Angel's Friends ● Друзья Ангелов

Объявление


Многие не понимают, как правильно ставить переходы. Что ж, идем учиться


У нас сменилось оформление! Тематику "Angel's Friends" представляют персонажи в версии изначального комикса. Кроме того, почищены баннеры мертвых форумов и мертвые партнеры.


Владельцам нескольких персонажей необходимо в обязательном порядке уведомлять об этом администрацию!


Администраторы: Кимини, Амель
Модераторы: Мефисто.




Среда, день.

Достаем теплые вещички, на улице -9. Winter is coming...

Надеюсь, что после Турнира все отписались и получили свои силы. Учёбы и работы с подопечными пока нет. Но будем рады вашей помощи в организации.
В игру по-прежнему требуются учителя.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Angel's Friends ● Друзья Ангелов » Фанфики » Тупиковая ветвь эволюции


Тупиковая ветвь эволюции

Сообщений 1 страница 20 из 110

1

Внезапно фанфик. Возможно даже, крупномасштабный. На фикбук пока не выкладываю - посмотрим сперва, во что все это вырастет.

Название: "Тупиковая ветвь эволюции"
Автор: Анор
Жанр: дженовый винегрет из трудовых будней, приключалова, хохмочек и пространных рассуждений о природе реальности и истины
Герои: основная масса канонических (всех понемногу, кроме Раф и Сульфуса, и с некоторой централизацией Кабирии и Мики) плюс герои второго плана, частью импортированные из фанона Владлены плюс оригинальные
Описание: заполнение сюжетной лакуны "с ноября по май" - примем в данном случае за данность, что Раф полгода провалялась в отключке и пришла в себя действительно к летним каникулам. Рейна повержена, жизнь и - к сожалению некоторых - учеба продолжаются. Но проучиться это полугодие спокойно без приключений практикантам никто не даст. Вернее - сами не станут
Рейтинг: вероятно, G
Размер: может, миди, может. макси... допишу - определюсь
Статус: в процессе
Размещение: пока что пусть здесь лежит. Потом, прежде чем еще где-то вывешивать, может, дополнительно причешу.
Ограничения: не предполагается.

…Не тверди, обнимаясь с тартусцами и с венцами,
Рассыпая мелкие искры, как метеор,—
Что с таких, как я, начинаются все Освенцимы,
Ибо всякая твердая вера — уже террор.
Как я знаю всю твою зыбкость, перетекание,
Разрушенье границ — соблазн его так влекущ!
Есть твоя вертикаль, и она еще вертикальнее,
Но скрывает ее туман, оплетает плющ.
Я боюсь плюща — хоть растенье, в общем, красивейшее.
Так узорчат лист, так слаба курчавая плеть —
Но за слабостью этой темнеет такая силища,
Что и дубу, и грабу опасно туда смотреть...

Дмитрий Быков

0

2

ПРОЛОГ

В этой истории должна быть какая-то мораль, но хоть убейте, я ее не вижу.

Джонатан Страуд, «Врата Птолемея»

