного, кто не сбежал из класса при ложном звонке, а досидел там до реального завершения урока, только после этого присоединившись к классу – взволнованно замотать ладонями в предостерегающем жесте.
- Что? Не слышу! – опять громко рявкнул патлатый. Федерика, хихикнув, ткнула в него пальцем, но Фиби и Энни тоже уже заметили – даже взъерошенная шевелюра парня не мешала – что уши у него плотно закрыты наушниками плеера. Вероятно, тип потому и горланил так оглушительно, что сам не слышал почти ничего, включая собственный голос.
- Прямо как мой дедуля без своего слухового аппарата! – шепнула Рика.
Вероятно, наушники бросились в глаза и Джею, поскольку тот как раз в этот момент с кислым выражением жестом указал на ухо. Пришелец с понятливым «а-а-а» стянул из и оставил болтаться на тонкой шее, после чего, ничуть не понижая голоса, повторил вопрос. Отличник, отчего-то сконфуженно пряча взгляд, поспешно сунул в руки патлатому какую-то папку, после чего приглушенно и неразборчиво, но явно, судя по выражению физиономии, насколько позволяла вежливость, попросил поскорее валить отсюда. Шатен, однако, и без наушников остался столь же глух к тактичным намекам – если не глух вообще от постоянного ношения такого грандиозного плеера, поэтому вместо того приобнял очкарика за плечи, громогласно объявив всему школьному двору «Ну, спасибо, типа, что выручил!», после чего выудил из кармана пачку мятых купюр и попытался вручить отшатнувшемуся Джейкобу.
- Ты чего это?
- Не нужно! – уже тоже не понижая голоса, замолотил руками отличник. – Я же не поэтому согласился тебе помочь.
- Ну, что же я, сам, типа, не понимаю, что время и труд стоят денег? Типа, и не стал бы…
- Поверь, мне это было совсем не сложно – не требовало ни много времени, ни
- Вчера ты, типа, говорил, что нереально проделать такой труд за один вечер. Может, конечно, с твоими, типа, мозгами и знаниями это и не тяжело. Но ты много работал как бы для того, чтобы эти знания приобрести – не скажешь же, типа, что это всегда было легко и быстро! Я все понимаю… Лезть с такими просьбами, типа, вежливо как бы только если либо честно заплатить за труд, ну, или типа притворяться долгое время твоим другом! – патлатый бросил насмешливый взгляд на Андреа, бросившего ворковать на лавочке со своей рыженькой молью и приблизившемуся, видимо, соображая, не нужна ли Джею его помощь. Резко замерев при этих словах, парень покраснел и сжал кулаки. Глазки колет, не иначе… – Но мне, типа, проще рассчитаться!
Очкарик набрал побольше воздуха, явно приготовившись с негодованием отказаться, но, словно что-то внезапно вспомнив, изменился в лице и безвольно выдохнул.
- В этом действительно нет необходимости, но, если ты настаиваешь – я возьму…
- Вот и ладушки! Чего было изображать-то…
- Я вовсе не… слушай, вместо того, чтобы покупать работы, тебе следовало бы самому сосредоточиться на том, чтобы преодолеть отставание, лучше найми на эти деньги репетитора или…
- ОК, учту, что в случае чего к тебе можно и за этим обратиться, но это на потом, а так…
- Я не себя имел в ви…
- Если что, уж за мной не заржавеет, сочтемся! – еще раз фамильярно стукнув отличника по плечу, лохматый с насвистыванием удалился. Невольные зритель всего этого представления, засмущавшись своего внимания к чужому разговору, снова зажужжали разговорами, но с подружками получилось иначе. Решительно поднявшись со скамейки, Федерика двинула в сторону Джейкоба и недовольно топчущегося поодаль Андреа, второго, впрочем, ни малейшим вниманием не удостоив. Ничего не понимающие Фиби и Энни по привычке и из любопытства последовали за подругой.
- И давно ты этим занимаешься? – остановившись напротив сконфуженного умника, промурлыкала та. Джей мотнул головой. – Слушай… Сколько ты хочешь за то, чтобы помочь мне с этими заданиями по английскому? Или, может… – покосившись на второго мальчишку, Рика подошла сбоку, и с медовой улыбкой взяла очкарика под руку. – Может быть, мне лучше поизображать твоего друга?
- Т-ты… вы все не так поняли! Этот тип… я не собирался, но мне сейчас действительно нужны оказались деньги – иначе я не стал бы брать…
- Понимаю! – с некоторым разочарованием, вероятно, даже искренним, брюнетка отпустила его руку и слегка отстранилась. – Деньги ему нужны, а не дружба самой классной девушки школы!
- Скорее – а не притворство первой школьной холеры! – вставил уязвленный Андреа. Федерика погрозила ему холеным пальчиком.
- А ты не лезь. Твой новый источник готовых работ вон, на лавочке киснет! – пальчик переместился, указывая на моментально залившуюся краской до корней волос тихоню Жиневру. Андреа яростно сжал кулаки и приготовился душевно высказаться в ответ, но Джейкоб поспешным жестом и умоляющим взглядом поверх очков в последний момент остановил его.
- Пожалуйста, не надо говорить никому гадости. Я… я, конечно, могу помочь, но…
- Джей, ты это серьезно? Не знаю, кто был тот тип, но уж этих! – уязвленный Андреа широким жестом обвел трех подружек. – Мы все прекрасно знаем. Не собираешься же ты с ними связываться!
- Эй, мы, по крайней мере, говорим честно и прямо!
- Мне действительно сейчас очень нужно…
- Очень нужны деньги – сильнее, чем чья-то дружба! Может, ты и сам действительно так обо мне думал. Может…
- Нет, Эндрю. Прости! Просто так получилось…
- Поступай, как знаешь! – демонстративно развернувшись, приятель ботаника зашагал к своей пассии, заставив Джейкоба окончательно скиснуть. Федерика снова взяла его под руку, словно в попытке приободрить.
- Не надо смущаться, мы же все понимаем, обстоятельства! Просто и ты к нам с пониманием отнесись…
- Да! – осмелев, Анна-Лиза тоже шагнула вперед и собиралась взять Джея за другую руку, но, в последний момент не решилась и просто остановилась в шаге рядом с ним. – И у меня сейчас есть деньги… может, если бы ты помог мне с математикой.
Бегающий взгляд отличника наконец-то притормозил, позволив девушке поймать себя.
