Angel's Friends ● Друзья Ангелов

Объявление


Многие не понимают, как правильно ставить переходы. Что ж, идем учиться


У нас сменилось оформление! Тематику "Angel's Friends" представляют персонажи в версии изначального комикса. Кроме того, почищены баннеры мертвых форумов и мертвые партнеры.


Владельцам нескольких персонажей необходимо в обязательном порядке уведомлять об этом администрацию!


Администраторы: Кимини, Амель
Модераторы: Мефисто.




Среда, день.

Достаем теплые вещички, на улице -9. Winter is coming...

Надеюсь, что после Турнира все отписались и получили свои силы. Учёбы и работы с подопечными пока нет. Но будем рады вашей помощи в организации.
В игру по-прежнему требуются учителя.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Angel's Friends ● Друзья Ангелов » Фанфики » Особый подход


Особый подход

Сообщений 21 страница 40 из 54

21

Мики
  Должно быть, другие преподаватели Золотой Школы обладали более быстрой реакцией и цепким характером, чем профессор математики – во всяком случае, все остальные занятия не были сорваны и прочие классы добросовестно досидели положенное время до настоящего конца урока. В том числе и выпускной, где учился – если это можно было так назвать – Мэтью, увы, так к концу года и оставшийся единственным приятелем  близнецов. Нельзя сказать, чтобы девушки были в плохих отношениях с одноклассниками, вовсе нет – но и хороших почему-то не получалось. На вечеринку-то, устроенную Джулией осенью, собрались многие, но потом все как-то незаметно вернулась в прежнее русло, как бы Мики ни надеялась, что эта довольно нелепая затея станет хотя бы первой трещинкой в ледяной стене. Хоть и наивно было полагать, что от нелепых выходок может быть хоть какая-то польза. Неплохие ребята вроде Эндрю, Жиневры и Джейкоба не проявляли особой инициативы в попытках подружиться с новенькими, вероятно, опасаясь выглядеть навязчивыми и корыстными, тех же, кто действительно проявлял корысть, без особого труда просчитывали и благоразумно избегали уже сами сестры, хотя как раз у индивидуумов вроде трио местных чучундр Джулия завоевала определенный авторитет. Или, по крайней мере, заинтересованность – толку-то от этого! А начинать общение самостоятельно близнецы не особенно-то умели и любили, видимо, с детства привыкнув к неизменной компании друг друга.
Вот только с Мэтью решились заговорить. И то – когда были под опекой Раф… Может быть, если бы сама Мики умела так же хорошо сближаться с людьми, как ее подруги-ангелы, то сумела бы и подопечных этому научить? А она, хоть сестры у Мики никогда и не было, тоже никогда не была склонна просто так раскрывать душу всем новым знакомым – и это после отстранения от практики в прошлый раз только усилилось.
Впрочем, в данный конкретный момент проблемы, занимавшие ангела, были совсем из иной сферы. Хотелось надеяться – той, в которой она понимала несколько больше, чем во взаимоотношениях между людьми. Просто Мэтью, как и все ученики других классов, дожидался настоящего окончания урока, поэтому сестренки, больше ни с кем близких отношений не поддерживавшие, вдвоем заняли скамейку чуть в стороне от остальных невольных прогульщиков.
Мики слегка отвлеклась на возникшую возле фонтана суматоху вокруг Джейкоба, вернее, на не слишком характерное для этого парнишки, насколько она раньше замечала, поведение. Не то, чтобы практикующую хранительницу эта перемена шокировала, в начале года, еще до перестановки подопечных, она предпринимала попытки научить Джея, как за себя постоять и при случае давать отпор. Ничего толком добиться не успела, вскоре вместо добродушного отличника получив в подопечные сперва этого мрачного непризнанного гения Мэтью, куда с большей охотой прислушивавшегося к подкинутым дьяволами мыслишкам, а потом – близнецов. Не поспорить, Анг Ли оказался с Джейкобом в куда большей гармонии, но и ничему новому научить не мог.
«А я бы его чему научила? Огрызаться на нападки? Всем, кроме хулиганов, Джей симпатичен именно таким, какой он есть – быть может, мое влияние только оттолкнуло бы от него людей! Уж я-то знаю, как мало в этой колкости общего с настоящей решительностью!»
Когда Мики вспомнила о своих первоначальных планах и немного нервно обернулась на подопечных, те все так же негромко болтали между собой на скамеечке, то ли вовсе не обратив внимание на суету, то ли заметив, но не слишком заинтересовавшись происходящим, а до начала настоящей уже перемены оставалось, наверное, минуты четыре. Едва сдержавшись, чтобы не стукнуть себя по лбу, девочка устремилась глубже в школьный парк – от посторонних глаз, но не слишком далеко, учитывая, что возвращаться к дворику с фонтаном придется уже без помощи крыльев и без возможности пролетать прямо сквозь деревья для сокращения пути.
- Лула! – негромко, на случай, если по парку кто-нибудь все-таки шатается, позвала Мики. Стрекоза, пластмассовой заколкой спавшая на кончике короткой косички, встрепенулась и перепорхнула на подставленный палец хозяйки. – Запускай превращение. Для охраны и защиты – путем любви и чести, справедливости и истины – я покидаю мир духов, чтобы стать человеком!
За стрекозой, словно за крошечной кометой, закружился шлейф искрящегося света, спиралью закрутившись вокруг девочки. Мики сделала в воздухе сальто, позволяя этому свету окутать себя с головы до ног, и ловко – хотя без помощи крыльев не чувствуя привычной себе легкости – приземлилась обратно на траву. Стрекоза тоже закончила свой танец в лентах сияния, спикировав обратно на волосы хозяйки и снова застыв.
А ангел только тогда заметила, что ее оппонент, видимо, все-таки пересилив свою безмерную лень столь же необъятным любопытством, заинтригованно последовал за ней – как раз, чтобы пронаблюдать завершающую стадию трансформации.
- Эй, что это ты собираешься?..
Объясняться и вступать в дискуссии сейчас не было ни особого желания, ни – что куда более важно – времени, поэтому, даже не дослушав запоздало спохватившегося дьявола, Мики молча развернулась и рванула обратно, к фонтану. Даже ухитрилась ни разу не споткнуться о корень и не протаранить лбом ни одно из подвернувшихся деревьев – должно быть, хоть к концу второго (ну, вернее, полуторного) учебного года переход в человеческую форму, наконец, перестал сопровождаться необходимостью каждый раз с усилием менять восприятие себя в пространстве.
К счастью, Хелен и Джулия не спешили куда-либо уходить с облюбованной скамейки. Хватило времени и на то, чтобы, увидев впереди сквозь деревья фонтан, колонны и расположившихся там землян, остановиться, перевести дыхание, пригладить волосы, заодно проверяя, не собрала ли и без того не особенно аккуратная прическа за время забега «украшений» из листьев и веточек – и уже неторопливым шагом вновь направиться в сторону своих подопечных.
- Ты каждый раз «твердо решаешь» заняться, наконец, уроками и наверстать упущенное, – немного насмешливо напоминала Джулия своей сестре, когда Мики приблизилась к ним уже на расстояние слышимости. – но каждый же раз либо убегаешь на очередное свидание с Мэтью, либо находишь какое-нибудь «более неотложное» занятие, либо еще какое-нибудь оправдание выдумываешь!
- Как будто ты сама ведешь себя иначе! – вяло огрызнулась Хелен, судя по невеселому виду, сама сейчас обдумывавшая все то же самое, но раздражаясь оттого, что сестренка констатирует это вслух. – Только вместо свиданий либо в интернете сидишь, либо перед телевизором валяешься – что, безусловно, еще более неотложной важности дела!
Судя по на миг поджатым губам Джулии с нервно дернувшимися уголками, напоминание о том, что старшая сестра оказалась более удачлива в отношении с их общем приятелем и по совместительству общим же объектом нежных чувств, оказалось не менее неприятной констатацией очевидного, но младшая близняшка быстро взяла себя в руки.
- Знаешь, – неопределенно кивнув на толпящуюся по другую сторону от фонтана группу одноклассников, задумчиво протянула она. – может быть, нам тоже попросить этого Джейкоба позаниматься вместе с нами, раз уж он решил заняться частным репетиторством? По крайней мере, это поможет дисциплинироваться…
Может быть, за этим добродушным предложением и крылась ответная шпилька – Джулия-то теряла меньше сестры в случае необходимости сосредоточиться, наконец, на учебе и могла не вполне этично ухватиться за возможность несколько сократить количество и время этих свиданий – и, обладай Мики чуткостью Раф или Дольче, наверное, могла бы знать это наверняка. Но уж с каждого по своей способности!
- Может быть. Но, если ты забыла, мне-то уже к завтрашнему дню…
- Привет, девочки! – привлекая к себе внимание, поздоровалась ангел. Близнецы слегка недоуменно обернулись, но, узнав ее воплощение, приветливо заулыбались в ответ. Хелен слегка подвинулась на скамейке, приглашающе махнув рукой.  – Спасибо… как у вас дела?
- Нормально, – с вежливой уклончивостью откликнулась Хелен. Джулия тихо хмыкнула, слегка поведя плечами, и добавила:
- Во всяком случае, насколько это вообще возможно под конец учебного года!
- Ох, это уж точно! – совершенно искренне морщась, согласилась Мики.
Следовало, безусловно, радоваться, что на этот раз она хотя бы встретила этот конец учебного года, а не вылетела еще в первом семестре, но вырисовывающимися результатами Мики не была довольна. Те были достаточно сносными, возможно даже и неплохими – но и только. Справедливо рассуждая, своей заслуги в позитивных сторонах Мики не видела, зато отлично понимала, где могла бы – и должна бы была – проявить несколько большее усердие.
- Неужели у тебя тоже какие-то проблемы с учебой? – искренне удивилась одна из сестренок. – Ты всегда так серьезно настроена…
- Не то, чтобы с учебой. То есть – отчасти, – туманно, зато снова абсолютно правдиво пояснила хранительница. – слушайте! Вы, кажется, что-то говорили о репетиторах – я случайно подслушала… По какому предмету вам нужна помощь?
- Не столько помощь, сколько кто-то, кто бы стоял над душой и не давал отвлекаться! – Джулия снова хихикнула, заработав от сестры обиженный взгляд.
- Девочки! – Мики нервно сплела ладони в «замок», но тут же развела. – Может быть, я могу вам чем-нибудь помочь. Я действительно хорошо знаю школьную программу как таковую, но с моим собственным курсовым проектом… В общем, дело там как раз в том, что мне нужен опыт педагогической практики.
- И ты решила на нас этот опыт оттачивать? – весело уточнила Джулия.
- Какое проницательное наблюдение, жаль, что вы вряд ли осознаете его масштабы! – ехидно вставил невидимый для землян Гас, тоже с каким-то немного нервирующим вниманием вслушивавшийся в разговор. Поскольку саму Мики сейчас видели и слышали абсолютно все, ответное замечание на тему всяческих там масштабностей пришлось проглотить и, чуточку нервно улыбнувшись, ответить подопечной:
- Что-то вроде того.
В конце концов, материал школьной программы землян девочка действительно знала если и не в совершенстве, то не хуже лучшего ученика человеческой части школы уж точно. Ангелов в младших и средних классах обучали по куда более разнообразной и развернутой программе – появляется такая возможность, когда школьные годы длятся в среднем больше половины земного века! Да и Джулия была права в своем не слишком тактичном замечании – обеим сестрам недоставало не столько ума в постижении наук, сколько элементарной усидчивости, так что само наличие внешнего фактора контроля решило бы восемьдесят процентов проблемы. А с остальным Мики поможет им разобраться уж точно не хуже Джейсона.
- Если нужно, мы можем начать прямо сегодня после школы.
- Слышала? – легонько пихая в бок о чем-то задумавшуюся сестру, позвала Джулия. – Сегодня у тебя определенно день счастливых совпадений!
- Эй, Стрекоза, так не честно! – почти одновременно со словами подопечной возмутился дьявол. – Мало того, что внаглую используешь легенду, которую, между прочим, я придумал!..
Можно подумать, только из-за того, что Гаса угораздило (неожиданно, в основном, для себя же самого) выдать толковую идею, ангел обязана была ее не принимать только из-за того, что выдал эту идею дьявол! То есть, конечно, у нее был порыв так и поступить, но иногда (столь же удивительно для себя самой) девочке удавалось рассудочностью пересилить упрямство. Мики слегка поморщилась, стараясь не отвлекаться на оппонента и ожидая ответа близняшек. Хелен идея почему-то смутила, а возможно – под смущение и замаскировалась очередная отговорка нежелания тратить погожий весенний вечер на мучительное продвижение сквозь учебные дебри. Попросить, что ли, Ури, так хорошо владеющую магией природы, сделать вечер несколько менее погожим?
- Так еще и полезла к землянам, даже не объявив поединка!
Заметив, что девочки отвлеклись на легкий спор между собой, хранительница деликатно отодвинулась на самый край скамейки и, чуть поколебавшись, достала из небольшой сумки-кошелька блокнот и фломастер.
«Вот кто бы говорил!» – вывела Мики на открытом листе, на всякий случай на немецком языке, которого точно не знали сестры, которые вполне могли случайно заглянуть сейчас в ее записи. Пусть выглядит со стороны, будто она отрабатывает орфографию или что-нибудь вроде того.