Вопреки правилам символизма, согласно которым значимые события должны предваряться создающей мрачное настроение грозой – или, напротив, обманчиво тихим штилем – над берегом шел мелкий, противный дождик. Даже несмотря на то, что экранирование позволяло Вечным не промокать и без всяких плащей и зонтов, какой-то противный холодок Хранитель все равно ощущал.
Хотя нет, погода тут ни при чем. Седьмое чувство покоя не дает. Как будто крошечная льдинка в груди… пока это не оформилось ни во что более конкретное, но - похоже, что-то пойдет не так.
А запросто может, вообще-то говоря. В своем желании проникнуть всюду, куда раньше ход был заказан, смертные явно обогнали собственные реальные возможности. Они хотят покорить воздух, хотя до сих пор не изобрели самолетов, которые бы никогда не падали. Они даже в космос пытаются проникнуть, несмотря на все катастрофы или просто неудачи.
И желание глубоко-глубоко нырять у некоторых никуда не девается, несмотря на все новости о несчастных случаях с дайверами. Бросив рассеянный взгляд на поверхность воды, Авдий задумался, не стоит ли, пока подопечный еще на берегу, принять человеческую форму и отговорить Джима от погружения. Это, конечно, не назвать «неправильным жизненным выбором», но предчувствия, предчувствия… Хотя еще вопрос, как к этому отнесется оппонентка.
- А почему, интересно знать, их двое, а мы одни? – словно почувствовав, что о ней думают, заговорила Лилиана, кивая на землян. – В прошлый раз при этом парне Помощники были.
Покосившись на «того парня» (с некоторой неприязнью, хотя самому себе Авдий в этом бы не признался), ангел на несколько секунд поколебался. Рассказывать противнице то, что он слышал краем уха, было бы, пожалуй, несколько некрасиво по отношению к коллеге… Но с другой стороны – кто помешает дьяволице, если ей действительно интересно, расспросить уже своего коллегу обо всех подробностях?
-  Ковбой… - протянул Хранитель. – Он напился пьян и принялся гонять по хайвэю. А Жак, чтобы его остановить, не нашел ничего лучше, чем воплотить в жизнь старый анекдот и воплотиться самому, на заднем сидении машины. И похлопать по плечу со словами «Это я, твой ангел-хранитель – останови, я выйду!»
Лилиана, еще минуту назад так же угрюмо, как и ангел, созерцавшая водную гладь, покатилась со смеху.
- И что дальше?
- Ну, что… Все-таки алкоголь алкоголем, а навыки навыками, каким-то чудом этот Луис умудрился после такого затормозить, не впечатавшись в ограждение. А Жака потащили на разбирательство – нарушение ВЕТО, как-никак. Хотя он упирает на то, что подопечный все равно счел все пьяными глюками. И вообще, решил после этого с выпивкой…
- Завязать? – кисло осведомилась дьяволица.
- Чуточку поумерить, - сделав упор на слове «чуточку», ангел вздохнул. – Ну, а дьявола, пока суд да дело, тоже от подопечного отставили – чтобы не создавать перекоса.
- И приходится нам отдуваться и за них, - резюмировала Лилиана. – Предчувствие у меня нехорошее…
Тем временем, двое смертных заканчивали сборы и готовились загрузиться в лодку. Что характерно, «ковбой» Луис, несмотря ни на дрянную погоду, ни на обычный перед погружением мандраж, смотрелся расслабленным и даже веселым, а вот его друг, за которым и приглядывала пара Вечных, словно мистическим образом ощущая беспокойство своих «сопровождающих», заметно нервничал.
- Всё на месте? Рация работает? Аварийный комплект проверил?
- Расслабься, не в первый раз, - отмахнулся техасец.
- Проверь, - настойчиво потребовал Джим. Друг поморщился.
- Да сколько влезет. Все по списку: антибиотики, морфий, витамины, стимулятор, транквилизатор… - на секунду прервавшись, Луис хмыкнул и продолжил бубнить, уставившись в бумажку: - Одна упаковка презервативов, три помады, три пары нейлоновых чулок…
- Это зачем?!
- Как зачем? – притворно удивился тот. – У нас в Техасе любой знает: аварийный комплект должен быть собран так, чтобы с ним можно было не только выжить в экстремальной ситуации, но и провести классные выходные в Вегасе, если судьба туда забросит. Да шучу я, расслабься!