- Да, – тихо-тихо выдавил парень, словно желая отвести глаза, но не в состоянии этого сделать. – то есть, мы могли позаниматься как-нибудь после уроков… вместе… Я буду рад помочь…
Кажется, Анна-Лиза, не смотря на проявленную нерешительность, все-таки произвела более впечатляющий эффект, чем Федерика. Впрочем, Энни всегда считала, что та ростом не вышла! С искренней благодарностью улыбнувшись Джейкобу.
Фабиана с коротким хохотком передернула точеными плечиками.
- Я уж лучше Инопланетянина попрошу со мной позаниматься, совершенно, надо заметить, бесплатно. Хотя его общество, в котором даже учиться не так скучно, как обычно, определенно более – стоящее!
Судя по слегка поджатым губам, Джея заявление златовласки задело все-таки больше, чем тот постарался показать.
- Не обращай на нее внимания! – улыбнувшись пошире, посоветовала пареньку Анна-Лиза. – Она на нервах, что новый ее приятель охотно занимается ее образованием и развитием, но как-то не высказывает охоты к чему-то большему!
- Это ты, подруга, обращай больше внимания на свое окружение! – ядовито посоветовала Фиби. – То прогулки с этой твоей Лолой, то встречи после школы с парнем, на которого даже рыжая Дженни смотреть не захотела… уровень твоих знакомств определяет твой собственный уровень!
Развернувшись на каблуках, она хотела было высокомерно зашагать прочь, но едва не столкнулась с троицей местных хулиганов.
- А-а! В полку сомнительных компаний все прибывает! – по дуге обходя негласного лидера шайки Дарио, бросила златовласка. Анна-Лиза нервно передернула плечами. Вся эта троица приязни, мягко говоря, не вызывала, а уж с коротышкой Паоло девушка и вовсе предпочла бы никогда в жизни не встречаться. Но этот отвратительный тип неизменно жаждал общения – неизвестно, почему, поскольку никакой приязни, в свою очередь, с его стороны тоже не наблюдалось – и регулярно донимал блондинку «знаками внимания» вроде прилепленной в волосы жвачки, подножек, опрокидывания на нее какой-нибудь гадости и нескончаемых устных туповатых приколов. Но больше всего бесил гуляющий по школе слушок, будто Паоло так ведет себя якобы из неравнодушия к ней. Пусть дальше фантазия сплетников и не заходила, но Анна-Лиза была чересчур чувствительна к общественному мнению, чтобы даже такое связывание ее имени с никчемным лоботрясом оставалось для нее безболезненным.
- Ну и чо тут творится? – по-хозяйски скрещивая руки, важно поинтересовался Дарио. – Чего, мозгляк, нашел бизнес себе под стать?
- А что? – неожиданно спокойным, даже каким-то непривычно холодным голосом переспросил Джейкоб. – Нуждаетесь в услугах по профилю?
Паоло взвился не хуже закипающего чайника, но властный жест Дарио заставил его поумерить возмущение.
- Ну, предположим, не отказались бы, – выдержав паузу, все-таки ответил главарь, кажется, тоже озадаченный внезапной наглостью «мозгляка», но куда более уравновешенный (впрочем, учитывая почти идеальную вписываемость Дарио, компенсирующего тоже не особенно-то внушительный рост массой, в геометрический квадрат, уравновешенность с его стороны казалось вполне логичной).
Джейкоб, прищурившись, озвучил расценки, заставив все еще виснущую на его руке Рику озадаченно крякнуть.
- А ты не обнаглел ли? – выдержав еще одну внушительную паузу, осведомился первый хулиган класса. – С того чучела ты явно поменьше взял.
- С того – поменьше. И с девушек, – спокойно согласился Джей. – они мне гонорар не задолжали, вот и не включаю в стоимость.
- Гонорар?
- За художественные прыжки в воду, – с улыбкой напомнил отличник. – неужели забыли.
- Мы-то помним! – не выдержав, взорвался коротышка Паоло. – Не хочешь сам-то, для большей свежести воспоминаний, прямо щаз еще разок-другой окунуться?!
- Да сколько угодно. Конечно, я это тоже включу в счет – если не желаете нахватать неудов, то можете раскошелиться еще и на это.
- Ты…
- Заткнись! – негромко велел Дарио своему приятелю. Судя по гримасе, возмущен он был не меньше, но, не желая упускать хоть какой-то шанс подтянуть учебу, сумел сдержать себя в руках. – Ладно, мозгляк, договоримся. Но ты нос-то не задирай, годовая аттестация – она не навсегда!
- Особенно, если ее пройти с первого раза! – «согласно» кивнув, добавил Джейкоб, высвобождая руку у Федерики. – Всего хорошего. Как решите, где меня найти – все в курсе.
Анна-Лиза проводила отличника растерянным взглядом. Кто бы только мог подумать, что у этого типа, даже в качестве мишени для шуточек и пинания считающегося обычно слишком унылым, окажется ничего так себе характер. Глупо это, конечно, так нарываться…
- Ты слышал? Нет, ну ты слышал? А ты! Да что он о себе возомнил, этот четырехглазый?! – кипел от негодования Паоло. Долговязый Валерио ни во время разговора, ни после так и не вынырнул из своей молчаливой заторможенности.
- Заткнись! – повторил Дарио. – Поставить его на место мы всегда сумеем, но я сначала год закончить хочу, ясно тебе?
- Но уж потом – непременно проучить! – коротышка воинственно шарахнул себя кулаком по ладони.
- Ой, да держитесь вообще от него подальше, недоумки! – не выдержав их «интеллектуальной» беседы прямо под ухом, огрызнулась Анна-Лиза. – Он хоть какую-то пользу умеет приносить, в отличие от вас троих! Как заслужили – так с вами и говорят!
Почему-то на миг лицо Паоло странно переменилось, словно треснула неизменная шутовская маска, ненадолго показав… показав – что? Понять Энни не успела. Снова скривившись в гримасе, коротышка с удвоенным злым глумлением напустился уже на нее.
- Уж тебе, блондиночка, без чужих мозгов в платной аренде – ну никааак! Как только раньше не догадалась! Жаль, вставить их извне не получится!
Высокомерно отвернувшись, девушка снова посмотрела вслед Джейкобу, уже, однако, успевшему исчезнуть со двора. Интересно, зачем такому как он столь неожиданно потребовались деньги? На что ему их тратить – третий год, кажется, в одной и той же рубашке в школу ходит?!
Просто любопытно.