- Что это ты имеешь в виду? – даже очки свои неизменные сдвинув на лоб, чтобы продемонстрировать скептический прищур, осведомился ее противник. К несчастью для Гаса, на его с виду добродушной простоватой физиономии подобные гримасы выглядели далеко не столь эффектно, как у его приятелей-дьяволов.
«То, что ты первый вмешался в жизнь землян без объявления поединка. Я имею право на сатисфакцию!»
- Во-первых, я не вмешивался! Хелен попросила у меня помощи… или тебя так задевает, так сказать, ее выбор инстанции?
Пришлось сделать усилие, чтобы не поморщиться еще раз, хотя, может, когда она вглядывалась в свои же непонятные записи и это выглядело бы со стороны «объяснимо». Поминать дьяволов в экспрессивных выражениях земляне за минувшие века меньше не стали. Даже больше, вероятно – поскольку теперь не видели в этом ничего, кроме, собственно, экспрессивного выражения. А вот взывать к помощи небес, пусть даже и чисто риторически, в век нынешний считалось позерством и театральщиной, в северных регионах страны большинство людей были слишком для этого сдержаны. Так что у ангела возможности получить невольное приглашение было существенно меньше, чем у дьявола.
«В таком случае, теперь просто моя очередь вмешаться» – написала девочка в блокноте. Такой метод общения не слишком располагал к препирательствам.
- Но я не влиял на их поступки!
«Создал возможность для поощрения безответственности»
- А ты хотела, чтобы Хелен засыпалась у доски? Просто поверить не могу, что ангел может быть начисто лишен милосердия! – патетично воскликнул Гас. – А ну-ка, признайся, ты что, сама никогда в жизни не мечтала, чтобы урок закончился чуть раньше, чем должен? И что же плохого, позволь узнать, в том, что у нее хотя бы теперь будет время подготовиться к ответу?
«Всего лишь хочу убедиться, что она этим временем и воспользуется для подготовки, а не истратит его, как это часто бывает, впустую!»
- Да ты просто пользуешься подвернувшимся поводом!
Мики обвела первую написанную фразу наверху листа в кружок и подняла взгляд от блокнота.
Гримаса оскорбленной невинности удавалась рыжеволосому толстяку, пожалуй, еще хуже, чем выражение скептицизма.
- Ах, ты так? Вот, значит, ты… как! Ну, и ладно! – резко развернувшись, дьявол вознамерился было в неправедном возмущении удалиться. Но поспешностью он вообще утруждал себя редко, поэтому Мики без труда успела вскочить и символически перегородить ему путь – только после этого сообразив, что, внезапно взвившись со скамейки, заставила близнецов в недоумении оборвать разговор обернуться в ее сторону.
- Ты куда? – после пары секунд молчания, непонимающе спросила Джулия. Ангел сделала неопределенный жест, символически переадресовывая резонный вопрос Гасу. Тот картинно развел руками.
- Насчет тебя не знаю! – несколько резче обычного откликнулся он. – Но, коль скоро жизнь так ужасна и несправедлива и я должен убивать время на специальный курс обучения коварству и после этого коварнее меня оказывается  некое лицемерное чудо в перьях – после такого остается только один путь… Пойти в буфет и чем-нибудь себя любимого угостить в утешение! – закончил рыжий уже обычным своим тоном. Мики мысленно застонала. Все ангелы обладали определенным эмпатическим чутьем на вранье – любой, пытающийся обмануть или что-то утаить вроде как стеной от собеседника отделялся, что не заметить было довольно трудно. Но дьяволы не были бы дьяволами, если бы не научились кто так, а кто иначе увиливать и от такой проницательности.  Такие, например, как Кабирия, закрывались от собеседника абсолютно всегда, так, что и не отличить, когда она лжет, а когда – ну, такое ведь тоже не раз бывало – говорит реальные вещи. Метод же Гаса был полностью противоположен. Рыжеволосый черт был совершенно откровенен – порой даже слишком. Выбалтывал, зачастую даже во вред себе, все – от мелочей до сокровенных секретов, однако во всей этой вываленной на собеседника каше сведений самого разнообразного характера искренности было ничуть не больше. Да и выискивать в мешанине хоть какой-то смысл было настолько бесполезным занятием, что разбалтывая абсолютно все, Гас при этом как будто бы и не сообщал ничего. Или ничего, чего бы не хотел.
Вот и сейчас! Даже будучи не в самом здравом уме или абсолютном беспамятстве в подобном намерении со стороны своего противника Мики не усомнилась бы ни на миг. Вот только…
- Все в порядке? – вслед за сестрой выразила свое непонимание и Хелен. Поскольку для подопечных все это выглядело просто как затянувшаяся пауза, а Мики еще и стояла дура-дурой, уставившись на невидимого собеседника, допрашивать дьявола с пристрастием сейчас было не просто бессмысленно, но и совершенно невозможно, поэтому, отрицательно помотав головой, девочка снова обернулась к землянкам.
- Все в порядке, простите меня, пожалуйста. В голове все перепуталось – внезапно решила, что забыла… ну, а потом вспомнила, что это вообще не сегодня. Не хотела вас пугать, честно.
- Бывает! – понимающе усмехнулась Джулия.
- У всех бывает, но не у всех проходит! – мстительно вставил рыжий дьявол, прежде чем все-таки убрался, сквозь стену нырнув на второй этаж бокового школьного корпуса.
Как ни странно, уточнять, о чем же таком Мики вспомнила, так внезапно вскинувшись и тут же впав практически в прострацию, никто из сестер не стал. Должно быть, решили, что раз сразу не сказала прямо, то и обсуждать это ей не понравится – ангел была им за это очень благодарна. Хотя в земных своих воплощениях невозможно было быть абсолютно откровенной, говорить заведомую ложь было крайне неприятно, может быть, потому Мики и ухватилась за эту случайную идею Гаса насчет факультетов психологии и педагогики, что та позволяла быть с землянами максимально честной, при этом не выдавая ничего об истинной своей природе. Типичное, кстати, проявление специфической гасовой правдивости: мало кто поспорит, что дьяволам так или иначе приходится учиться быть психологами, а ангелам – педагогами. С разными вариантами успешности – но абсолютно всем.
- Так что же? – улыбаясь все еще слегка виновато, спросила Мики. – Что вы решили? Я правда, была бы очень-очень благодарна, если бы вы позволили мне вам помочь.
- Не часто-то встречаешь людей, которые благодарят за то, что сами для кого-то могут что-то сделать! – снова толкая сестру, философски заметила Джулия. Хелен по-прежнему больше молчала и выглядела не особенно уверенной. – Просто признайся, что сегодня больше никаких отговорок не придумаешь – все равно же заниматься пришлось бы через «не хочу» – так радовалась бы дополнительному стимулу.
- Мне не хотелось бы тебя утруждать, – тихо сказала старшая, обращаясь к Мики.
- В конечном счете весь смысл жизни в том, чтобы делать хоть что-нибудь хорошее для людей. Я вряд ли выбрала бы для себя свою специальность, если бы считала иначе. Ну и – нечестно будет считать меня абсолютно бескорыстной – мне действительно необходима эта практика. К тому же я весь остаток дня совершенно свободна, просто решите, когда вам удобнее будет назначить эти занятия, и… – миг поколебавшись, ангел перевернула листик блокнота с односторонней перепиской на немецком и нацарапала на следующем строчку цифр. – Вот. Позвоните мне после уроков и расскажите, что решили!
- Ты нас просто невероятно выручаешь! – принимая вырванный листочек, улыбнулась Хелен.
- Ну… по-моему, это просто прекрасно, когда есть возможность взаимно помогать друг другу, правда? Надеюсь, вы не передумаете…
- Да у нас, в общем-то, и вариантов не особенно…
Договорить Джулия не успела. Настоящая перемена уже не только была в самом разгаре, но и успела перевалить за середину, пока они болтали, поэтому во дворике у фонтана все-таки появился Мэтью – мрачноватый долговязый парень, одетый с тщательно продуманной неопрятностью, как это частенько бывает у изображающих безразличие к миру творческих натур. Обе близняшки с улыбками вскинулись при его проявлении, но почти сразу выражения их лиц слегка скисли. Мики в этом была абсолютно со своими подопечными солидарна, поскольку, чуть отставая от музыканта, на дворик выползла взъерошенная сонно щурящаяся девица. В ее неопрятном виде не было абсолютно никакой художественной продуманности, только чистейшее наплевательство – даже с точки зрения Мики, которая и сама не слишком-то пристальное внимание уделяла гардеробу. Музыкальный менеджер Мэтью – Соня – была во многом не самой приятной натурой, близнецы ее недолюбливали, не зная, впрочем, основной проблемы – дремлющая красавица Гипнос была по совместительству еще и последним искусителем-практикантом, приставленным к юноше. При том, что хранительницы Мэтью – взбалмошной рыжеволосой Филетты, имевшей привычку даже ходить и летать так, словно вытанцовывая под воображаемую музыку, а оттого в сочетании с внешностью и привычкой одеваться в канареечно-желтое, в тон светло-желтым нимбу и крылышкам, напоминавшей всегда озорной солнечный зайчик – поблизости что-то не наблюдалось.
- Девочки, вы себе не представляете, что у меня за новости! – воскликнул Мэтью, обычно предпочитавший изображать вдохновенно-мрачный вид и бурных эмоций не высказывать. – Сегодня вечером меня пригласили выступать в «Тень Ворона», представляете! Первый мой настоящий концерт – сам до сих пор поверить не могу!
- Так… неожиданно… – словно взвешивая каждое слово, пробормотала Хелен. Восторженность на лице паренька слегка поугасла.
- Ну… да.
- Настоящий музыкант всегда должен быть готов к, возможно, судьбоносной демонстрации своего таланта, – монотонно вставила Соня и украдкой зевнула в кулачок, махнув рукавом растянутого свитера. – все может решиться так неожиданно! Но устанавливать удобное для себя время мы пока что не имеем возможности…
- Что-то не так, девочки? – окончательно перестав сиять и вернув привычный вид хмурого непризнанного гения, напряженно спросил Мэтью, сообразив, что разделять его радость близняшки явно не торопятся. Хелен окончательно понурилась, уловив в этом укоризну.
- Мэтт, я… мне так жаль! Но мы не можем пойти сегодня в клуб на твое выступление…
- У нас просто гора домашнего задания – и все надо доделывать срочно! – кивнула Джулия.
- … Я сегодня едва не завалила с треском математику, на завтрашнем занятии непременно заставят исправляться, а я…
- Вас или тебя? – слегка «проснувшись», вяло полюбопытствовала дьяволица-менеджер. – Или профессор тоже до сих пор не запомнил, кто из вас кто, поэтому спросит на всякий случай обеих?
Мики нахмурилась и сжала кулаки. Нереально было доказать выпад в адрес чужих подопечных, если судьбы людей оказывались в достаточной мере взаимосвязаны…
- Нет. Ну… не думаю, – растерявшись, возразила Джулия.
- Значит, не вы не можете пойти, а только одна из вас. Мэтью, безусловно, с пониманием относится к тому, что учеба для вас гораздо важнее развлечений, тем более в самом конце года. Со стороны не так уж просто понять важность таких шагов в карьере музыканта. Но хоть кто-то из вас мог бы и поддержать своего друга.
- Ей, Соня! – опомнился Мэтью. – Я тебе очень за все благодарен, но все-таки, когда речь не идет об организации и договорах, я вполне могу и сам за себя говорить!
- Конечно! – снова уходя в полудрему, не стала спорить Гипнос.
Хелен, залившись краской, пристально смотрела себе под ноги и покусывала губу. Джулия, напротив, выглядела как-то бледновато и переводила рассеянный взгляд с юноши на сестру и обратно.
- Девочки, я действительно все понимаю! – достойно стараясь изгнать из голоса трагичность и даже намек на обиду, заговорил Мэтью. Но все равно чувствовалось, что он, если и не уязвлен, то все равно сильно раздосадован. – Для вас действительно важно не испортить годовой аттестат, вы вовсе не обязаны…
- Вовсе не обязаны ни к чему…
- Мэтью, мне так жаль…
- Эй, ну не нужно так киснуть! Я надеюсь, это далеко не последний мой концерт в «Вороне», еще наслушаетесь! – юноша улыбнулся, хотя уголок его рта при этом невольно дернулся. – Ладно… мне тоже пора на следующий урок, увидимся на большой перемене. Ну, пожалуйста, не расстраивайся!
Склонившись над отводящей взгляд Хелен, Мэтью бережно убрал выбившуюся из-под кепочки прядь русых волос с пылающего лица. Джулия колко покосилась в их сторону.
- А ведь мне действительно не обязательно начинать занятия с сегодняшнего же дня – меня-то завтра допрашивать с пристрастием не станут. Да и проблем с материалом у меня меньше! – тихо, но с мрачной решимостью пробормотала она.
- Ты хочешь пойти без меня? – еще скорее недоверчиво, чем удивленно или обиженно, переспросила ее сестра.
- Ну, ты же постоянно уходишь с Мэтью без меня…
- На свидание.
- Вот именно! Хотя бы на концерт я имею право пойти, если уж… раз уж… И вообще, это действительно глупо – если хотя бы одна из нас может пойти на концерт, то просто не ходить – это не по-дружески.
- По-дружески ты, значит, рвешься поддержать без меня моего… ну-у…
- Да неуже-ели?!
Сестры с полминуты мерялись пронзительными взглядами. В какой-то момент казалось, будто Хелен вот-вот расплачется, но вместо этого…
- Да черт знает, что же мне теперь делать! – отступив от Мэтью на шаг, громко воскликнула землянка, патетично всплеснув руками.
А взвыть в голос – причем в явно не приставших ангелу выражениях – тут же захотелось уже самой Мики!