Если люди – пусть даже в лице отдельных экстремалов – могли замечательно себя чувствовать в любом месте, до какого только им удавалось добраться, то и для ангелов, живущих в небесах, и для дьяволов, скрывающихся в подземельях, существовала среда равно неприятная. Под воду ни тех, ни других не тянуло. Впрочем, и смертные ведь под водой бывали непродолжительными набегами, полноценная жизнь там была и оставалась исключительно игрой воображения фантастов. Нечего удивляться, что и Помощники не были к ней особо приспособлены – ничего такого природа от них не требовала.
Так что и Авдий, и Лилиана с облегчением вздохнули, когда двое дайверов показались, наконец, на поверхности. Хотя, говоря откровенно, настоящее облегчение только дьяволица и испытала – для нее-то внутренности подводной пещеры, куда вечные приплыли вслед за людьми, наверно, лишь немногим хуже родных подземелий… а вот для ангела, небесного создания, чья природа требует простора – лишь немногим лучше толщи воды.
- Приплыли! – радостно констатировал Луис, поднявшись на каменный «пол». – Ну что, на какой бы стенке тут расписаться?
- Что за глупость? – покачал головой Джим.
- Почему? – не понял тот. – Вот приплывет кто-нибудь вслед за нами, увидит здесь надпись «Лу и Джимми были тут первыми», и подумает…
- Подумает: «Как же я жил столько лет без этого ценного знания!» - перебил друг. – Погляди, как тут красиво – давай не будем эту природную красоту портить!
- Ну и не порть, - отмахнулся Луис, - а я… - и, расчехлив нож, принялся выглядывать стенку поровнее.
- Молодец, - отметила Лилиана, - здоровая доза гордыни никому не повредит… - и, хитро прищурившись, поглядела на ангела. Ждет, что он начнет спорить? Н-да, был бы смысл. Все равно Луис не их подопечный, а даже если бы и был – что же, превращаться в смертного и отговаривать его? А как объяснить, кто ты такой и что здесь делаешь?
Стоп, мелькнула мысль, а правда. Изобразить дайвера, который уже приплыл сюда до них – так, чтобы сама идея закреплять «первенство» с помощью вандализма потеряла смысл. Но все равно, это же не их подопечный…
Но тут произошло событие, обессмыслившее уже сами рассуждения Авдия. Стоило Луису для пробы ткнуть ножом в белесую стенку из ракушечника, как та пошла трещинами… и часть ее рассыпалась в прах, открывая небольшую нишу.
- Ха! – заявил парень. – Я, кажется, сделал природную красоту этого места еще краси… Ого…
Ниша оказалась не пустой. Под тонким слоем известняка скрывалась выдолбленная в камне полочка. А на ней, каждая в специальном углублении, рядком стояли четыре прямоугольные бутылочки. Рассмотреть сквозь темное стекло, что внутри, было невозможно.
- Мы здесь не первые! – подметил очевидное Джим. – Ты наткнулся на чей-то тайник!
- Без тебя вижу, - Луис ненадолго задумался. - И были эти люди здесь о-очень давно, раз весь этот ракушечник успел нарасти. Ну-ка, ребята, - с этими словами он схватил одну из бутылочек, - что же вы в те времена пили?
- Ты дурак? – изумился Джим. – Даже если туда и впрямь не яд какой-нибудь налили когда-то, а какую-нибудь выпивку – хотя зачем ее вообще здесь прятать? – что бы это ни было, срок годности давно вышел!
- Как будто ты что-то понимаешь в выпивке, трезвая душа! Коньяк – как генерал, от времени только звездочек прибавляется!
Дальнейшее заняло буквально мгновения. Седьмое чувство, ощущение смутной тревоги, стремительно оформившееся в предчувствие смертельной опасности, буквально пронзило мозг ангела – и, судя по перекосившемуся лицу Лилианы, дьяволицу это тоже не миновало. Уступая лезвию ножа, распалась на части пробка. И из горлышка повалил столб дыма. Темный, тяжелый… огромный – что это за газ такой, что тянется и тянется, ничуть, кажется, не теряя в концентрации? Сперва Луис, а за ним и Джим отчаянно закашлялись – и оба свалились наземь. Бутылка от удара о камень брызнула во все стороны осколками – а дым все тянулся… Но стоило ангелу и дьяволице рвануться вперед, к подопечному – дымный столб сжался и уплотнился, а пространство перед двумя Вечными прочертили огненные клинки.
С трепетом смотрели Авдий и Лилиана, как бесформенные клубы дыма образуют подобие человеческой фигуры, как вспыхивают красным пламенем две точки там, где должны быть глаза… А потом дым заговорил.
И ни дьяволица, ни ангел не разобрали ни слова.
- Отойди прочь от нашего смертного! – громко потребовал Авдий. Не то, чтобы он надеялся, что неизвестный дух, говорящий на незнакомом языке, вдруг его поймет – скорее, просто чтобы вернуть контроль над ситуацией. Или видимость контроля.
Дымная фигура произнесла еще что-то – и вдруг ангел осознал, что о значении можно примерно догадаться. Очень примерно, однако…
Знание сотни языков – это не просто возможность вести разговор с представителями сотни разных народов. Языковая эволюция разнообразна, одни наречия далеко ушли от прародителей, другие – не очень, шли они в разных направлениях – и когда имеешь возможность эти многочисленные направления сопоставить, начинаешь понимать принципы. А значит, можешь попробовать реконструировать эту эволюцию в обратном направлении.
Назвать по имени тот язык, на котором говорил чужак, ангел бы не смог – но индоевропейские корни в нем угадывались без сомнений. Конечно, это дает лишь о-о-очень общее понимание, но ясно, по крайней мере, что говорить надо не на английском.
- Отойди прочь от нашего подопечного! – повторил ангел на санскрите, а затем на фарси.
- Что… этот… говор… - с трудом удалось ему выцепить в ответных словах. – Сколькие… эпохи…
А затем тонкая струйка дыма потекла от пальцев духа в сторону лежащего без сознания Луиса и, растекшись на несколько еще более тонких, проникла в его глаза и рот.
- Так-то лучше, - медленно и гулко произнес дым – по-английски. – Не на этом ли дикарском наречии вы собирались со мной говорить? Хотя… странно было бы ждать, что языки ничуть не изменятся. Сколько же лет прошло? Или – тысячелетий?
- Да кто ты такой?
- Я жалею вас, - ответил дым, - и не стану подавлять ваш дух произнесением имени, от которого Вечные вроде вас наверняка затрепещут. Как вы выглядите? Кого можно напугать этими убогими крылышками, рожками и пучком света над головой?
- Я не собираюсь никого пугать, - возмутился Авдий, - я же ангел!
- Ангел? – переспросил оставшийся безымянным собеседник. – Никогда о таких не слышал. Что и не удивительно – ни ты, ни она никакого впечатления не производите.
- Я никакой не ангел! – в разговор включилась и Лилиана – крайне раздраженная. – Мы извечные враги! А теперь, мистер Как-вас-там, - пальцы дьяволицы напряглись, и вокруг них заплясали искорки электрических разрядов, - не доводите до греха и уберите от нашего подопечного руки!
- Найдете себе других рабов, - отмахнулся дух, - а мне после стольких лет заточения смертные нужнее.
- Они нам не рабы! – теперь и ангел принял боевую стойку, готовясь перевести разговор… в другую плоскость.
- Значит, хозяева? – огорошил его своей логикой дым. – Тогда вы мне только благодарны должны быть.
- У дьяволов хозяев нет! – отрубила Лилиана. – Помощники только указывают смертным путь: ангелы – правильный, а дьяволы – хороший…
- Что-что? – не выдержал Авдий. Но и дым задал тот же вопрос – правда, в другом разрезе.
- Что-что? Я полагал, что это ваше «подопечный» - просто искажение из-за языковых различий, но… Вы таскаетесь за смертными добровольно? В этом ваша жизнь, ваш… смысл?!
Темные газовые струи, формирующие «голову», дернулись.
- Да вы просто больные. Но огонь лечит все.
Фиолетовые молнии, вспышка белого света, языки красного пламени – все переплелось в один клубок. Стены пещеры затряслись, вода забурлила.