Отредактировано Владлена (2012-05-26 03:20:39)

+1

16

Владлена написал(а):

Поэтому после того, как во втором полугодии в Золотой школе появился студент по обмену по имени Селестино, отношения Фиби к последнему своему завоеванию начали заметно охладевать.


А вот будет печалька, если вдруг, из-за чего-нибудь, практикантов опять перетасуют, и он исчезнет из ее жизни, даже не попрощавшись... :)

0

17

Ну, чего ж не попрощавшись-то? Он вежливый, это уж постарается в любом случае. К тому же в легенду "студент по обмену" как бы заложено, что когда-нить уедет обратно.

0

18

Владлена написал(а):

К тому же в легенду "студент по обмену" как бы заложено, что когда-нить уедет обратно.


А она повиснет на шее и скажет "Возьми меня с собой..."

0

19

Э-э, таки маловероятно. Девушка, конечно, довольно легкомысленная, но не до такой степени, чтобы в пятнадцать лет неизвестно куда из дома драпать. Да и, наверное, не так-то просто взять из страны и уехать - это она понимает.

0

20

Колдовская сюрреальность из сериала "Мадока Магика", которую я частично процитировала в поединке Лолы и Леа http://sadpanda.us/images/423480-M5O6NMA.gif

Анор написал(а):

...но на некоторые вещи, воистину, можно смотреть бесконечно: как горит огонь, как льется вода, и как анимешная девочка расстреливает из мушкетов, или что там у нее, хищные тортики

:)

0


Вы здесь » Angel's Friends ● Друзья Ангелов » Фанфики » Особый подход