0

22

А чего Мики так озаботилась тем, куда Гас собрался уходить?

0

23

Потому что он что-то затеял, а она считает, что свой ход он уже сделал раньше и права не имеет)

0

24

Лола
- Тебе что-нибудь взять? – косясь то на витрину буфета, то на приятельницу, на всякий случай спросила Лола, но Гипнос, едва плюхнувшись за столик, моментально перешедшая в «ждущий режим» функционирования, уронив взлохмаченную голову поверх скрещенных на столешнице рук, только что-то вяло промычала в ответ. Можно было бы удивиться, с чего это вдруг минувшая утренняя лекции, на которых Соня точно так же отрубалась, едва присев за парту, сумели так ее утомить, но Лола слишком хорошо знала эту особу, чтобы чему-то подобному удивляться. Да и чтобы по-настоящему ждать ответа – тоже, потому что раньше полудня русоволосой дьяволице с дымчато-синими крыльями и рожками ничего, кроме черного кофе, по ее же собственному выражению, «в горло не лезло». Но существуют же определенные традиции…
- Вот поэтому ты едва ноги таскаешь! – тоже в дань довольно давно сложившемуся ритуалу, буркнула Лолачка, только после этого оставив Гипнос в покое и направившись, наконец, к буфетной стойке.
Время от времени приятельница ухитрялась порядком ее раздражать. Чего стоило только это умение при – не то, чтобы особенно красивых, но вполне пристойных – внешних данных вечно выглядеть, как чучело! Время от времени Лола предпринимала попытки принарядить Соню или придать ее вечно взлохмаченным пепельно-русым лохмам вид хоть какой-то прически, раз уж для самой однокурсницы таким непосильным трудом было тратить время на прихорашивание, но это ни к чему не приводило: в лучшем случае та хотя бы не сопротивлялась, но в течение ближайшего часа ухитрялась вернуться в прежний взлохмачено-помятый вид, а чаще всего так и вовсе ненадолго выныривала из полудремы и принималась отчаянно сопротивляться попыткам творить из себя спящую красавицу. Не иначе, опасалась, что какой-нибудь принц тормошить надумает! А любые попытки донести, что выглядит просто кошмарно, разумеется, парировала любезным напоминанием, что сама Лола, в общем-то, одевается не менее мерзко. И кому тут объяснять, что, когда абсолютно любую одежду, мягко говоря, собою не красишь, чуть ли не единственное спасение – сваливать часть ответственности за не самый лучший вид на одежду!
Удрученно вздохнув, Лола принялась почти не глядя сгребать на свой поднос выставленные на открытую витрину буфета пирожные.
Лолачка с детства знала ту простую истину, что с самой собой ей в жизни крайне не повезло. Худший вариант невезения, поскольку ты сама – единственный в мире индивид, от которого ну никак невозможно избавиться. Вообще-то у дьяволов из касты Обжорства, как правило, не бывало комплексов из-за внешности, это в какой-то мере противоречило бы их основным жизненным ценностям и убеждениям. Но когда по линии второго родителя ухитряешься произойти из касты Зависти – вечное и невыносимое недовольство собой становится частью жизни. Критическое отношение к себе и миру на редкость глупо сочетается с полным отсутствием самодисциплины.
Да что ее родители вообще когда-то ухитрились найти друг в друге, интересно знать? Хотя, наверное, на долю обоих особенного выбора и не выпадало…
«Но это – еще не повод!»
Больше блюдец с пирожными на поднос не влезало – и так часть перекосилась, заставляя содержимое съехать и слегка помяться – похоже, прихваченный для неблагодарной подружки стаканчик с кофе придется прямо в руке тащить. Опять. Поэтому Лола, бросив сожалеющий взгляд на поредевший ассортимент витрины, развернулась обратно к столику.
И негромко зашипела от возмущения.
Кофе перед Гипнос уже стоял на столике, вынудив светловолосую дьяволицу на время вынырнуть из отрешенности и, обняв ладонями стаканчик, о чем-то почти даже без заторможенности беседовать с непонятно откуда взявшимся напротив за столиком – их столиком, между прочим! – Гасом.
Раздраженно выдохнув, девушка перехватила поднос поудобнее и намеренно неторопливо направилась к кофейному аппарату. Рыжий ее с самого начала учебного года порядком раздражал – к счастью, в аудитории, благодаря своим нечастым посещениям лекций, Лола с ним почти не сталкивалась, но в буфете теория вероятности начинала работать против. Кроме того, Соня, кажется, находила этого наглого типа довольно приятным, на единственную попытку приятельницы уточнить, чего «приятного» можно найти в разгильдяйстве и амикошонстве Гаса, туманно сослалась на Оскара Уайльда, согласно которому все терпеть не могут своих родственников, поскольку труднее всего прощать другим те недостатки, что есть и у самого. Тогда Лолачка обиделась на Соньку всерьез и примерно на пару дней. Во-первых, хоть каста Обжорства и производила впечатление, особенно со стороны, большой деревни, Гас вовсе не был родственником Лолы, а во-вторых, уж у нее-то было множество совершенно ДРУГИХ недостатков, которые этому жизнерадостному дурачку и не снились!
- Ну и что ему было нужно? – дождавшись, пока рыжий уберется восвояси (ну, по крайней мере, из-за их столика), Лола перестала делать вид, будто с кофейным аппаратом что-то не ладится, и, наконец, подошла к Гипнос. Из-за дурацкого стакана в одной руке не получилось даже раздраженно бухнуть подносом о стол без боязни его опрокинуть.
- Насчет практики, – закончив цедить кофе из первого стакана, Соня потянулась, откинувшись на спинку стула. – у меня право хода подзавалилось… подзавалялось – уже, наверное, несколько дней как…
Скорее уж – пару недель как! Лолачка прекрасно помнила, как к приятельнице то и дело подлетала в состоянии крайнего возмущения ее оппонентка Филетта – рыжеволосая ангелесса, предпочитающая в одеянии все оттенки сливочного масла. Размахивала флейтой, словно норовя настучать Соне по взъерошенной макушке, и визжала своим хорошо поставленным в небесном хоре голосочком на эту тему. Смысл сводился к тому, что, проиграв в последний раз в поединке, дьяволица философски – как всегда – полюбовалась на первый ход противницы, после чего… даже и не подумала воплощаться и предпринимать что-либо сама. В итоге в той, тогдашней дилемме, уж никто не помнил по какому поводу, Филетта, безусловно, победила, однако с того момента сама оказалась связана невозможностью как любого вмешательства, так и нового вызова до тех пор, пока Гипнос не реализует свое право на ход.  Учитывая, что в мире людей певунья играла роль одной из музыкантов в группе своего подопечного (в ходе практики большинство как ангелов, так и дьяволов почти независимо друг от друга решили, что удобнее закрепить какую-то конкретную роль в жизни «своего» землянина, чем постоянно представать перед ним в различных амплуа «случайного прохожего»), такой вынужденный простой был для нее крайне пакостной ситуацией.
Как предполагала Лола, Соня просто осознала, что лучшее, что ей удается в жизни – это не делать совсем ничего – поэтому, обнаружив способ достать противницу именно таким образом, теперь до самого конца учебного года планирует валять дурака.
А теперь передумала?
- Вообще-то, у меня давно одна неплохая идея возникла, – добавила Гипнос, неохотно сползая со стула и снова потягиваясь. – просто руки никак не доходили реализовать…
- И чем же таким ты была занята? – с легкой мстительностью съязвила Лола. Отчего-то первое пирожное неприятно отдавало кислятиной.
- А теперь, кажется, как раз подходящий момент подвернулся…
- Подходящий для тебя или для этого?
- Пора бы и дать Мэтью понять, что он для своих дублированных подружек всего лишь развлечение – так, свободное время занять. Эти девицы мне давно надоели, они губят его дарование! Гений обязан чувствовать себя одиноким, никем не понятым и окруженным исключительно завистниками! А эта… какая-то из них… или они обе, может быть – они заставляют его питать неуместные иллюзии и больше думать о себе, чем о музыке…
- Но Филетта твоя – талантливый музыкант – и я что-то не припоминаю, чтобы она чувствовала себя одинокой и непонятой!
По части общительности и живейшего дружелюбия (бр-р, как ее свои-то терпят? Истинно ангельским смирением, должно быть) солнечная флейтисточка на своем курсе уступала разве что Дольче!
- Именно поэтому она не гений, а бестолковая шумелка! – категорично заключила Соня и, прихватив второй стакан с кофе, направилась к выходу. Разочарованно вздохнув, Лола запихнула в рот очередное пирожное и принялась механически отколупывать со следующего кусочки фруктов, чтобы отдать Моте. Не то, чтобы Гипнос была таким уж увлекательным собеседником – ну, по крайней мере, слушателем неплохим и ее общество, чтобы занять время было все-таки предпочтительнее, чем оставаться наедине с хомяком.
Даже Леа куда-то сегодня подевалась… На следующую лекцию тащиться было совершенно неохота, а встреча с Анной-Лизой назначена только на вечер… может, подойти к ней сейчас и попытаться натолкнуть на мысль сбежать с оставшихся уроков? Конечно, это может вхолостую истратить право первого хода, полученного через приглашение, и тогда, даже договорившись о встрече, придется пропускать вперед Леанору – но что, собственно, Леа может сделать? За весь год подхода к подопечной так и не нашла – поздновато уже на что-то надеяться. А использовать метод Сони ангелу вряд ли придет в голову.
- Только дождемся второй перемены! – сообщила дьяволица хомяку, обтачивающему зубками кондитерскую вишенку. Мотя не возражала – она вообще всегда соглашалась с любимой хозяйкой.