Эти два события, собственно говоря, между собой не связаны. И герои описанной только что истории никак не могли знать, какая драма вскоре развернется в совсем другой точке планеты. Но для ясности картины придется дать некоторую привязку по времени.
В тот момент, когда нескончаемый поток огня унес двоих Вечных в безвременье, оставалось около двух часов до того, как с одной из областей на границе Италии и Франции полностью пропадет связь на все ближайшие сутки и даже дальше, вплоть до последующего утра. И на протяжении этого времени как Небесной, так и Подземной Страже будет решительно наплевать на все, что творится в какой угодно точке земного шара, кроме одного, как по волшебству перенесшегося в эти же края из Парижа, особняка. А чуть погодя и в ангельских, и в дьявольских городах начнется такой бардак – ведь какая бы бюрократия там ни царила, плана на случай полной эвакуации Вечных с Земли никому и в голову не пришло составлять…
Исчезновения одного Хранителя и одной Искусительницы в этой беготне никто попросту не заметил.

+1

3

Ой, классно!

Анор написал(а):

Помощники только указывают смертным путь: ангелы – правильный, а дьяволы – хороший…

Гениальная трактовка!))))

0

4

Владлена, спасибо :)

Наткнулся просто в свое время на философскую статью с рассуждением о том, что Добро (в смысле, благо) и Справедливость не то чтобы противопоставлены - но перпендикулярны. Показалось достойным упоминания.

0

5

Немного Пратчетта напоминает: "Добрые ничего плохого не делают и творят справедливость. А злые всегда в чем-нибудь да виноваты, поэтому-то они и изобрели милосердие".

А разбуженный товарищ - цэ джинн или ифрит? Концепция "с добрым утром" джинскую напоминает...

0

6

Владлена написал(а):

А разбуженный товарищ - цэ джинн или ифрит? Концепция "с добрым утром" джинскую напоминает...


Ну, кто-то в этом роде, да. Собственно, эпиграф из Страуда ненавязчиво намекает :) Там еще встанет терминологический вопрос, как их обзывать, если "джинны" и "ифриты" имеют конкретную географическую привязку, а, скажем, "демон" вызывает неуместные ассоциации с дьяволами...

0

7

Кстати, а зачем нужны смертные, у Вас уточняться будет? Я решила эту тему не развивать, но все же решила, что души человеческие - все-таки некий энергитический ресурс. Причем не в посмертии, а именно при жизни - не то в эмоциях, не то в поступках подкидывается бонус той или иной стороне. Может, это я в свое время "дозоров" оПчиталась... но слишком уж оба ведомства с безопасности для жизни землян заинтересованы.
(может, они вообще, как Кубик в "Мадоке Магике", пришельцы, за этим делом на Землю когда-то и явившиеся (хоть какой обоснуй в наличии более совершенных технологий), но через какое-то время обитания вокруг Земли расколовшиеся на две группировки, развязавшие войну и, возможно, утратившие как часть достижений, так и связь с "корнями" - поэтому современное поколение само уже не помнит, откуда они взялись и зачем всем этим занимаются. А сходство образов с религиозными можно объяснить тем, что во времена становления ангелы вполне могли поддержать религию, увидев в ней кодекс культивирования разумного-доброго-вечного *ну, а в позднем средневековье и новом времени все успело сместиться и религию уже поддерживала противоположная сторона - монастыри-то постепенно превратились в самый НИЦ колдовства, алхимии и прочих радостей, а других за то же самое гнобили, не столько борясь, сколько защищая свою монополию).

0

8

Владлена написал(а):

Кстати, а зачем нужны смертные, у Вас уточняться будет?


Вероятно, будет - потому что собственно в том, как "современные" Вечные, в противовес "древним", неразрывно привязаны к людям, весь камень преткновения и заключается. Но над подробностями я пока еще размышляю.

0

9

интересно, а главное легко читаеться, по крайней мере мне ;)

+1

10

Анор
Кстати, а с Сульфусом-то Вы что делать хотите? Если Раф в отключке, то ему надо либо другого оппонента опять давать (и где брать-то), либо отстранять от Андрюши и либо отправлять до дому-с, либо оставлять фигней маяться.
*не лучше ли все-таки было сделать каникулы осенними и чтобы разъехались все ненадолго?*

0

11

Amyle, спасибо, стараюсь :)

Владлена, вот не решил пока. А дальше у меня в дьявольские ряды комплект из трех мэрисьёв прибудет, тоже надо будет куда-то пристраивать...

ГЛАВА 1. Апокалипсис вчера.

Эффективность зенитных орудий противника – 5%
Эффективность зенитных ракет противника – 15%
Эффективность земли – 100%

Учебный плакат ВВС США

Повезло. Просто повезло.
«Обломитесь, придется жить дальше», - промелькнула неведомо откуда взявшаяся мысль, и Мики тряхнула головой, чтобы ее прогнать. Вот ведь лезет всякая чушь! Хотя, уж лучше это, чем жуткий образ, до сих пор стоящий перед глазами.
«Что-что ты там собиралась сделать, малышка Мики?»
Н-да, если эта оскаленная рожа не станет основным сюжетом ночных кошмаров на все обозримое будущее – это будет большой удачей! Хотя и не большей, чем то совпадение, благодаря которому они все вообще остались живы.
То, что в Раф, когда и ангелы, и дьяволы стояли перед Рейной обезоруженные и прикованные к земле, вдруг пробудилась дремавшая до сих пор цветная сущность – само по себе оказалось сюрпризом, хотя и нельзя назвать это просто совпадением. На лекциях о природе сверхъестественных сил Вечных рассказывали, что спящая в ангелах или дьяволах энергия может раскрыться резко и внезапно – в стрессовой ситуации. В общем-то, и сама Рейна, вероятно, открыла в себе эту новую форму так же неожиданно – иначе разметала бы своих противников еще ночью. Так что тот факт, что свой «бонус» достался и ангелам, можно было бы назвать этаким проявлением высшей справедливости. Но вот того, что эффект окажется… таким – этого не ждал никто. Уж если залп энергией семи цветов не смог испепелить Нейтральную, как на то рассчитывали профессора и практиканты, надеяться, что это можно сделать в одиночку…
Но как раз испепеления-то и не получилось – видимо, к счастью. Как впоследствии  предположил профессор Аркан, цветная сущность Рейны – подавленная после того, как она перестала быть ангелом, но полностью не исчезнувшая – вошла в резонанс с энергией Раф, каковая энергия оказалась – вот уж совпадение так совпадение – того же цвета. Ну, если быть до конца точным, преподаватель пустился в длинные рассуждения о разности потенциалов, параллельных потоках и монохроматических диодах, но увидев непонимание на лицах учеников, запнулся и сказал, что это им будут объяснять парой уровней дальше… Так или иначе, какое бы теоретическое обоснование за всем этим ни стояло, практический результат был налицо: Рейна буквально «расплескала» наворованную энергию, вновь приняла исходную форму и свалилась без сил. И можно было бы говорить о том, что сказка пришла к счастливому концу, если бы не…
- Нельзя же так сразу, без привычки, выкладывать себя всю, - покачал головой доктор Кемаль (почему у школьного врача-ангела, во внешности которого не проглядывалось ничего восточного или южного, было такое имя, никто из практикантов не знал – а спрашивать было как-то неудобно).
- Там выбора как-то особого не было, - хмыкнула Кабирия. Вот интересно, способны ли дьяволы, чьей природе идея самопожертвования решительно чужда, оценить его хотя бы в том случае, если это их самих – среди прочего – кто-то спасает таким путем?
К счастью, в этот раз обошлось без того, чтобы и впрямь сложить голову. Просто Раф, по словам доктора Кемаля, по неопытности выпустила единовременно более сильный энергетический поток, чем могла держать под контролем, и целиком истощила свои силы в одном залпе – а еще и резонанс ее, что называется, добил. Теперь всеобщая спасительница лежала без движения на больничной койке, и хотя жизни ее, как сказал ангел в белом халате, ничто не угрожало, сколько времени понадобится на то, чтобы восстановиться и прийти в себя, оценить было сложно.
- Может быть, месяц, может быть, несколько месяцев. Год – вряд ли.
- Дали бы ее мне, - заявил крупногабаритный дьявольский фельдшер, скучавший до сих пор у себя в кабинете и, кажется, несколько опечаленный тем, что на его долю серьезно пострадавших не досталось, - и к вечеру проснулась бы и пела, как птичка! – с этими словами он выразительно потряс ножовкой.
- Возвращались бы вы домой, - посоветовала профессор Темптель. – К счастью, сегодня ваша помощь не требуется.
- А пока и вы не разошлись, - обратился профессор Аркан к тройке юных ангелов, хотя ни стоящие по разные стороны кровати Дольче и Ури, ни сидящая в уголке Мики расходиться никуда не собирались, - я хочу сделать небольшое объявление. Учитывая проявленные вами героизм и способность решительно и умело действовать в сложной ситуации, кафедра Хранителей приняла решение зачесть вам успешную сдачу всех контрольных точек за первое полугодие.
- Ура! – Дольче захлопала в ладоши, а у Мики, прежде чем она успела саму себя одернуть, вырвалось:
- А почему не за год?
- А действительно, - поддержала подругу Ури, хотя, похоже, просто в шутку, - мы же, как Хранители, проделали за последние сутки такую работу по тому, чтобы хранить землян…
- Девочки, - преподаватель покачал головой, - мне не жалко хороших оценок, коль скоро они отражают продемонстрированные умения и хорошую работу. Но цель вашей практике на этом уровне – научиться не только защищать людей, но и направлять их по правильной дороге. И именно это умение, которое вам предстоит нарабатывать и закреплять оставшийся учебный год, закладывает основу для успешной учебы на следующем уровне…