Если после школы Анна-Лизу еще можно было отловить в одиночестве, то по школе она шастала всюду со своими подружками, словно привязанная. Не то, чтобы Лолу как-то смущало присутствие этих девиц, однако за ними, в свою очередь, могли как на привязи тягаться их собственные что хранители, что искусители – кто знает, что у них в данный момент за планы. На большой перемене дьяволица обнаружила почти полный состав – среди невидимого окружения трех девушек, расположившихся на одной из скамеек рекреации, о чем-то болтая и время от времени бросая колкие замечания другим проходящим мимо школьникам, не хватало, пожалуй, только ее собственной оппонентки. Забастовку ей баранкоголовая объявила в знак протеста, что ли?! Бледно-белокурая хранительница Федерики Клара боязливо жалась чуть в сторонке, кажется, за учебный год и стервозная подопечная и временами бешеная оппонентка успели нанести серьезный урон ангельской нервной системе. Зато в весьма общительном настроении оказался дьявол Фабианы – двухметровый амбал Риммон, поддерживавший симуляцию оживленной беседы практически единолично и пытающийся одновременно кокетничать с красноволосой похожей на изящную змейку Азазеллой и подтрунивать над собственным оппонентом – ангелом Селестино, который, по идее, тоже не жаловался ни на рост, ни на спортивное сложение, но перед Риммоном его куда более гармоничная внешность смотрелась все же бледновато… Хотя – это уж точно не с точки зрения их подопечной, на которую Селестино последнее время вздумал весьма оригинально влиять, словно бы и впрямь надеясь соблазнить добродетелью! Как ни странно, кое-чего этому красавчику-блондину достичь все же удалось. Риммон бесился, язвительно шутил на тему «гуриев мужского пола, вознаграждающих женскую праведность», но ничего поделать с высокодуховным недороманом так и не сумел, уповая лишь на то, что Фабиана эту высокодуховность долго терпеть не сможет, а неизбежное разочарование в надежде на роман обычный только сильнее оттолкнет ее от света. Сам же Тино каждый раз нудно повторял, что никаких оснований считать их отношения романтическими подопечной он не давал, а от невольного заблуждения она сама постепенно избавится. Слишком часто повторял, чтобы не выдать неуверенности в успехе и попытки себя самого заодно в этом убедить. Как бы то ни было, пока что из этой троицы ангелов только он чего-то вообще и сумел достичь. Он, конечно, проходил по весьма опасному краю своих полномочий, но пока что успешно удерживал равновесие.
Разумеется, оценить эту шумную – пусть и усилиями одного только Риммона – компанию в коридоре могла только Лола, пусть даже и находясь сама в обличье землянки. При ее приближении амбал слегка притих – впрочем, не он один. Мало кто из симпатичных и даже красивых девушек мог похвастаться силой эффекта, с которым Лолачка обычно привлекала к себе всеобщие взгляды, где бы только не появлялась! Если не фиксировать внимание на том, что именно это был за эффект и какую гамму чувств эти взгляды выражали, то получалось даже немножечко этим гордиться.
- О, привет! – Анна-Лиза соскользнула с диванчика навстречу чертовке и улыбнулась, пожалуй, несколько менее ядовито и более приветливо, чем ее подружки. – А что ты здесь делаешь? Не думала, что ты тоже учишься в нашей Школе…
- Не верится, что мы ухитрились бы такого не заметить! – с кривоватым оскалом добавила Федерика. Азазелла, зависшая буквально в полумере поодаль, довольно хихикнула.
- Из-за работы нет возможности постоянно посещать занятия, – покладисто объяснила Лола. – поэтому учусь практически самостоятельно, только писать специальные контрольные и сдавать экзамены приходится приходить.
Едкие мины двух красоток, разглядывающих Лолу, как какой-то экспонат музея ну очень альтернативного искусства, при упоминании контрольных и экзаменов стали уже с полной искренностью кислыми. Дружелюбия, естественно, им это не прибавило.
- Так, по крайней мере, я могу сама распоряжаться своим временем, – словно бы и не заметив этой реакции, продолжала дьяволица. – гораздо удобнее, чем подчиняться чужому расписанию. Кстати, Энни, мне, право, так жаль… но я сама только сегодня утром об этом узнала!
- О чем? – непонимающе моргнула густо подведенными карими глазами подопечная.
- Специальные весенние скидки в нашем торговом центре сегодня действуют только до часу дня, ты никак не успеешь их застать после школы! – с максимально сожалеющим видом Лола развела руками. – Представления не имею, для кого вообще устраивать распродажу с утра пораньше в будний день… Но, если бы не занятия, сейчас было бы, наверное, лучшее время, если мы собираемся пробежаться по бутикам. И народу те так много, как обычно…
Анна-Лиза призадумалась и слегка погрустнела. Федерика тоже встала с диванчика и по дуге обогнула дьяволицу, продолжая крайне скептически ее рассматривать.
- А что же, промышленность выпускает модные вещи, гм, твоих размерчиков? – почти медоточиво полюбопытствовала она. – Да и вообще, твоя собственная манера одеваться как-то не выдает эксперта в вопросах эстетики!
- Пожалуйста, перестань! – вынырнув из размышлений Анна-Лиза предостерегающе махнула подруге ладонью. Но миниатюрная брюнетка только неприятно оскалилась. Почему-то в такие моменты эта вполне миловидная, даже красивая девушка начинала напоминать – и, вероятно, не одной только Лоле – деловитую гиену.
- Именно поэтому, – на долю мгновения дьяволица позволила проступить на лице уязвленной гримасе (конечно, оскорбления Рики и близко не стояли к тем, что ей пришлось наслушаться в младшей и средней дьявольских школах, но для землянки та злословила неплохо – и это хотелось хоть из чистой любезности поощрить, изобразив, будто укол угодил в цель), но тут же с наигранным усилием ее согнала и снова с глуповатым радушием улыбнулась. – Мне и нравится ходить по магазинам с кем-нибудь. На себе я применить все, что знаю, не имела бы возможности.
- Ох, я умоляю! – Фабиана, так и оставшаяся сидеть, закинув одну точеную ножку на другую, неопределенно поводила в воздухе перед собой еще более точеными пальчиками с причудливым маникюром. Непонятно, что этот жест должен был обозначать, но смотрелось это очень изящно. – Да даже если бы она и вовсе ничего не понимала в этом, все равно была бы неоценимой спутницей – уж на ее фоне Энни, должно быть, чувствует себя просто королевой красоты!
Из просто удрученного лицо блондиночки на миг стало обозленным. Ну да, конечно, в компании подруг-то она негласно считается худшей, пусть даже и из лучших – несмотря на все свои усилия и одержимость внешним видом.
- Ну, если только… – поддержала мысль Федерика. Блондинка закусила губу, бережно, чтобы не смазать помаду.
- Энни, а может быть твоим подругам тоже пойти с нами сегодня вечером? В компании еще веселее! – с намеренно фальшивой жизнерадостностью предложила Лола. – И… я, в общем-то, и для троих фон вполне могу создавать!
Девушки на несколько секунд растерялись. Как-то неловко некоторым людям насмехаться над теми, кто сам над собой готов спокойно подшучивать…
- У Фиби сегодня свидание с инопланетянином! – мстительно вставила в возникшую паузу Анна-Лиза. Златовласка возмущенно не нее шикнула, а невидимый для землян Риммон с гыканьем покосился в сторону Селестино.
- Серьезно? – тоже невольно косясь поверх голов на красавчика-ангела, изумилась Лолачка. – Настоящим инопланетянином? Ты их этих… как их – уфологов, да? Я что-то не слышала, чтобы в последнее время кто-то здесь видел зеленых человечков…
От приглушенного ржания Риммон прямо на лету начал заваливаться вбок, а породистое лицо Тино стало таким отстраненным и невозмутимым, что несколько выдавало – ангела все же вывели из душевного равновесия.
- Хватит болтать глупости! – заметно подрастеряв вальяжность собственного превосходства над окружающими, огрызнулась Фиби.
- Вот именно! – Федерика в чем-то даже царственно скрестила руки. – Хватит болтать глупости. Энни может поступать, как ей вздумается, но я лично не нуждаюсь в контрастах, чтобы чувствовать себя симпатичнее! Тем, кто вполне обоснованно в себе уверен, такие глупости ни к чему!
- Серьезно? – чертовка сочувственно качнула головой. – Но разве постоянно оскорблять и унижать других – это не лучший в мире способ почувствовать саму себя… ну, слегка повыше ростом! – выразительным взглядом скользнув по темноволосой землянке вверх-вниз, наивно предположила она. Федерика поперхнулась вздохом, на светлокожем лице проступили беспорядочные розовые пятна, а блондинка с противоположной стороны испуганно ойкнула.
Ну, и кто бы сомневался? Уж в комплексах-то Лола могла бы назвать себя еще гораздо большим экспертом, поскольку, в отличие от всего остального, уж эту сферу знала на практике и самом тяжелом опыте!
- Н… не люблю, к тому же, тратить свое время на общение с людьми не моего уровня! – сумев, однако, почти без видимых проявлений совладать со своим бешенством (те, кто не смотрел сейчас ей прямо в лицо, действительно могли бы и не заметить короткой вспышки), Рика снова приняла царственный вид, насколько это вообще было возможно для самой невысокой девушки из присутствующих. – Фиби, пойдем отсюда!
Анну-Лизу она демонстративно не стала звать, вероятно, ожидая, что именно это пренебрежение заставит блондинку броситься следом, как виноватая собачонка. Но та не двинулась с места и, только дождавшись, когда обе подруги отойдут достаточно далеко, сокрушенно покачала головой.
- Зря ты так. Рика терпеть не может намеков на свой рост!
- Именно поэтому я о нем и упомянула! – Лолачка плюхнулась на освободившийся диванчик, отозвавшийся жалобным поскрипыванием. – Я, знаешь ли, тоже предпочла бы, чтобы мои габариты не столь увлеченно обсуждались – но я же ничего не говорю… В чем тут разница?
- Может быть, в том, что рост изменить невозможно, а ты вполне могла бы… могла бы не запускать свою внешность до такой степени, если бы захотела!
- Милая, надеюсь, ты понимаешь, что после слов вроде «завязывать с шоколадом» я буду вынуждена тебя убить? – шутливо погрозив пальцем, предупредила чертовка. – У меня справка от психиатра на эту тему есть! А вот перед подружкой своей тебе стоило бы поменьше заискивать – разве ты хоть в чем-то ее хуже?
- С Рикой лучше не ссориться…
- Иначе подпрыгнет и в морду даст? Или за стремянкой…
- Прекрати! – невольно усмехнувшись на предположение, но тут же себя одернув, потребовала подопечная.
- Ладно. Это твои друзья, а не мои, наверное, у тебя есть основания дружить именно с ними… почти все мои приятельницы, знаешь, придерживались мнения, что чем непригляднее выглядит и ведет себя окружение, тем проще самой в этом окружении проявить себя с лучшей стороны – поэтому некоторые чужие недостатки можно считать все равно, что достоинствами. Или что-то типа того… У тебя еще много занятий сегодня? Хотя, конечно, до конца распродажи мы все равно не успели бы, наверное, нет разницы…
- Да, ничего страшного, – рассеянно отмахнулась Анна-Лиза. – прогуляемся после занятий… может, Рика действительно перестанет злиться? Не такая уж существенная выгода от этих скидок…
Лола внутренне поморщилась, но все-таки предприняла еще одну попытку натолкнуть землянку на нужную мысль:
- Да, должно быть, у тебя сегодня какие-то важные занятия, все-таки конец учебного года, не такое время, когда стоит их пропускать из-за такой ерунды. Не думаю, что к вечеру совсем уж все лучшие вещички успеют распродать за день – наверняка еще куча всего останется!
- Сразу после школы – это еще не такой уж вечер… – явно о чем-то совсем другом размышляя, утешила ее блондиночка. Вот облом! Судя по всему, обеспечив Анну-Лизу «неразменной» карточкой, дьяволица тем самым заставила ее крайне беспечно относиться к вопросам любой экономии и теперь сыграла сама против себя.
- Ладно! – не стала она больше настаивать. Все-таки этот прогул почти ничего не значил, просто скучновато было дожидаться окончания уроков. – Тут уж, и правда, ничего не поделаешь. Удачи тебе, увидимся после занятий!
Подопечная махнула ладонью и собиралась было броситься вдогонку своим подружкам, но в этот момент увидела на другом краю рекреации какого-то неприметного паренька в белой рубашке и круглых очках и сделала небольшой крен, поравнявшись с ним.
- А, Джей! – с несколько преувеличенной радостью воскликнула девушка. – Нам не дали обо всем договориться на первой перемене… Этот Паоло та-акой тупой! Вот уж кому никакие дополнительные занятия не помогут!
Мальчишка, в первый момент растерянный неожиданным к себе вниманием, по мере ее речи быстро переменил настроение. Взгляд сквозь стекла старомодных очков стал прохладно-спокойным, даже слегка снисходительным.
- Так когда ты можешь позаниматься со мной дополнительно?
- Слушай, я же не учитель… – на миг лицо мальчишки снова попыталось стать неуверенной физиономией застенчивого ботаника. От попытки цапнуть себя под руку он мягко уклонился.
- Вот и отлично! С учителями у меня все время что-то не ладится! – прочирикала Анна-Лиза. – Если бы ты еще как-нибудь помог мне на тесте…
- Опять. Слушай, я не против того, чтобы помочь кому-то лучше освоить материал, чем уж умею, но подсказки и готовые домашние работы – это вред, а не помощь. Главное же…
- Что же я, хуже того чучела с плеером? – по-детски скуксившись, вопросила девушка. Когда взять Джея под руку у нее не получилось, она просто обогнала его на шаг и чисто символически перегородила путь, вынудив остановиться посередине холла. Так, что Лола по-прежнему могла прекрасно видеть и слышать эту сцену, не возвращаясь в истинное обличье и не следуя за подопечной под покровом экранирования. – Ему ты согласился сделать тот курсовик!
- Не то, чтобы согласился… но, кажется, возражения до него просто не доходят! А потом еще эти деньги, я подумал – может быть, мне предоставляется возможность… и что это неплохая идея – заниматься с отстающими…
- Тебе так срочно понадобились деньги? – заинтригованно спросила блондинка.
- Не мне. Понимаешь, Роксана… это хозяйка приюта для бездомных собак, где я работаю…
- А, – судя по легкому разочарованию, личность неизвестной Роксаны не оправдала ожиданий девушки. Наверное, рассчитывала уже, как с половиной школы поделится новостью о том, что у очкарика появилась подружка.
- То есть, не то, чтобы работаю. Помогаю. Приют существует, в основном, на благотворительные взносы. Так вот, сейчас у Роксаны какие-то проблемы. Приют ведь является представителем крупной зоозащитной организации – так вот, Рокси… она очень тяжелый по характеру человек, вечно ухитряется с кем-нибудь цапнуться. Теперь ее обвинили в мошенничестве и спекуляции, якобы в приюте специально размножают бездомных животных – и перекрыли все дотации. Ей теперь приходится крутиться, чтобы его не закрыли вовсе, но ведь и содержать его пока что приходится фактически за свой счет. И неизвестно, насколько это теперь затянется. Я и подумал – все равно ведь я регулярно делаю взносы в благотворительный фонд зоозащитных ассоциаций, так лучше сейчас внести деньги непосредственно в наш приют. Но… у меня все равно нет такой суммы, чтобы по-настоящему чем-то помочь.
Так что же, дело в каких-то там бездомных собачках? Теперь Лола уже не сомневалась, что Джей – это именно тот самый Джейкоб, с которым, судя по недавним стенаниям, так не повезло Мефисто. Да и упомянутое «чучело в плеере» весьма исчерпывающая характеристика! Значит, к концу года лохматик все-таки соизволил вынырнуть из музыки сфер и ради разнообразия что-нибудь предпринять… да, вроде бы, Азза упоминала, что вчера на лекции Мефа по этому поводу пропесочили.  А ведь в логике не отказать – толкнуть такого мальчишку на что-то действительно плохое нет почти никаких шансов, однако маленькими-маленькими шажками, через поступки, которые даже по-настоящему плохими не назвать, особенно когда совершают их ради трогательных пушистых щеночков, через демонстрацию жизненной несправедливости, да еще внезапно подбросив возможность хоть какой-то власти над одноклассниками, которые раньше смотрели свысока и изгалялись, а теперь вынуждены просить о помощи… Возможно, что-то такое могло и сработать.