- Коллега, - с усмешкой перебила дьяволица, - то же самое можно сказать гораздо проще. Например, если бы кто-то из моих балбесов, - она выразительно обвела взглядом четверку своих учеников, - вздумал выклянчивать годовой зачет автоматом, я бы ответила: «Ребятки, я же не убегаю в отпуск, чтобы отдохнуть от всего, что вы тут успели наворотить – так и вы не надейтесь на внеплановые каникулы!»
- Ну, а за полугодие-то нам практику зачтут? В связи с продемонстрированными вчера и сегодня умениями? – Кабале умильно похлопала глазками.
- А вам-то за что? – удивилась Темптель. – Ангелам положено хранить смертных, они и хранили. А вы должны морочить – и кого вы заморочили?
- Рейну! – уверенно заявила девчонка. – Так заморочили, что ключик-то – тю-тю!
- Угу, по плану, придуманному ангелом. Поистине великое достижение! – рогатая преподавательница прищурилась. – Причем после того, как кое-кто – не буду тыкать пальцем, маникюр не казенный! – вместо того, чтобы активно подбивать смертных на нарушение правил и норм, сам позволил себя на это подбить тому же самому ангелу. Если бы я и без того не успела устать от некоторых звездоглазых и прочих личностей – оставила бы всю вашу компашку на второй год!
- А нас-то за что? – теперь удивилась уже Кабирия.
- В порядке действенного педагогического приема «воспитание через коллектив»! – пояснила профессор. – Сиди теперь из-за вас и трать свободное время на то, чтобы сочинить Низшим Сферам объяснительную, в которой вся эта история не будет выглядеть моей профессиональной недоработкой. Учитель, знаете ли, не может влезть в каждую из десятка голов и дать по щелбану промеж каждой из десятка пар рогов! Учеников для того и собирают в коллектив, чтобы все требуемые щелбаны они раздали друг другу сами.
Профессор Аркан кашлянул, словно собирался прервать коллегу и пояснить, для чего нужен школьный коллектив по его мнению – но промолчал.
- Короче, оболтусы, - подытожила Темптель, - вопрос о поиске виновных, наказании невиновных и награждении непричастных кафедра в лице меня будет рассматривать в рабочем порядке. Так что стряхивайте с себя пыль, которой набрались, когда остались без крыльев – и возвращайтесь к практике! – последние слова она произнесла уже в дверях, не оборачиваясь.
- План ей, видите ли, не такой, - пробурчала Кабале. – Я, между прочим, ради этого плана себе позволила каблуком по носу заехать, и ничего!
- Проявленные актерские способности, безусловно, получат должную оценку, - раздался из коридора голос преподавательницы, - но кто будет пререкаться, может легко потерять эти баллы обратно!
- А мы не пререкаемся! – весело крикнула Кабале вслед так, что присутствующие поморщились и потянулись было заткнуть уши. – Мы только хорохоримся и ерепенимся, - проговорила она уже вполголоса. – Но не знаю, как вы, - она повернулась к друзьям, - а лично я все равно считаю, что успешно прошла этот уровень. Так что на уроках вы меня до конца года больше не увидите – вот так-то! – и, легкой походкой, тоже направилась к выходу.
- Я бы сказала, что и нам пора, - сказав это, Кабирия двинулась было вслед за подругой, но тут же развернулась и дернула Сульфуса, все еще стоявшего перед койкой, на которой лежала, закрыв глаза, белокурая ангелесса, за рукав. – Эй, чего застрял? Ты же слышал, что сказал этот эскулап: ближайшие несколько месяцев можно пробуждения не ждать. Или, - она слегка наклонила голову, - ты думаешь, не разбудить ли Спящую Красавицу поцелуем?
- Ага! – тут же влезла торчащая в дверях Кабале. – А то давно на нашу голову никаких бесцветных ведьм не было, я уже соскучиться успела!
- Да идите вы! – дернулся тот.
- Вообще-то, именно это я и собиралась, - ответила Кабирия. – Ну, а ты чего ждешь? – осведомилась она у скучающего у стены Гаса.
- Пожалуй, и нам пора, - решила Ури, когда трое дьяволов покинули палату. – Нужно отдохнуть – и с новыми силами приниматься за подопечных.
- Но мы же уже, считай, до начала нового семестра все сдали! – удивилась Дольче.
- А ты думаешь, им, - Ури многозначительно кивнула на закрывшуюся за оппонентами дверь, - это помешает нашептать нашим подопечным какую-нибудь пакость? Нас от оставшихся контрольных освободили, а не от ответственности! Мики?
- Идите, - подала голос девушка, большую часть времени молча нервно теребившая в руке косичку. – Я посижу тут… еще немного.
После того, как в палате рядом с Раф осталась только она и Сульфус, несколько минут прошло в молчании.
- И чего ты тут ждешь? – спросил наконец дьявол.
- Тебя, - коротко ответила Мики.
- Зачем это я тебе понадобился?
- Ни зачем. Но согласись, будет неуместно, если дьявол пробудет у постели больной дольше, чем все ее подруги. Я тебя не подгоняю, все равно, - ангел снова тряхнула головой, прогоняя навязчивое видение, - все равно делать нечего. Но и сама не уйду, пока что.
Сульфус пробормотал что-то неразличимое и резким шагом покинул палату. Мики глубоко вздохнула.
На самом деле он тут, конечно, ни при чем. Но не объяснять же дьяволу, почему она не хочет никуда идти – вообще.