Правда, перемена в поведении собственной куколки Лолу не обрадовала. Даже если знать, что внезапно проснувшееся желание хоть чему-то научиться обусловлено концом учебного года, а вовсе не тягой к знаниям – все равно неприятно видеть такую инициативу. Да и собачки эти… Животных Анна-Лиза вполне себе любила с определенной дистанции, можно сказать – ничего не имела против них. Ну, конечно, иметь дело соглашалась только с чистенько вымытыми, надушенными и хорошо воспитанными зверями, а никак не с приютскими дворнягами, но дистанционно вполне могла снизойти и до ничего не значащего сочувствия. Лола интуитивно уловила, что высмеивать мотивации Джейкоба блондиночка не стала не только потому, что рассчитывала на его помощь с математикой – уж как бы не прониклась таким «благородством». Конечно, вне симбиоза с Федерикой и Фабианой у Анны-Лизы на язычке несколько поубывало яда (и уверенности меньше, и все наиболее остроумные идеи принадлежали «атаманше», а Энни и Фиби только подхватывали их на манер греческого хора), но хоть что-то умеренно-насмешливое она просто обязана была на это сказать, а не зависать в выражении неловкого замешательства. Объяснение Джея одновременно разочаровало и смутило ее. Парень, кажется, этого не заметив, продолжал рассуждать:
- Ну, у меня у самого дополнительные занятия, я имею в виду – факультативы – после уроков по вторникам, средам и пятницам, а в приюте где-то с пяти помогаю. Та что, если считать выходные, свободного времени достаточно. Пока что я ни с кем ни о чем толком договориться не успел. А ты сама-то когда…
На попытке спросить, когда свободна девушка, очкарик, разумеется, запнулся.
- На сегодняшний вечер, – теперь уже Анна-Лиза перешла на более привычный свой тон, будто не помощь по учебе себе выпрашивала, а милостиво согласилась на встречу с застенчивым пареньком. Может быть, Лола зря за нее беспокоилась? – думаю, в четверг…
Договорить куколка не успела. В холле появилась девушка в одинаковых рубашках с коротким рукавом и форменном жилете с логотипом одного из земных банков и прямой чуть выше колен юбке. Впрочем, куда больше внимания заслуживало то, что в девушке «служащей» без труда опозналась ее незабвенная противница, пусть даже и сменившая свои вечные хвостики-баранки на стильную строгую прическу, и нацепившая на носик декоративные узкие стеклышки очков, вероятно, всячески стремясь выглядеть, пусть молоденькой, но все же взрослой.
- Ваш классный руководитель был прав и описал нам Вас очень точно! – не дав подопечной времени ни о чем спросить, затараторила Леанора. – Добрый день. Поскольку ни Вас, ни Ваших родителей в не оказалось дома, по телефону связаться не удалось, а этот вопрос не терпит отлагательств нам пришлось разыскать Вас в школе…
- Но что сл…
- Администрация банка приносит Вам свои извинения, программный сбой произошел по нашей вине и решить эту проблему не удалось сразу…
Девушка заметно скисла, сообразив, что неограниченный счет благополучно накрылся, а дьяволица досадливо закусила губу. Вот ведь зараза пернатая! Не сумела мотивировать подопечную к хорошим поступкам, так решила просто перекрыть доступ к усугублению дурных. Ладно, сейчас за Леа право хода, Лола вмешиваться не станет, но на чего птичка небесная рассчитывает добиться, только…
- С Вашим счетом возникли дополнительные сложности. Мы попытались просто аннулировать автоматическое оформление кредита, как недействительное без заключения договора, однако выяснилось, что вчера со счета уже была снята достаточно крупная сумма – теперь Вам следует погасить возникшую задолженность, прежде чем…
Анна-Лиза побледнела даже сквозь штукатурку автозагара и слегка покачнулась.
- Это безобразие какое-то! – возмутился Джейкоб. – Открывать кредит без договора и даже без ведома…
- Администрация банка приносит свои искренние извинения! – еще раз невозмутимо оттарабанила Леа. – К сожалению, причины произошедшего вне зоны моей компетенции, я могу только сообщить о необходимости срочного погашения… не понимаю, как можно было ухитриться и, не заметив, снять со счета гораздо больше, чем там могло вообще быть, – уже нормальным человеческим тоном добавила она. – но, если желаете, можно оспорить через суд…
Анна-Лиза еще раз покачнулась, с каким-то совершенно уж предобморочным лицом, теперь уже самому Джейкобу пришлось подхватить ее под руку из опасения, что девушка просто-напросто рухнет со своих ходулеобразных каблуков. Леанора смущенно избегала встречаться взглядом как с подопечной, так и с негодующим пареньком. Как ни странно, гнев нескладного, как кузнечик, взъерошенного очкарика вовсе не производил комичного впечатления, а Леа, как прекрасно знала Лола, любых разборок и ругани терпеть не могла.
- Но счет оформлен на Ваше имя, если мне следовало сперва связаться с Вашими родителями…
- Не нужно! – едва шевеля губами, тихо-тихо выдавила блондинка, в полузабытье опираясь на руку Джея.
- Если это не в Вашей компетенции, то мы зайдем в банк и выясним – в чьей! – с звякнувшим в голосе металлом сухо заверил паренек. – Так что спасибо за сообщение, мы постараемся решить этот вопрос в ближайшее время. Как же меня достала эта бюрократическая безответственность! Никто ни за что не отвечает, что бы ни случилось, зато с претензиями готовы даже в школу прибегать.
Ангел поспешно откланялась и торопливо пошла прочь, чтобы земляне не успели заметить ее вспыхнувшее от стыда на мифическую ситуацию лицо. Нелегко же ей, однако, далась эта необходимая жестокость! Следовало бы поймать пернатую на излете и поинтересоваться, что это за кредит она ухитрилась навесить на банковский счет Анны-Лизы (и как – до сих пор талантов с влезанием в банковские системы оппонентка как-то не проявляла), но это вполне можно было отложить на неопределенное потом, а пока, раз уж не успела самоустраниться из холла и вернуться в истинное обличье, стоило проявить некоторое участие к потрясенной куколке. Так что Леа беспрепятственно сбежала, а их подопечная, совместными усилиями Джея и Лолы, отведенная и усаженная на тот же самый диванчик, только тогда вышла из своего ступора и разрыдалась. Из невнятных объяснений получалось только выкристаллизовать что-то насчет того, что родители теперь непременно убьют дочурку. Как намеренно неуклюжие попытки Лолы, так и искренне неуверенные Джейкоба ее утешить и как-нибудь «разобраться в ситуации», в основном, только добавляли пара в наклевывающуюся истерику: всхлипывания постепенно перерастали то в скулеж, то в подвывания.
- Ну, хватит! – неожиданно резко сказал наконец Джей, встряхнув блондинку за острые ссутулившиеся плечи. Та от удивления слегка притихла. – Так ты никакую проблему не решишь! Особенно когда надо срочно что-то предпринимать. Ты точно уверена, что не хочешь оспорить все это через суд – такие истории в банках надо пресекать.
- А что она скажет родителям, когда те повторят вопрос о том, как можно было, не заметив, снять с карточки больше, чем там могло быть? – вместо пытающейся восстановить дыхание блондинки, риторически спросила Лола. К счастью, сейчас Джею было не до того, чтобы заинтересоваться, кто она-то такая и что делает в школе, похоже, этому парню запудрить мозги гораздо сложнее, чем трио красавиц.
- Для начала, проводи ее, пусть умоется, а то на привидение же похожа! – отрезал мальчишка, вольно или невольно угодив как раз в нужную точку – Анна-Лиза моментально постаралась с собой совладать и слегка трясущимися пальцами выудив из сумочки зеркало, недовольно оглядела свое острое личико в поплывшей косметике. Даже самый стойкий макияж не сумел сдержать натиска лавины рыданий. – Потом все вместе и подумаем, что тут можно сделать.
- Он-н прав! – подопечная неловко поднялась на ноги и, опираясь теперь уже на руку Лолы, сделала пару неуверенных шагов. – Мне надо привести себя в порядок…
Она, пожалуй, и в гробу лежа примется прихорашиваться, если уловит намек, что гример в морге поработал неидеально!
- Подумаешь, привидение! – послушно поддерживая блондинку, пробормотала дьяволица. – Я всю свою сознательную жизнь как персонаж малобюджетного фильма ужасов, но почему-то…
Походка только что едва переставлявшей журавлиные ножки Анны-Лизы стала куда тверже, через какое-то время она уже не столько опиралась на руку Лолы, сколько решительно тянула ту за собой в сторону ближайшей дамской комнаты.
Дьяволица молчаливо стояла чуть поодаль, наблюдая, как подопечная старательно плещет в лицо холодной водой. Между наманикюреных и чем-то напоминающих птичьи коготки пальчиков сбегали мутные от косметики струйки. Без макияжа и тональника лицо девушки с слегка порозовевшими от слез глазами казалось гораздо моложе и куда менее резким, особенно в сочетании с наскоро заплетенными в косу, чтобы, склоняясь над раковиной, не намочить волосами – однако стало выглядеть и довольно-таки простеньким, не смотря даже на необычное сочетание темных, бархатисто-карих глаз с белокурой шевелюрой. В начале года Лола подумала, что волосы подопечная обесцвечивает, но цвет оказался натуральным.
- Я вляпалась по самые уши! – после какого-то времени молчания констатировала Анна-Лиза, без восторга уставившись в зеркало над раковиной. – Похоже, следующая прогулка по магазинам меня в весьма неблизкое время ожидает…
- Мне так жаль! – совершенно искренне поддакнула Лола.
- Да и занятий по математике это тоже касается… Слушай, а как ты устроилась работать продавщицей? Я тоже неплохо разбираюсь в этом – уж если Джей нашел применение своим, гм, интересам для того, чтобы подзаработать, то, может быть, и у меня получилось бы. Все-таки лето впереди, может быть, найдя подработку, я сумею выплатить задолженность этим кровопийцам – так, чтобы хоть родители ничего не узнали…
- Ну… Я могла бы разузнать, не нужна ли где-нибудь продавщица, – признаться, такого поворота беседы дьяволица не ожидала. Сейчас должен был быть камнепад злости на весь мир и водоворот саможаления, но… кажется, этому Джейкобу каким-то образом и впрямь удалось настроить девушку на мысль, что проблемы надо решать, а не варить в своих переживаниях. Лолачка такого терпеть не могла! Стоит как-нибудь отвязаться от этого мальчишки, да поскорее… Хотя он, наверное, и сам уйдет – перемена длится не вечно, а прогуливать очкарик не захочет по сколь угодно уважительной причине.
Джейкоб, однако, терпеливо дождался их на диванчике в рекреации, хотя Анна-Лиза довольно долго прокрутилась перед зеркалом, пытаясь снять легкую опухоль и розоватость вокруг глаз, прижимая к ним пригоршни холодной воды, и недовольно бурча, что теперь еще и вся школа увидит без макияжа.
- Слушай, Джей, мне очень жаль, но теперь у меня точно нет денег на дополнительные занятия, так что…
- Это я уже понял. Раз уж ты решила сама как-то погашать эту задолженность, может быть, стоит хотя бы частично вернуть деньги на счет. Не могла же ты за один вечер истратить такую сумму полностью.
Лола, припомнив вчерашнюю вакханалию в торговом центре только мысленно усмехнулась такой детской наивности со стороны, казалось бы, уже великовозрастного парня. Сразу видно, что подружки у Джея не было никогда – при таком-то смутном представлении о масштабах девичьих потребностей! Но подопечная, смутившись, отвела глазки.
- Я… кажется, слегка потеряла над собой контроль, когда решила закупиться вещичками на лето.
- Слегка? – заторможено переспросил парень и, получив в ответ еще один сконфуженный взгляд, на какое-то время призадумался. – Ну… наверное, большую часть покупок ты еще распаковать-то не успела, значит, сохранились все этикетки. Надо вернуть в магазины все, что получится.
- В-вернуть?
Определенно, от Джейкоба надо было срочно отвязываться!
- Ох, с этими возвратами всегда столько мороки, обычно продавцы терпеть не могут принимать что-то назад, если с качеством вещи все в порядке. По своей работе в магазине знаю – начальство за такое вечно норовит… Ну, допустим, про пару шмоток можно соврать, будто они не подошли – но не в таком же количестве! – чертовка поморщилась, напоминая себе, что игра в хорошую приятельницу куколки кое-к-чему обязывает. – Я-то постараюсь это уладить, но… мы столько магазинов обошли, всех теперь и не помню даже!
Анна-Лиза мучительно размышляла, морща лобик и недовольно поджимая тонковатые без помады губки. Разумеется, расставаться с едва-едва приобретенными вещичками ей очень не хотелось. На какой-то миг даже казалось, что землянка ухватится за удобную отговорку о трудности с возвратом вещей, но в конце концов та только с трагическим видом кивнула, соглашаясь с парнем.
- Ох, заболтались мы – вы урок не пропустите? – «спохватилась» дьяволица, решив, что это самый верный способ отвадить этого слишком уж рассудительного типа. Увы, подействовало это только лишь отчасти – Джейкоб действительно забеспокоился, но, вместо того, чтобы просто убраться, поймал за руку ее подопечную.
- И действительно, лучше пойдем! Не стоит добавлять проблем к уже существующим и пропускать уроки. После занятий вместе попытаемся все уладить! – он ободряюще улыбнулся, слегка сжав пальцы девушки в ладони. – Безвыходных ситуаций не бывает!
«Угу! Бывают только те, из которых все выходы нежелательные!» – мысленно поддакнула Лола. Очень хотелось поинтересоваться, что, если Анна-Лиза такой проблемой считает появление на людях без косметики, то не кажется ли ей, что появление в компании отличника нанесет еще больший удар по репутации, но пришлось только пожелать вслух удачи и отвесить еще одно ничего не значащее обещание «попытаться разузнать, что там можно сделать» в расчете, что тоже получит приглашение встретиться после. Вот только блондинка, едва поспевающая за Джеем, в ответ додумалась только бросить рассеянное прощание.
Вскоре Лола осталась в холле одна.
Ну, или почти.
- Если ты соврала ей, пообещав, что поможешь найти работу, – мягко спланировав сверху, заверила Леанора. – то этим могу заняться и я! Вряд ли она будет много значения придавать симпатиям и антипатиям в случае крайней необходимости.
- Подслушиваем, птичка небесная? Есть что-то довольно противоестественное в том, что из нас двоих именно ты не умеешь завоевать естественную симпатию и вынуждена загонять людей на самый край этой необходимости, чтобы хоть чего-то от них добиться! – негромко ответила дьяволица. – Мои недостатки люди принимают проще, чем твою дистиллированость! Кстати, я не обманывала и ничего ей не обещала. Я сказала только «могла бы разузнать».
- Поэтому я и говорю – обманула. Это звучало похожим на обещание, но ничего при этом не обещало!
- Скажи лучше, как тебе удалось навесить на нее этот кредит. Вирус, которым я запутала систему, давал совершенно другой эффект: в тебе очень внезапно проснулись неизведанные таланты или… или это ты в данном случае просто навешала подопечной лапши на уши?
Согласно распространенному заблуждению, ангелы не лгали. Быстро раскрывающаяся чепуха – будь так, у них не было бы никаких шансов в этом противостоянии. Но умели крылатые и хитрить, и изворачиваться, и жульничать и даже плести интриги – для некого абстрактного «высшего блага», разумеется – вот только очень не по нутру им приходилось это занятие. Персиковая кожа баранкоголовой порозовела не то от смущения, не то от сдерживаемого негодования.
- Нет. Я попросила Анг Ли выловить твой вирус и… ну, тоже там кое-что, как ты выразилась, «хакнуть».
Оп-паньки. А вот такое о пташках приходится узнавать неожиданно!
- Что же, хоть что-то общее у тебя с нашей подопечной все же оказалось, умение кинуться за помощью к какому-нибудь ботанику, когда своих мозгов на что-нибудь не хватает! – чтобы не выдать своего удивления, съязвила Лола и, прежде чем оппонентка открыла рот для обрушения длинной нудной проповеди о важности взаимной помощи и товарищества, добавила. – Но все равно ты не угадала. Я действительно собираюсь помочь куколке – почему бы и нет!
Теперь настала очередь Леа порядком опешить.
- Помочь? Насколько я заметила, тебе совсем не понравилось, что у нее начало проявляться чувство ответственности…
- Да-да, перед «крайней необходимостью», разумеется. Но я прекрасно знаю, что уж работа в бутике точно не подтолкнет Энни к моральному самосовершенствованию, так что за нее спокойна!
- Это еще почему?
- Примерно по той же причине, по которой я, например, никогда не пошла бы работать в кондитерский магазин!
- А мне казалось, тебе нравится…
Не договорив, Леанора резко смолкла и помрачнела.
«Нравится», конечно, было словом, очень слабо и сухо характеризующим ситуацию. Но ангелы, даже проведя почти год бок о бок с землянами и дьяволами, даже научившись принимать многие вещи к сведению (потому до Леа и дошло так быстро) – все рано не могли в полной мере понимать и чувствовать весь диапазон такого явления, как одержимость чем-либо!

0

25

Джулия
Хелен старательно изображала обиду. Это сестра, видимо, была по ее представлению виновата в череде так по-дурацки завершившихся событий, каждое из которых по-отдельности вполне можно было считать удачным, но в сочетании отчего-то образовавших весьма неприятную комбинацию. Или в том, что старшая сестричка не утрудила себя вовремя подтянуть математику! Конечно, Джулия преуспевала в точных науках ничуть не более, но это уж точно отношения к делу не имело.
Младшая из близнецов действительно немного интересовалась – это даже увлечением нельзя было назвать – простенькими, что называется, популярными гаданиями и тому подобной мистикой. Не то, чтобы она особенно во все это верила, к возможности предугадывать будущее Джулия относилась почти так же скептически, как и сестра, но разобраться в себе и привести мысли в порядок нехитрые ритуальчики действительно помогали. Сейчас, правда, дело было не в их результатах, а в оставшимся в памяти красивом образе установленной между двумя зеркалами горящей свечи: зеркала отражались одно в другом и превращались в длинный таинственный коридор в бесконечность. Захватывающее зрелище. Вот только сейчас оно вызывало совсем не веселые раздумья о том, что сестры-близнецы в чем-то сильно напоминали эти два установленные напротив и отражающие друг друга зеркала. Стоило между ними вспыхнуть огоньку раздражения – как той свечке – это моментально разрасталось в бесконечную вереницу взаимно посылаемых обидок и негатива. Как цепная реакция… Возможно, глупо обижаться на то, что обижены на тебя.
«Но я ведь ни в чем перед ней не виновата, а Хелена заставляет меня… то есть – хочет, чтобы я чувствовала, будто это так. Несправедливо!»
И если, оборонив первую фразу, Джулия сама сильно сомневалась в том, что хочет идти куда-то без сестры, то реакция той – в особенности бестактное напоминание о том, чей Мэтью парень – быстро разожгла злое упрямство. Парень или нет, а друг он их общий и ни к чему было сразу выставлять это попыткой младшей сестры сблизиться с ним чуть сильнее. По крайней мере, тогда Джулия точно ни о чем таком не думала!
Хотя по мере нарастания взаимной обиды зачастили и мысли на тему, что тут сестры наравне – и, если бы Мэтт вдруг передумал, она перед Хелен ни в чем не будет виновата. Не вменялся же старшей в вину его нынешний выбор, хотя Джули это расстраивало ничуть не меньше!
Бывали в жизни случаи, когда необходимо уж либо ссориться, либо мириться. Выплеснув раздражение и немного друг от друга после этого отдохнув, как-то спокойнее все начинаешь воспринимать. Но и ссоры, как таковой, тоже не получилось. Почти до конца занятий девушки привычно всюду ходили вместе, вот только почти не разговаривали – не считая коротких односложных фраз по необходимости. Хелен обижалась на сестру, а Джулия сердилась на эту обиду и сама не знала, чего они вообще сейчас ждут друг от друга. Хотелось подумать, что, если старшая сестра первая раскается в своей резкости и продемонстрирует доверие – тогда и Джулия сама не захочет никуда без нее идти, но… не верила девушка себе в этом до конца и почти боялась осуществления ожиданий. Для Мэтью действительно очень важен этот концерт. А для нее важно его поддержать – не продемонстрировать поддержку, чтобы выставить себя отзывчивее Хелен, а по-настоящему искренне поддержать. Но если сестра скажет, что ничего не имеет против, а Джулия все равно бросит ее зубрить математику, сама отправляясь развлекаться, то чувствовать себя при этом будет последней сволочью. Пусть уж лучше продолжает сердиться, как бы позволяя этим раздражаться в ответ!
- Ну, и что же ты собираешься делать дальше? – напряженное молчание к концу учебного дня стало слишком уж гнетущим, поэтому в итоге младшая сестра все же не сдержала деланно-равнодушного интереса. Хелен холодно блеснула недовольным взглядом, но, кажется, напряженное затишье успело утомить ее не меньше, поэтому все-таки ответила. Если можно было считать это ответом…
- А как насчет тебя?
- По-моему, это тебе непременно нужно подготовиться к следующему уроку!
- Правда? – с преувеличенно-сладкой улыбкой, в сочетании с колючим взглядом казавшейся еще более фальшивой, чем сама по себе, Хелен сорвала с себя беретик и небрежно взбила волосы ладонью. – А как ты думаешь, учитель точно помнит, кого именно из нас спрашивал? Если я вдруг случайно завтра забуду ее надеть…
Старшая сестра выразительно покрутила головной убор на пальце. Вернее, попыталась выразительно покрутить, но уже на втором-третьем обороте берет благополучно соскользнул и отправился в свободный полет…
- Вот дьявол! – тихо прошипела сквозь зубы Хелен, пока Джулия пыталась обмозговать только что полученную угрозу. Даже не стала привычно морщиться, услышав, что сестра опять чертыхается.
А кепочка, пролетев по кривой дуге, угодила в откуда-то взявшегося рядом с близнецами Гастона. Определенно, рыжеволосому толстяку по жизни крайне везло на случайные попадания – мишень он из себя представлял весьма удобную, в том числе, и для теории вероятности.
- Э… ну, привет, красавицы.
Коротко скользнув по девушкам взглядом поверх темных очков, Гас любезно протянул пойманный берет Хелене, безошибочно определив старшую сестру. Даже к концу учебного года различать близнецов с неизменным успехом получалось только у Мэтью, для всех остальных эта дурацкая шапка, похоже, была единственным маячком. Что, собственно, и делало угрозу «забыть» ее дома весьма коварной со стороны Хелен! Что до Гастона, так он, наверное, успел увидеть, кто из них отправил головной убор «полетать», или запомнил какие-то более мелкие отличия – все-таки общаться им приходилось несколько чаще, чем с одноклассниками. Не видеться, конечно – именно общаться.
- Привет, – рассеянно ответила девушка.
Джулия не могла четко сформулировать свое отношение к рыжему. При аналитическом рассмотрении он являл собой сосредоточение сплошных недостатков – что внешних, что личностных – но это складывалось в какое-то странное невероятное обаяние. С Гасом было легко общаться, иногда девушка ловила себя на мысли, что толстяк каким-то образом понимает ее лучше всех, включая сестренку, а может быть, включая и саму Джулию, но при этом перед ним она не испытывала неловкости от мысли, что кто-то может понимать, что твориться у нее на душе. Возможно, дело было в убежденности самого Гастона в том, что никаких недостатков, мыслей или поступков не нужно стыдиться – никто ведь не обязан быть совершенным. Вероятно, это очень многое объясняло относительно него самого… Но и проблема произрастала от этой подкупающей приятности общения – Джулия не раз ловила себя на том (а еще чаще ее сестра на таком ловила), что, поболтав о чем-нибудь с Гасом, легко было пойти вразнос и насовершать множество не вполне осмотрительных поступков, о правильности которых потом приходилось еще долго голову ломать. От осенней вечеринки, на которую Джулия пригласила весь класс и еще толпу едва знакомых по школе ребят, решив в шумном забытье отвлечься от мыслей о начавшемся романе Хелен и Мэтью до подаренного Мэтту дорогущего скейтборда, о котором тот давно мечтал, однако приятного подарком Джулия сделала больше себе, чем ему – запоздало дошло, что у юноши не было средств на подарки эквивалентной стоимости и это его невероятно смущало. Вроде бы ничего, по сути, плохого, но…
Словно общение с Гастоном попросту парализовало на время всю самодисциплину и чувство меры, оставляя лишь порыв делать и получать все, что хочется. Даже при том, что сам рыжий должен был бы служить иллюстрацией того, как опасно ни в чем не знать меры.
Повисла пауза. Хелен с молчаливым резковатым кивком приняла берет, но надевать не стала, словно бы в знак непонятной окружающим немой угрозы в адрес сестры. Толстяк, кажется, слегка смутившись прохладного приема, выглядел немного растерянным.
- Сестренка сегодня встала не с той ноги! – мстительно «объяснила» Джулия, отбросив свои невеселые размышления. – Не обращай внимания.
- Как правило, у дурного настроения оказываются какие-то более реальные основания…
- Вот только Джули ударилась в мистицизм и все теперь объясняет с точки зрения суеверий! – охотно отыгралась Хелен.
- Вот видишь! Весь день на меня сегодня кидается, как будто я ей должна чего-то…
- А проблемы, как правило, имеют свое решение, иногда правильно сформулировать их – уже практически решить, – словно и не заметив вставленного обмена колкостями, закончил свою мысль Гастон. Старшая близняшка перестала вертеть в руках берет и скептически хмыкнула.
- Снова эти твои психологические заморочки?
- Что-то вроде того! – Гас покаянно развел руками.
- Нет у нее никаких проблем! – доверительно сообщила Джулия. – Просто сама не знает, чего ей нужно, а за компанию и все остальные страдать обязаны!
- Вот так уж прямо и страдать! За компанию! Да к уроку не лучше меня готовилась, то, что спросили именно меня – чистая случайность, с тем же успехом это могла быть и ты. Дополнительные занятия тебе нужны не меньше…
- Ну да! А на дебютное выступление Мэтью никто не пойдет, просто чтобы тебе не было обидно!
- Я… я еще ничего не решила, понятно тебе?
Рыжий с интересом слушал перепалку. Вообще-то Джулию порой посещало подозрение, что недоучившийся душевед использует обеих девушек для каких-то профильных наблюдений, а то и психологических экспериментов, но почему-то возмутиться этому не получалось.
- Еще лучше! Собираешься прятаться за моей спиной на следующем уроке, надеясь, что нас перепутают и вместо тебя я под конец года испорчу себе оценки. Эгоистка!
- А сама, можно подумать…
- Девушки! – Гасу каким-то образом удалось одновременно положить лопатообразные ладони на плечи обеим сестрам. Те успели привыкнуть к его спонтанным проявлениям дружелюбия, поэтому даже не слишком покачнулись. Убедившись, что завладел общим вниманием, толстяк мягко улыбнулся. – Не нужно говорить так, будто эгоизм – это что-то ненормальное или неестественное. Каждый хотел бы делать только то, что хотел бы – и при этом сталкиваться как можно с меньшими трудностями. Ну, кроме отдельных… маньяков с перебором инициативы. Это нормально. И для каждой из вас совершенно нормально сердиться на того, кто свои проблемы на вас переваливает. По сути, вся жизнь человека – это поиск компромисса между естественными его потребностями, чувствами и желаниями с навязанными социумом правилами и установками…
- Скажи что-нибудь, чего мы сами бы не знали, а! – сообразив, что рыжий уловил любимую свою тему и может теперь философствовать, забыв о времени, чуть резче обычного прервала Гаса Джулия.
- Вы что же, хотите, чтобы я за вас решал? – опять растерялся толстяк. Прямо что-то советовать он не любил, предпочитая рассуждениями и полунамеками подводить собеседника к определенной мысли, но сам оставаясь как бы и не при чем.
- Да! – прежде, чем сестра собралась с мыслями, выпалила Хелен.
- Или хотя бы скажи ей, что она не права – без всех этих «естественных эгоизмов» и прочего!
Рыжий сцепил кисти рук в «замок» и в задумчивости повертел похожими на сардельки большими пальцами.
- Для каждого индивидуальна расстановка приоритетов…
- Сам бы ты как поступил, если бы срочные дела не позволяли подготовится к уроку, а на следующем занятии непременно…
- Непременно угрожали устроить подставу!
- Для меня это не проблема, – пожал плечами Гас. – я… да, честно говоря, постоянно на ответах в классе сыплюсь. Ничего в этом кошмарного нет.
- А если бы была проблема? – решила не сдаваться Хелен.
- Тогда, наверное, просто бы не пошел на урок. В младшей школе я часто так делал, даже если просто настроения не было тащиться… обычно из-за этого.
Сестры переглянулись. Почему-то до смешного простой вариант – прогулять денек, выиграв немного больше времени, ни одной из них даже в голову не пришла.
- Что-то мне подсказывает, до подготовки в его случае дело так и не доходило – и все равно в итоге вступал в силу вариант «не стесняться дураком себя выставить»! – насмешливо подытожил знакомый голос. Навстречу из-за угла центрального школьного корпуса появилась Мики. Гас резко остановился и набычился.
- Может, отложим на потом твои вечные нравоучения?
- Многое в жизни можно отложить на потом – главное, чтобы это «потом» хоть когда-нибудь наступило! – огрызнулась черноволосая девчушка и, несколько демонстративно полностью переключив внимание на сестер, слегка напряженным тоном пояснила. – Я могу с вами позаниматься в то время, когда вам самим будет удобнее, девочки. Я предложила свою помощь, а не навязываю ее.
- Как же! – едва слышно буркнул под нос Гастон.
- Я… я сейчас разговаривала с Филеттой…
Джулия недоуменно приподняла брови. Филеттой звали рыжеволосую непоседливую флейтисточку, в этом году присоединившуюся к группе Мэтта. Поначалу девчонку, постоянно крутящуюся вокруг музыканта, да еще весьма бурно и живо склонную выплескивать на людей свои симпатии – гитарист тут не стал исключением – сестры единодушно недолюбливали. Но, кажется, к Мэтью девчонка относилась как младшая сестричка, порой докучающая своей суетливой искренней заботой, но с чисто детской еще солнечной привязанностью. И она слишком уж приветлива была с близнецами, слишком искренне радовалась, что у нелюдимого музыканта, наконец, появились друзья в школе – чтобы продолжать относиться к Филетте плохо. Да и играла она почти так же здорово.
Но сестры и понятия не имели, что флейтистка, оказывается, знакома с Мики.
- Это выступление действительно очень важно для Мэтью… и вам, я думаю, действительно следует поддержать его.
- Эй! – каким-то обиженным тоном вставил ошарашенный толстяк. – Ты чего, не будешь ездить по ушам насчет того, что прогуливать нельзя, и все такое?
- Прогуливать – нехорошо, – слегка поморщившись, переформулировала брюнетка. – но если не делать этого систематически, то и не самый серьезный проступок. С самого начала можно было бы просто по-человечески попросить учителя об отсрочке – но теперь, боюсь, поздно пытаться… Думаю, гораздо важнее показать своему другу, что важное для него событие и для вас очень важно. А за один вечер все равно толком с отставанием по программе не разобраться – тут хотя бы несколько занятий нужны. Если нет никакой возможности…
- То из двух зол стоит выбрать более симпатичное! – преодолев легкий шок, подсказал Гас, снова заставив Мики едва заметно скривиться. – Стрекоза, я тебя просто не узнаю…
- В конце концов, что бы там некоторые… психолухи не утверждали! – демонстративно продолжая обращаться исключительно к девушкам, чуть веселее добавила та. – Хорошие поступки определяются не какими-то там «навязанными» нормами, а идут по-настоящему от сердца.
- Более пустой и банальной фразочки просто не…
- Просто понимать такие вещи могут только те, у кого чувства не стоят на одной линии с потребностями и желаниями и исходят от сердца, а не от желудка! – не выдержав, рыкнула Мики.
- Ох, ну можно подумать! – толстяк даже очки снял, чтобы все могли в полной мере оценить картинное закатывание глаз. – Сколько разговоров из-за какой-то чепухи, как что ни называй – суть от этого не поменяется. И вообще, ты переоцениваешь свои таланты, Стрекоза. То, что ты сама хорошо знаешь точные науки – не гарантирует, что ты кому-то можешь с ними помочь. Нет в тебе преподавательской харизмы, заставляющей прислушиваться.
- Зная, какие именно качества в преподавателях ты более всего ценишь, Гас, я, пожалуй, порадуюсь, что у меня их, по твоему мнению, нет!
Переставшая что-либо уже понимать в разговоре Джулия бросила растерянный взгляд на сестру, но та обернулась с точно таким же непониманием на лице.
Как в зеркале отразив.