Утро нового дня Дольче встретила в прекрасном настроении, обуреваемая жаждой деятельности. Чего не скажешь о ее соседке по мечтальне. Как вчера весь вечер просидела, безразлично глядя в окно, так и сегодня с ранья начала… если она вообще ложилась, конечно! И даже приводить себя с утра в порядок у нее, похоже, особого желания не было (что, по мнению Дольче, вещь для настоящего ангела совершенно невообразимая) – вместо этого Мики позволила своей стрекозе меланхолично водить крошечным гребнем по одному и тому же месту.
Дольче глубоко задумалась. Подругу стоило бы расшевелить, и она вроде бы умела это делать… но практика показывала, что безудержный оптимизм, которым ангелесса щедро делилась с окружающим миром, должный отклик у этого мира находил далеко не всегда, порой порождая у других только еще большую меланхолию. Была в этом какая-то непостижимая тайна мироздания, логику и причины которой Дольче взять в толк не могла, но не могла и не учитывать.
Вот Ури бы, конечно, запросто нашла нужные слова – но она наверняка отправилась работать с Жиневрой с самого утра – и, зная Кабирию, это надолго. Вот была бы здесь Раф…
Дольче печально вздохнула. Была бы здесь Раф, может, и проблемы бы никакой не было?
- Ты из-за того, что случилось с Раф, так переживаешь? – спросила она, тронув Мики за плечо. – Не грусти, доктор же сказал, что с ней все будет хорошо.
- Да, конечно…
- Тогда чего… - Дольче собралась было развить тему, но тут ее совершенно хамским образом прервали.
- Эй! – раздался снаружи громкий голос Кабале. – Карамелька, ты к полу прилипла, что ли? Я тебя битый час дожидаюсь у Комнаты Состязаний – ты все-таки соизволишь явиться, или засчитываем техническое поражение?
Ангел в недоумении обернулась. Чего это чертовке вдруг пришло в голову торопить ее на состязание? Уж если оппонентка встала раньше (что само по себе наглое жульничество!), то скорее можно ожидать, что, не увидев соперницы, она радостно примется сеять ростки зла, ничем себя не ограничивая.
- Я иду! – крикнула Дольче. – Потом поговорим, да? – тихо обратилась она к Мики. Та молча кивнула.
Комната Состязаний встретила ангелессу своим обычным, не принявшим никакой формы интерьером. Девочка хмыкнула.
- Ну, и надо было меня подгонять, если ты до сих пор не придумала соревнование?
- Все я придумала, - ответила Кабале и махнула рукой в сторону стоящего посреди зала столика с двумя закрытыми сверху пластиковыми стаканами на нем.
- И что это, конкурс, кто больше выпьет?
- Не-а. Испытание удачи! – провозгласила дьяволица. – Ты выбираешь стакан, из которого будешь пить, я пью из другого – в результате одна остается на ногах, а вторая… - она выразительно закатила глаза.
- Там что, яд?! – голос Дольче задрожал. Слегка. Ну, ей хотелось надеяться, что слегка.
- Ну, - Кабале хищно улыбнулась, - ни в одном пункте ВЕТО не сказано, что оппонентов нельзя травить – но в данном случае это не в моих интересах, поскольку на замену могут и настоящего противника прислать… Так что – всего лишь снотворное. Кому не повезет, отправляется смотреть всякие интересные кошмары, а вторая естественным образом идет работать.
- Что за снотворное? – с опаской подходя ближе, спросила ангелесса.
- Пироциклон. И не делай вид, будто тебе это говорит о чем-то, - усмехнулась противница. – Доза небольшая, сон продлится около часа, да и вырубит не сразу – ты успеешь дойти до кровати.
- Почему это непременно я?! – возмутилась Дольче.
- Да потому, - на Кабале ее резкий голос никакого впечатления не произвел, - что ты можешь меня обогнать, можешь мне чем-нибудь засветить – но вот обставить меня в состязании на удачу у тебя не выйдет никогда. Тугезер – оно, конечно, форевер, - передразнила она, - но здесь решение принимаешь только ты, подружек на помощь не позвать. Ну что, рискнешь – или обойдемся без формальностей, и я хожу первая?
- Давай, - Дольче потянулась за одним из стаканов, но тут чертовка схватилась за оба и принялась хаотично перемещать по поверхности стола.
- Я кручу, я верчу, обмануть тебя хочу, повертела, погадала, думала, что отгадала, где прозрачный, где цветной, красный, черный, голубой – ну, и где теперь какой?
- В той же самой руке, в которой он и был, когда ты его схватила, - хмыкнула ангелесса и взяла тот же стаканчик, что и собиралась. – Ну, а чего ты не берешь?
- Ты первая пей.
- Щас! Одновременно!
- Ох, какая ты нудная! – поскольку соломинок не было, Кабале демонстративно сорвала сверху пластиковую крышку и приложила стакан к губам. Дольче повторила то же самое. Глоток они сделали в одну и ту же секунду.
Никакого эффекта ангел не почувствовала. А вот оппонентка пару секунд спустя странно дернулась и сказала:
- Ой. А с дозой я, кажется…
Слово «переборщила» она не успела закончить, тихо осев на пол. Дольче только развела руками (можно было бы сказать незадачливой сопернице что-нибудь язвительное, но поскольку та бы даже не услышала, это было бы глупо) и полетела на выход.
Эдуардо девочка разыскала быстро – и только тут задумалась, а что, собственно, с этим первым ходом делать. Ох уж эта чертовка, совершенно сбила привычный график, зачем-то решив посостязаться еще до того, как они понаблюдали за подопечным и выяснили, какую проблему, собственно, следует решать!
Впрочем, наблюдать особо долго возможности не было – раз Кабале всего через час появится снова – так что Дольче решила просто реализовать какую-нибудь «домашнюю заготовку» по одной из старых проблем - уж чего-чего, а этого с таким подопечным хватало.
Едва завершив превращение, ангелесса вышла из своего темного угла – и тут же столкнулась с парнем едва ли не нос к носу.
- Ой, привет! Я…
- Ты, - утвердительным и каким-то недобрым тоном ответил он, моментально сбив Дольче весь настрой.
- То есть?
- Ну и зачем ты сегодня пришла? – осведомился Эдуардо, сделав упор на слове «сегодня». – Что я опять не так сделал?
- В смысле?!
Седьмое чувство, как ни странно, молчало… Но чтобы понять, что что-то не так, оно совершенно не требовалось.
- Не прикидывайся веником, ангелочек! Как будто я не знаю, зачем ты пришла… зачем ты всегда приходишь!
- Да ты о чем?!
- А скажи, - продолжал парень, не обращая внимания на ее вопросы, - ты правда считаешь, что ради каких-то там благих целей можно без спросу лезть в чужую жизнь – да еще скрываясь за этим вашим экранированием? Да-да-да, не отпирайся – она мне все рассказала! – он кивнул на Кабале, которая кокетливо погладила себя по рожкам. И хотя в этом месте следовало бы, вероятно, сказать что-то совсем другое (скажем, «Откуда она здесь?» или «Ты что, можешь ее видеть?»), вместо этого Дольче закричала:
- Не верь ни одному ее слову! Она же дьявол!
- Да? Зато она-то мне честно рассказала, кто такая и что тут делает – в отличие от некоторых якобы честных ангелов. Так что теперь, - Эдуардо приобнял дьяволицу, - я буду слушать только ее!
- Нет!