Отредактировано Владлена (2012-06-19 01:19:11)

+1

26

Владлена написал(а):

- Зная, какие именно качества в преподавателях ты более всего ценишь, Гас, я, пожалуй, порадуюсь, что у меня их, по твоему мнению, нет!


Прелесть  :D

А Мики не волнует, что одновременно воздействовать запрещено? Или предполагается, что с того момента, как Гас четко сформулировал свой совет, его ход закончен?

0

27

Так она и не влияла, наоборот - отказалась фактически. Гас, собственно, тоже, когда она только появилась, настроился на скандал по поводу (конечно, уже не в зоне слышимости сестричек).

0

28

Та-дам! Непринцесса Леа и Лолачка - досьешкО
http://s017.radikal.ru/i410/1206/71/1531a0896d1bt.jpg

+1

29

Анг Ли
- Ты вообще соображаешь, что натворил?!
- Пакость – разумеется.
Анг Ли зажмурился и, стараясь успокоиться, помассировал кончиками пальцев виски. Настроение с самого утра было просто тотальной паршивости, должно быть, день, начавшийся с визита кого-то из дьявольской братии, и правда не мог быть «добрым» по определению. Сосредоточиться на проблемах Джейкоба никак не получалось,  мысли то и дело возвращались к разговору с дьяволессой, отчего привыкший быть довольно спокойным, даже флегматичным паренек снова и снова начинал кипеть от возмущения. То злился на самого себя за глупость вообразить – хоть на долю мгновения, что ухитрился встретить в школе единомышленника. На кафедре искусителей, это же надо додуматься! То вспоминал, как напоминало чудачество Кабирии чисто товарищескую любезность, а заодно то, как дьяволы себе обычно представляют «удачность» юмора и шуточек, вспыхивал от негодования уже в адрес наглой девчонки, нисколько не сомневаясь, что все это было разыграно исключительно с целью поиздеваться.
Прав профессор Аркан, мальчишке следовало бы немного больше общаться со своими товарищами – тогда бы, наверное, и в голову бы не взбрело компенсировать недостаток общения за счет чертовки, пусть даже оказавшейся интересной и симпатичной собеседницей, любящей книги почти так же сильно, что и он сам – что, наверное, и породило эту иллюзию взаимопонимания. Нет уж, Анг Ли не собирался себя обманывать – даже самые искренние чувства и интересы при учете дьявольской специфики все равно проявлялись совершенно иначе. Бесконечно чуждо. Только дьявол может считать, что проявлением «любви» к произведению может быть скачивание оного в сети и, по сути, постепенное разорение автора!
«Вернее – только дьявол или один из того множества землян, которые в это почему-то поверили…»
Неужели среди ангелов меньше умных и приятных девушек, которые при этом не станут оспаривать элементарных этических аксиом?! (Примерно за такими мыслями сегодня утром Анг Ли застала робко обратившаяся за помощью с каким-то там банковским счетом Леанора. Конечно, парень бы постарался помочь однокласснице в любом случае, но тогда появление девочки показалось едва ли не ответом судьбы на его невеселые мысли. Русоволосая тихоня училась почти так же хорошо, что и он сам – если бы не неудачи с практикой, могла бы и оспорить статус лучшего на ангельском потоке – и, наверное, тоже любила книги). Почему ему никогда не приходило в голову подружиться с Леа в течении года? Повода не подворачивалось, а оба оказались слишком застенчивы… что ж, возможно, еще получится все наверстать?
  Но тут еще и оппонент… изволил проснуться под конец учебного года!
- Не понимаю, на что ты рассчитываешь. Выполнять за других домашние задания, конечно, нехорошо, но Джейкоб пошел на это из милосердия… и помогать одноклассникам согласился только за деньги исключительно из заботы о судьбе приюта и его обитателей. Все это нельзя назвать дурными поступками…
Впрочем, и хорошими тоже не назовешь. Как же у землян все в жизни запутано! Должно быть и Мефисто подумал о том же, не услышав в тоне ангела той уверенности, которую тот больше для самого себя, чем для оппонента попытался продемонстрировать.
- С чего-то же надо начинать! – с кривенькой ухмылочкой возразил лохматый дьяволенок.
Все это начало… Ведь раньше Джей не совершал и спорных в своей моральности поступков тоже. Конечно, до конца года Меф просто не успеет завести его далеко по кривой дорожке… Но сегодня Анг Ли во всем мог предполагать только худшее. Что, если землянин уже по собственной инициативе продолжит это движение уже во время каникул, когда не только искусителя, но и хранителя не будет рядом? Ведь ангел должен заботиться о его выборе, в первую очередь, как о благе для самого Джейкоба, а вовсе не как о своей оценке за практику! Или неприятности, спровоцированные последними событиями, начнутся уже теперь?
- А если эти трое недо… кхем! Недостаточно ответственно относящихся к учебе и школьной дисциплине молодых людей – все-таки набросятся на него, разозлившись на подобное поведение? Об этом ты подумал?
- А это, пернатик, уже твоя вотчина – думать! – ехидно откликнулся Мефисто. Миг помолчал, видимо, сообразив, что ляпну не совсем запланированное, и все же пояснил. – Я имею в виду – подопечного от неприятностей оберегать – твое дело! Вот и вперед, с песнями… можешь хоть живым щитом поработать,  этим олухам-то пофиг, из какого именно зубрила в окулярах пыль выколачивать!
- Спасибо огромное за свежую идею! Уж без твоих советов о том, как мне свою работу выполнять, я, наверное, и не знал, как жить-то! – огрызнулся Анг Ли. Однако сарказм, по его собственным меркам балансирующий на грани немыслимого хамства, дьяволенка не впечатлил ни капельки. Довольно оскалившись, Меф сладенько пропел «Да не за что – ты обращайся!» и, явно считая разговор доведенным до логического конца, снова нахлобучил на взлохмаченную зеленовато-каштановую шевелюру ободок наушников.
Анг Ли проводил упорхнувшую нескладную фигуру оппонента сердитым взглядом и в очередной раз попытался задуматься не о том, какие все дьяволы гады и интриганы, а о том, что же теперь делать с Джейкобом дальше. С логической точки зрения, конечно, непременных неприятностей в ближайшее время у Джейкоба не должно было быть – судя по рассудительному (по меркам лоботрясов) замечанию Дарио, пока учебный год не закончился, они будут нуждаться в помощи отличника и это будет стимулом проявить сдержанность. Вот только иллюзий относительно пределов этой сдержанности иллюзий строить не приходилось. Да и что давала бы эта отсрочка: чем дольше оттягиваешь, тем сильнее потом шарахнет. Может, и не худший поворот событий предсказывало это тяжелое предчувствие относительно хулиганского трио.
Настоящая проблема была не в хулиганах, а в том, что Анг Ли даже не представлял себе, что мог бы в такой ситуации сделать для Джейкоба. О том, где раздобыть денег и как нормализовать отношения с окружающими людьми ангел знал не больше, если вообще не меньше самого мальчишки, а от того, в чем оба они преуспевали, толку в такой ситуации маловато. Опять-таки, прав был профессор, усомнившись, что такое родство душ ангела с подопечным в той же степени проблема, что и преимущество: по сути, раскрыть ничего нового для Джейкоба Анг Ли не мог. Зато Мефисто появился как раз в нужное время с нужной идеей! Чего у дьяволов не отнять, так это предприимчивости – даже у таких недотеп, как лохматый.
Что же, тогда Анг Ли будет действовать не как духовный наставник Джейкоба, а просто как его товарищ. Поговорит, поделится своими опасениями – Джей умный мальчик, и не будет дразнить гусей сейчас, зная, что через какое-то время эти три гусака с лихвой на нем отыграются. И то – если вообще вытерпят это «какое-то время»! Может, Анг Ли вообще просто сгущает краски из-за сегодняшней склонности все видеть в черном свете, а на самом деле рассудительному юноше вовсе даже и не ударит в голову новоприобретенная власть над другими школьниками? Конечно же, поговорить с Джеем все равно стоит – и чтобы в этом убедиться, и, если понадобиться, все-таки дать совет.
Когда закончились занятия, Анг Ли, уже перевоплотившись в землянина и остановившись подождать Джейкоба на выходе из школы, столкнулся с еще одним совершенно неожиданным обстоятельством. Подопечный вышел из ворот не один, а в компании какой-то высокой светловолосой девушки, после некоторых колебаний опознанной, как одна из трио красоток, составляющих посильную конкуренцию хулиганам на поприще головной боли всего класса. Сейчас, правда, блондинка выглядела притихшей и какой-то поблекшей, оттого и не была узнана с первого же взгляда. Джей, напротив, обычно терявшийся в разговорах с любыми девочками, за исключением разве что Жиневры, выглядел сейчас непривычно уверенным и что-то со смесью строгости и подбадривания втолковывал однокласснице.
Перевоплотившийся ангел потрясенно замер в нескольких шагах, не решаясь подойти к парочке, пока не обратившей на него никакого внимания. У ворот в это время многие толпились. Оставалось только наблюдать.
- …Если этого все равно не хватит или не все вещи согласятся принять обратно, я добавлю. Но учти, тебе придется это мне вернуть – не только потому, что мне нужны сейчас эти деньги, но и для того, чтобы впредь ты помнила о необходимости контролировать свои траты. Договорились?
- Это так мило с твоей стороны! – негромко пролепетала блондинка. Остановившись в нескольких шагах от ворот, она неожиданно развернулась и неуклюже «клюнула» Джейкоба в скулу торопливым поцелуем. – Даже не знаю, как мне тебя благодарить…
Отличник, уже намеревавшийся выдать еще что-то ободряюще-нравоучительное, остолбенел. Анг Ли бы поступил точно так же, но внезапно взметнувшаяся интуиция заставила поспешно отвлечься и переключить внимание на невысокого мрачного паренька с темными патлами почти до плеч, вышедшего из школьных ворот почти следом за парочкой, но тоже пока что ими незамеченного. Похоже, Паоло сегодня тоже ухитрился выбиться из редко распадавшегося трио.
Спонтанный поцелуй и его заставил впасть в короткий ступор, но Паоло оказался натурой слишком импульсивной и энергичной, чтобы любое потрясение выражалось у него в бездействии. Скорее даже наоборот – после мгновения замешательства хулиган подчеркнуто-громко хмыкнул, привлекая к себе внимание.
- Решила заработать себе скидку на аренду чужих мозгов еще и таким образом, а, фифа расфуфыренная?! – с вызовом глядя снизу вверх в еще больше побледневшее лицо обернувшейся к нему девушки, язвительно спросил Паоло. Обычно за ответными любезностями красотки в карман не лезли, но сейчас и без того подавленная Анна-Лиза не нашлась, что ответить, только сильнее раззадорив хулигана.  – Я-то думал, это даже для курицы вроде тебя окажется чересчур!
- Не нужно лезть в чужие дела, – сухо попросил Джейкоб.
- Пользуешься ситуацией на всю катушку, очкарик? – переключился уже на него Паоло. – В конце года все тебя так внезапно стали уважать и любить! А, впрочем, тебе-то что еще остается.
- Пожалуйста, хватит говорить глупости! – в голосе подопечного снова звякнул незнакомый металл. – Мне твои дурацкие шуточки безразличны, но с девочкой можно быть и повежливее.
- Что, как решил в репетиторы податься, так думаешь, всех можешь теперь поучать?! – сорвался на какой-то визгливый рык длинноволосый. – Не нужны мне твои советы! И уроки тоже не нужны – тоже мне, проблема, итоговые результаты – да у меня они каждый год паршивые, и ничего! Не думай, будто ты тут всем так со своей учебой нужен. А вздумаешь зазнаваться, так я могу напомнить, кто здесь кто!
Тут Паоло совершил ошибку. Можно сказать, двойную ошибку. Во-первых, он слишком привык постоянно чувствовать за спиной внушительную поддержку в лицах Дарио и Валерио, и не учел, что сейчас-то находится с обычно беспомощным отличником, который, при своей хрупкости все равно был выше самого хулигана почти на голову. Во-вторых, не знал, да и не мог знать, например, о том, что после курса лечения в приюте у Роксаны огромного, с пони, дога, который панически боялся уколов, Джей неплохо наловчился компенсировать недостаток физической силы грамотным ее использованием. Анг Ли тогда даже не пришлось ему чем-то помогать. Поэтому к тому, что занесенный даже не для удара, а так, что небрежного – «ботанику» и того хватит! – тычка кулак окажется перехвачен и направлен чуть в сторону, отчего вместо этого тычка выйдет нечто вроде неуклюжего полупоклона. Не успевшие разойтись школьники у ворот ободряюще загомонили, слегка отхлынув в стороны и образовывая вокруг троих плотное кольцо, через которое хранителю, обуреваемому уже просто криком кричащим чутьем крупных неприятностей, пришлось с переменным успехом проталкиваться. А Паоло глухо зарычал сквозь зубы и попытался еще раз, уже всерьез, нанести удар. Испуганно взвизгнула Анна-Лиза, но Джей снова перехватил занесенную руку и, мягко изменив направление удара, заставил хулигана все-таки потерять равновесие и под ободряющие смешки и выкрики окружающих проехать по асфальту.
Ангел сделал еще одну попытку протолкнуться в центр событий, но его опередили. Без церемоний растолкав школьников не хуже ледокола, на арену неторопливо вышли Дарио и Валерио.
- Говорили ж тебе, дебилу! – тоскливо оглядев с руганью приподнявшегося на четвереньки приятеля, подытожил толстяк. – Не лезь пока к ботану, сперва зачеты сдадим! Теперь вот прям сейчас бить придется.
- Уверен, что то действительно есть необходимость? – холодно переспросил Джейкоб.
Долговязый Валерио молча взял Паоло за куртку и рывком поднял на ноги.
- Надо, надо! – не без сожаления покивал здоровяк. – Уж лучше мы зачеты завалим, чем допустим в школе слух, будто одного из нас можно безнаказанно перед всей школой побить.
- Не бил я никого. Он просто шлепнулся…
Снова истошно завизжала блондинка. Анг Ли, наконец, сумев растолкать зрителей, только и успел рвануться вперед – чтобы в последний момент тяжелая медвежья плюха от Дарио досталась не Джейкобу, а ему – первого же удара легко хватило, чтобы сбить ангела с ног, кажется, на миг даже потеряв сознание. Очки с носа куда-то слетели, впрочем, в глазах почему-то все так ярко мелькнуло, а потом потемнело, что толку от них было бы сейчас мало.
А мальчик-то еще относился скептически к нарисованным вспышкам, которыми в комиксах сопровождались удары.
- Эй, бараны! Думаете, втроем пару беззащитных мозгляков поколотив, типа, вы себя перед всей школой лучше выставите? Страшно, небось, выбирать более достойных противников…
В человеческом обличье удара и последующего падения вполне могло хватить для небольшого сотрясения, оттого Анг Ли почти с уверенностью отнес услышанное в область слуховых галлюцинаций. Однако в глазах слегка прояснилось, а тощую слегка сутулую фигуру в взлохмаченной шапке дредов без труда можно было узнать даже и без очков. Ему-то что нужно?
Дарио, тоже более чем просматривающийся и затуманенным близорукостью взглядом, неторопливо, как танковая башня, повернулся к перевоплотившемуся дьяволенку.
- Может, нам еще и беззащитного тебя поколотить, чучело. Для ровного, так сказать, счета? – пробасил здоровяк, неторопливо двигаясь вперед. Мефисто попятился – у ангела мелькнула догадка, что он тоже не слишком-то задумывался о том, что собирается делать дальше – однако очень быстро уткнулся спиной в школьный забор, только и додумавшись, что панически в него вжаться. Словно рассчитывал, что и в человеческом обличье сумеет провалиться сквозь каменную кладку. – Ну?!
  - Ты как? – игнорируя свирепые взгляды Валерио и красного от бешенства Паоло, обещающие со всеми тут еще в скором времени разобраться, Джейкоб присел рядом с Анг Ли. Эх, хорош же хранитель – и верно, только на работу живым щитом и хватило! Но сейчас мальчишка был слишком увлечен судьбой оппонента, чтобы хоть как-то диагностировать свое состояние. – Погоди, не вставай. Голова не кружится?
Дарио окончательно прижал Мефисто к стенке и с ленцой занес огромный кулак.
Однако и этот удар тоже оказался перехвачен на излете. Не отклонен, а вполне буквально перехвачен, словно тисками. Глава хулиганской шайки дернулся, пытаясь высвободить руку, но безуспешно. Да и теперь, когда рядом вдруг оказался Гас для сравнения, габариты Дарио как-то уже совершенно не впечатляли.
- Давить на людей некрасиво и свидетельствует о плохом воспитании, – просипел рыжеволосый дьявол, нависший над хулиганом, словно тролль из детской сказки. И, поразмыслив, участливо добавил. – угомонись, или я тебе руку сломаю.
- Хватит дурить, ребята! – посоветовала Мики, тоже в непонятный момент возникнув из толпы и положив ладони на плечи Паоло и, не без труда дотянувшись, Валерио. – Пошумели – и хватит.
- Ты еще покомандуй тут, пигалица! – окончательно озверел коротышка, заприметивший кого-то даже миниатюрнее себя и оттого почувствовавший приток агрессивной уверенности.
- Я бы не сове…
Договорить Гас, продолжающий удерживать растерянного главаря хулиганов за запястье, просто не успел.  Мики, не говоря больше ни слова, оттолкнула верзилу и, почти без замаха, влепила кулачок в длинноволосого. Поскольку за минувший год девочка успела попривыкнуть к противнику, мягко говоря, существенно превосходящему в весовой категории, с ударом она несколько переборщила, отправив Паоло еще раз проехаться по асфальту, на этот раз уже на спине.
- И покомандую! – звонко подтвердила она. – Я убежденная пацифистка и не признаю насилия как метод, поэтому не могу допустить, чтобы кто-то на кого-то нападал! Я за дело мира всем мозги повышибаю!
Повисло недолгое молчание, нарушенное только усталым, можно даже сказать, страдальческим вздохом рыжего дьявола, этот воинствующий пацифизм на собственной шкурке испытывавшего с завидной регулярностью.
- Ребят, давайте мы сейчас мирно и дружески разойдемся, а? – снова обратился к Дарио, в очередной раз пытающемуся высвободить руку, Гас.
Анг Ли наконец рискнул попытаться встать, опираясь на руку порядком смущенного Джейкоба. Как ни странно, голова в общем и целом не только осталась цела, но и уже не кружилась. Кажется, самым серьезным повреждением суждено было стать разодранному об асфальт локтю.
- Живой? – ободряюще хмыкнула Мики.
- В общем и целом…
- Вот и отлично! Расскажешь потом, как то тебя угораздило в такую историю впутаться!
- Спасибо… всем вам! – сообразив, что практически никого из случайно вмешавшихся даже не знает, Джейкоб стушевался окончательно. О недавней спокойной решительности не осталось и следа. – Ан, я даже не знаю… почему ты вообще?
- Люди должны помогать друг другу, не так ли? – резонно ответил Анг Ли.
А вот с какой стати дьяволы полезли – и даже не поучаствовать, а именно помочь в прекращении драки – самому оставалось только голову ломать. Благо, после тумака от Дарио еще осталась недоломанной.
- Э-э, Меф, я понятия не имею, зачем тебе это было надо, но спасибо! – переадресовал благодарное недоумение отлипшему от забора меломану ангел. Даже без очков легко было догадаться, что тот сейчас досадливо поморщился.
- Из-за тебя, анг… Ан, я бы никуда не полез! Но этот умник мне еще пригодится в целой и невредимой комплектации! – чертенок резко дернул лохматой головой в сторону Джея.
- К тому же никак нельзя оставлять безнаказанным, когда кто-то чересчур уж буквально трактует понятие «весомая аргументация»! – согласно покивал рыжий, без особого труда разворачивая Дарио да плечи и награждая легким тычком в спину. Пожалуй, глава хулиганской шайки принадлежал к числу очень немногих землян (да и не только землян), кому удавалось при «легком» тычке от Гаса удержаться на ногах, лишь слегка покачнувшись. – Это никому, кроме меня самого, непозволительно.
Джейкоб какое-то время молчал, удрученно размышляя. Потом еще раз пробормотал благодарность, перемешанную с извинениями за то, что стал невольной причиной столь неприятного представления, после чего, взяв за руку торопливо цокающую каблучками Анну-Лизу, удалился.
Анг Ли и Мефисто синхронно проводили подопечного взглядом, а когда он скрылся, переглянулись.
- Не думал, что ты так буквально все, типа, воспримешь! – помолчав, признался Меф.

0

30

Владлена написал(а):

- И покомандую! – звонко подтвердила она. – Я убежденная пацифистка и не признаю насилия как метод, поэтому не могу допустить, чтобы кто-то на кого-то нападал! Я за дело мира всем мозги повышибаю!


С любовью и честностью, справедливостью и искренностью я несу возмездие во имя Луны! :)

0

31

А Мики опять отстранение не схлопочет?

0

32

Нет. Во-первых, это не может трактоваться как воздействие на моральный выбор Павлика, во-вторых, она действовала чисто по-человечески, и - это могут подтвердить свидетели, целому одному из которых полностью можно доверять - действовала практически в условиях вынужденной самообороны. Да и для начала туда влезла, заступаясь за Анг Ли.

0

33

Мефисто
- Не понимаю, чего тот Паоло так вдруг взбеленился. Тогда, у фонтана, они, кажется, решили пока Джея не трогать, и вдруг…
Дьявол с кривой усмешкой покосился на пернатого умника, не понимающего при этом самых элементарных вещей.
- Да нравится коротышке эта кукла разукрашенная, вот и психанул, когда увидел, как она на мозгляке виснет! – снисходительно, как ребенку, объяснил Меф, заработав вместо благодарности недоверчивый взгляд сквозь очки, при обратном превращении восстановившиеся на скуластой физиономии пернатого.
- Шутишь? Он же ее терпеть не может, постоянно принимается издеваться и дразнить…
Мефисто снова сочувственно посмотрел на ангела – уже не как на маленького, а как на слегка юродивого.  Что тут поделать, небесное воспитание у них такое!
Выискивая укромный уголок для обратного превращения, противники потеряли немного времени, но уже своим летом догнать Джейкоба и его спутницу проблем не составляло. Правда, по пути пришлось столкнуться с Лолой и баранкоголовой ангелессой Леанорой, как-то ухитрившимся пропустить столь волнующее событие в жизни подопечной блондинки и теперь запоздало спохватившимися.
- Потому он и злился, что Энни ему нравилась, – грустно объяснила своему однокурснику пернатая. – у землян… все бывает очень сложно.
Возможно, не все ангелы так уж безнадежны. Некоторые – просто на обычном уровне бестолковости. Ну что может сложного в том, что парень, что называется, полтора метра в прыжке, из-за влюбленности в модельной красоты журавлиху будет испытывать в ее присутствии необычайное обострение всех своих комплексов и, как следствие, люто из-за этого беситься? Паоло, может, и мысленно смирился с тем, что сам понравиться объекту интереса не может, но когда какой-то отличник, с его точки зрения, просто обязанный быть еще более безнадежным, стал получать от девушки, хоть незначительные и сомнительные, но все же знаки внимания, впал в бешенство.
Вот и сейчас белокурая землянка с неуверенной улыбкой, не слишком-то напоминающей обычный ее скопированный со страниц глянцевых журналов оскал что-то вполголоса говорила все еще отводящему взгляд Джейкобу, а когда тот, не поднимая головы, буркнул в ответ что-то неразборчивое, полуобняла за плечи и снова принялась что-то настойчиво втолковывать мальчишке. И дьяволы и ангелы заинтригованно подлетели поближе, но, словно назло им, именно в этот момент Анна-Лиза смолкла и, снова улыбнувшись, ободряюще накрыла ладонь Джейкоба своей.
- Возможно, я была к ней несправедлива, – печально заметила Леанора. – хотя именно я не должна была ни на миг сомневаться, что в глубине души она очень хорошая девушка…
- Вот только так глубоко, что, типа, геологов нанимать надо, чтобы это проверить! – кисло откликнулся Мефисто. – Скорее всего, она просто оказалась немножечко умнее остальных и предпочла не ссориться с лучшим учеником класса, когда экзамены уже на носу. Надеюсь, он осознает это женское коварство и подрастеряет немного идеализма до того, как я на второй год загремлю…
- Почему ты так уверен, что Анна-Лиза с ним неискренна? – Анг Ли неуверенно смерил парочку изучающим взглядом. На отношения между людьми (как, впрочем, и между Вечными) его знаменитое всезнайство не распространялось и это, похоже, заставляло чувствовать себя неуютно. Первый отличник кафедры Хранителей привык разбираться во всем. – Мне так вовсе не кажется…
- Кажется – ха! Ты, типа, всерьез веришь, что особа с таким характером, да еще считающая себя одной из первых красавиц школы способна искренне увлечься каким-то невнятным заучкой! Ха! Где это ты видел, чтобы…
Закончить фразу не получилось – Мефисто достаточно бесцеремонно отпихнули, заставив изобразить в воздухе неуклюжую дугу, чтобы выровнять полет, а после растерянно уставиться на мерцающую мантию темных волос и трепещущие острые пурпурного цвета крылышки.
- Эм, привет! – поздоровалась возникшая между парнями лицом к ангелу Кабирия. Очкарик, сам растерянный не меньше Мефа ее появлением, механически кивнул.
- Привет…
- Я решила что… – дьяволица почему-то оборвала фразу и, пару секунд помолчав, заговорила немного иначе. – Я хочу извиниться. Тогда… я глупо себя повела. Именно потому, что я прекрасно понимаю, что ты ангел и все такое, мне следовало бы с уважением отнестись к твоим принципам и убеждениям, хоть даже я и продолжаю считать их глупыми. Но ссориться я совсем не хотела.
- Э-э…
- Это тебе! – отлетев чуть в сторону (теперь Мефисто мог видеть ее профиль), Кабирия протянула ангелу какую-то небольшую книжку в мягкой обложке. Тот, впрочем, не спешил ее принимать, поэтому девушка сама приоткрыла томик, продемонстрировав столбики витиеватых иероглифов на форзаце. – Подарок от хозяина издательства. Отец со многими земными дельцами тесно общается по своей службе, так что Шо-сан согласился подарить мне один из пилотных экземпляров готовящегося к изданию тома. Это, по-твоему, достаточно ч… честно? – излишне демонстративно наморщив нос, с вызовом закончила она. Анг Ли растерянно мотнул головой, поправил слегка перекосившиеся очки и, наконец, тоже заговорил.
- Послушай… но, если ты все это время могла получить книгу прямо от издателя, то зачем вообще связывалась с этими сетевыми пиратами?!
- Но это же было бы неинтересно! – картинно всплеснув одновременно руками и крылышками, Кабирия изобразила в воздухе какое-то полубалетное движение. – Я сама ее не читала, как видишь.
Пернатый заучка в явной растерянности снова поправил – без особой на то нужды – очки.
- Да. Я понимаю… То есть, не понимаю, но мне тоже стоило принимать к сведению. Мне очень жаль, что я тогда наговорил тебе гадостей! – он изобразил что-то среднее между кивком и полупоклоном. – Это ты меня прости.
- Птенчик, если ты всерьез полагаешь, что то, что ты говорил – «гадости», то тебе определенно больше времени стоит проводить в социуме! – прима класса искусителей хмыкнула. – Книжечку-то возьмешь, или тебя опять что-то не устраивает?
- Но мне нечего тебе подарить вз…
- Эй, я, кажется, сказала «подарок», а не «махнуться на что-то по бартеру»!
- Да… спасибо. – наконец, справившись со своими колебаниями, Анг Ли неуверенно протянул руку за томиком. – На самом деле это мне следовало попросить прощения…
- Мне никогда не интересно, что кому «следует» или «не следует» делать! – Кабирия снова наморщила нос. – Я сказала, что ХОЧУ извиниться – и это единственное, что важно. Увидимся в библиотеке, зануда!
Описав очередной картинный пируэт, девушка нырнула сквозь одну из стен и скрылась из виду. Позерша! Пернатый очкарик гипнотизировал подаренную книжицу, впав в какую-то прострацию, впрочем, сам Меф тоже пребывал в весьма растерянных чувствах.
- И что это, типа, БЫЛО?! – наконец сумел выдавить он.
- Может быть, это новая гламурная мода –  заводить себе ангелов? – флегматично предположила подлетевшая поближе Лола, единственным проявлением удивления со стороны которой можно было с натяжкой счесть на время прекращенный хруст шоколадкой. Мефисто почти со злостью покосился на толстушку.
- Снова выступаешь типа экспертом в теории? На тебя-то уж точно даже ни одно чудо в перьях не польститься!
Пухленькая чертовка философски вздохнула и принялась неторопливо разворачивать очередную плитку.
- Ты всерьез полагаешь, что меня это должно расстраивать? «Типа»! – с ухмылкой передразнила она. Меф скривился.
- Тебя, по крайней мере, могло бы расстраивать то, что происходит с твоей подопечной!
Конечно, Лоле-то с какой стати проявлять беспокойство! Какие бы неожиданные качества «в глубине души» Анна-Лиза внезапно ни обнаружила, уж из нее-то даже чудо компетенцией повыше, чем у этой «принцессы Леи» не сделает в одночасье пай-девочку – уж да конца учебного года точно. Но, тем не менее, несколько очков влияния толстушка явно упустила, а подчеркнуть, что не один только Мефисто остался в дураках, хотелось до отчаяния.
- Ничего такого особенного с ней не происходит. Энни тебе не Кабирия, нашел с кем сравнить! Даже если ее чувства к Джейкобу и искренние, у нее духу никогда не хватит только ими и руководствоваться в ущерб собственному престижу. Она не переживет, если подружки начнут ее высмеивать за то, что связалась с ботаником, а в школе начнут думать что-нибудь неподходящее.
- Это мы еще посмотрим! – с непривычной резкостью вставила «принцесса Лея».
- Посмотри. Такова суть некоторых людей – будут игнорировать свои собственные желания ради того, – Лола запихнула в рот почти половину шоколадки. – фтобы фыглядефь ф глажах окружающих людей определенным образом. Хватит малейшего толчка, чтобы Анна-Лиза передумала!
Леанора что-то там возражала, но больше не получилось услышать ничего интересного. Почти не вслушиваясь в разговор девиц, Мефисто подумал. Еще подумал…
- Гм, Лола! – попытавшись соскрести всю возможную любезность, снова заговорил он через какое-то время. – А ты не могла бы, ну, пока не вмешиваться? Не подталкивать свою куколку к тому, чтобы она быстро разрывала отношения с Джейкобом.
- Думаю, мое вмешательство для этого и не потребуется, достаточно этих ее подружек.
- Ну, ти… Может, в конце учебного года и они предпочтут быть полюбезнее с главным классным зубрилой. Пусть Джей успеет привязаться к блондиночке, чтобы и разрыв у них вышел поболезненнее… Она-то все равно не успеет существенно измениться к лучшему, даже если общение с ним в чем-то ее и изменит. Ну, пожалуйста! А я, типа, тебе, ну, тортик куплю…
- Эй! – Лолачка фыркнула, не разжимая вишневых губ в россыпи темных крапинок шоколадной крошки. – Взятка унижает тем больше, чем она меньше!
Мефисто ожидал чего-то подобного, поэтому не стал ни хмыкать в ответ, ни опрометчиво спрашивать, чего же хочет сама Лола, вместо этого изобразив короткие колебания.
- Ну, хорошо – два тортика! – с демонстративной неохотой «согласился» он. С минуту дьяволята мерялись упрямыми пристальными взглядами.
- Жлоб! – лаконично припечатала, наконец, чертовка. – Впрочем, я согласна! Я не стану ничего делать для того, чтобы куколка как можно скорее избавилась от этого Джея. На итоговых контрольных он ей пригодится, и, в конце концов, я действительно ничем не рискую. Да и ты непонятно, на что надеешься! Какими бы ни были обстоятельства в жизни твоего подопечного, тебе от этого не будет толку, пока хотя бы говорить по-человечески не научишься!
Меф мысленным усилием напомнил себе, что пока что лучше ему с этой девицей не ссориться.
- Если потребуется, буду говорить и не по-человечески! – вяло огрызнулся он.

0

34

Эпилог (Джейкоб)
- Ты ничего не слышала?
Девушка, с кислым выражением на симпатичном остром личике гипнотизирующая листок с примерами тестовых заданий, то и дело поглядывая на Джейкоба все более обижено и явно ожидая, что и этот экземпляр он тоже в качестве показательного примера решит вместо нее, помотала головой.  Странно…
- Послушай Энн, мы же только что разобрали в точности аналогичные задания…
- Ну, неужели тебе так трудно мне помочь? – глаза бархатного карего цвета заставляли бы вспомнить олененка Бэмби, если бы Анна-Лиза чуть менее усердствовала с подводкой, ну, по крайней мере, в дневном макияже. Впрочем, Джей, как и многие мальчишки мало что в этом понимал, поэтому не рисковал лезть с советами на тему внешнего вида. Достаточно и того, что он оказался не самым лучшим помощником в том, в чем действительно разбирался.
- Я и так тебе помогаю. Помогаю самой понять, как использовать формулу, ведь на контрольной же…
Шорох, стук и скрежет повторился, заставив мальчишку смолкнуть и напряженно прислушаться.
- Подумай спокойно, времени у нас сегодня еще достаточно. И можешь пока использовать формулы из учебников – их гораздо проще запомнить не заучиванием, а используя в примерах. Я обычно просто выполняю все задания, пока не выработается автоматизм… Продолжай, я все-таки пойду посмотрю, что там за шум, ладно?
Блондинку сказанное отчего-то ничуть не приободрило.
- И зачем мне вообще нужна эта математика?! – риторически вопросила она у потолка.
«Может, чтобы впредь сопоставлять свои траты с суммами, которые должны были оставаться на банковском счету?» – мысленно ответил Джей, правда, почти сразу мысленно же устыдив себя за это. В коридоре шорох и шум, из комнаты едва слышимый, звучал уже совершенно отчетливо – со стороны входной двери, которую словно бы пытались прокопать насквозь крошечным экскаватором – однако определить его причину по-прежнему не получалось.
- Это что еще такое? – тихо пробормотал себе под нос мальчик, отпирая замок.
За распахнувшейся дверью, нетерпеливо копошась и поскребывая то дверь, то косяк лапой, крутился средних размеров коричневый пудель – тощий, с неухоженной шерстью клочьями. Особенно всклокоченными и неряшливыми выглядели длинные уши, напоминающие прическу какого-нибудь ретро-хиппи. Задрав острую мордочку на появившегося из-за двери Джейкоба, пес притих.
- Привет, приятель! – медленно, чтоб не напугать неожиданного гостя, присев на корточки, мальчик протянул к псу руку. Кажется, незнакомый человек того не нервировал, хотя потерялся или сбежал пудель явно уже несколько дней назад – и кто знает, с какими людьми ему пришлось столкнуться в скитаниях по улицам.  – Ну-ну, все хорошо. Уж не знаю, что тебя заставило прийти именно по этому адресу, но это удачное совпадение.
Кажется, одичать пес все-таки ничуть не успел, или отличался дружелюбием к людям просто по складу характера. Широко улыбнувшись в ответ на слова Джея, пудель оперся передними лапами о колени мальчика и потянулся к нему мордой. Рассеянно почесывая за клочковатыми собачьими ушами, Джейкоб только теперь увидел почти скрытый длинной грязной шерстью ошейник с какой-то бляшкой.
- Ну-ка, посмотрим, может, найти, откуда ты потерялся, будет не так-то сложно… – подхватывая пса на руки, заметил парень, но, к его разочарованию, на тусклой бляшке не было ни адреса, ни имени владельца. Только, по всей видимости, кличка.
- Мефистофель?! – переспросил Джей, уже втащив собаку внутрь и рассматривая полуистертые буквы на жестяной «медальке». – Да уж! Можно предположить, что искать нам следует доктора Фауста!
Кажется, имя и впрямь было знакомо пуделю, но, быть может, он просто среагировал на вопросительную интонацию, громко тявкнув.
- Это еще что? – капризно протянула, тоже выглянув в коридор, Анна-Лиза, но тут же, передернувшись, отступила на шаг обратно, вглубь комнаты. – Фу, ну что ты делаешь! У него же, наверное, блохи… или вообще ВШИ!
- Сейчас разберемся, – ответил Джейкоб, к еще большему неприятию блондинки взъерошивая собачью шерсть. – вымою его и осмотрю сам, не тащить же прямо сейчас к Роксане, да и приют и без того вечно переполнен. Продолжай пока без меня.
Пудель еще раз звонко тявкнул.
- Ну, конечно, общество какого-то очередного коврика для блох для тебя предпочтительнее, чем мое! – воскликнула девушка, патетически отворачиваясь и, словно изображая последний путь осужденного на казнь, возвращаясь к столу с учебниками и тестовыми листами.
- Не суди Энни строго, приятель, – негромко посоветовал Джей псу, когда они уже оказались в ванной. – на самом деле она хорошая девушка.
«Только показать этого иногда не умеет!» – снова мелькнула каверзная мысль, а по совпадению пес именно в этот момент громко фыркнул, словно бы подумал ровно то же самое.
- Эй! Повежливее! Ей не нравятся те, кто запускает свою внешность, так что, как только мы сейчас приведем тебя в порядок, вот увидишь, вы еще сможете посмотреть друг на друга иначе.
Пес с недовольным ворчанием, хотя и не пытаясь вывернуться, позволил усадить себя в ванную, только при виде загудевшего душевого шланга шарахнулся в сторону, вынуждая Джея ухватить себя за загривок и придержать.
- Ну-ну, спокойно! – строго велел мальчишка. – Как там у Гете?.. Очень любезно нас было прыжками забавить. В поле, на воле, уместна твоя беготня. Здесь тебя просят излишнюю резвость оставить, угомонись и пойми: ты в гостях у меня.
Пудель притих, словно бы и впрямь понял процитированное, и только вновь вскинул голову, встречаясь с Джейкобом взглядом, чего собаки обычно не любят. Глаза под челкой неряшливой шерсти оказались совершенно необычного для собаки мутновато-зеленого цвета, на миг показавшегося каким-то знакомым…
Улыбнувшись во всю пасть, пес дружелюбно лизнул руку мальчика.

0

35

Таки почти влезло в "стандарт" для миди :)

Прекрасно, как всегда.

0

36

:) Я, честно говоря, не ожидала, что у девочек получится такая активная роль, Лола вообще обнаглемши теперь требует свой персональный фик, но не уверена, что я за него таки возьмусь, да и вспомогательная линия близняшек довольно произвольно сюда приплелась. Но по моим меркам - не вписалась ну самую малость.

Спасибо)

0

37

Ну, зато всё на своем месте, и все линии сошлись.

0

38

Чего я забыла, так это небольшой диалог Лолы и Анга, когда всплыло, что это именно он вторично хакнул банковский счет. В ходе обмена мнениями должно было всплыть, что они по какому-то форуму были заочно знакомы - у Лолы там был ник Таурт, а у Анг Ли - Тен-Ши (особой изобретательности оба не проявили). Может, еще вставлю, если получится позабавнее сформулировать.

0

39

Как понимаю, фанфик давно заброшен и скорее всего дописываться не будет?

0

40

Renmaria, так он же дописан. Пометка "эпилог" на последнем фрагменте и строчка "закончен" в шапке прозрачно намекают :)

0


Вы здесь » Angel's Friends ● Друзья Ангелов » Фанфики » Особый подход