- Нет… - застонала Дольче, открыла глаза и слабо пошевелилась. Вопреки тому, что показывают по телевизору, в реальной жизни пробуждение от кошмара обычно сопровождается не рывком прочь из кровати, словно снаряд из катапульты, а медленным и постепенным возвращением способности двигаться после сонного паралича. Мики, все это время просидевшая на стуле рядом, мягко взяла ее за руку.
- Тихо, тихо. Что бы там тебе ни приснилось – все прошло…
- Это что же, я… - напрягшись, Дольче села. – Это все-таки я в Комнате Состязаний вырубилась?
- Нет, почему в Комнате Состязаний, - не поняла Мики. – Ты пришла сюда, шатаясь, - у нее чуть не вырвалось «как пьяная», - легла на кровать и сказала «Не будите».
- Не помнюууу, - протянула розововолосая ангелесса, сжав виски. – Так, мне нужно кофе выпить. Или шоколадку съесть. А сколько времени? О, господи! – воскликнула она, поглядев на будильник. – Кабале же сказала, что действовать будет час!
- А ты вдруг начала верить Кабале? – Мики постаралась, чтобы это прозвучало без иронии. – Что у вас там случилось-то?
Но не успела Дольче начать, как двери раскрылись, и в мечтальню вошла Ури.
- Всем привет! А чего вы обе такие кислые? – осведомилась она.
- Я - спать хочу. А Мики – не знаю.
- А чего это я вас обеих сегодня на практике не видела? – продолжила расспросы Ури. – Вы что, не ходили?
- Я не смогла, - Дольче развела руками.
- А я просто решила пока не летать, - Мики поднялась со стула и пересела на свою кровать, вернувшись в ставшее уже привычным за последние пару дней подавленное настроение. Однако, так ее и оставить подруга не пожелала.
- И что это за новости?
- Да просто крылья слипаются, - буркнула девушка. – Месяц, наверно, буду теперь из них эту дрянь выковыривать…
На этих словах ее передернуло. Ненавистный образ, вытесненный было беспокойством за Дольче, снова предстал перед внутренним взором во всей сомнительной красе.
«Что-что ты там собиралась сделать, малышка Мики?»
- Ты не из-за крыльев так переживаешь, - покачала головой Ури. Пару секунд Мики раздумывала, чего бы соврать – и вдруг ее прорвало:
- Да из-за всего! Из-за крыльев! Из-за практики! Из-за Рейны! Из-за того, что нечего было лезть первой!
- То есть?
Ангелесса выдохнула, подождала несколько секунд и пояснила уже более тихим голосом:
- Просто понимаешь… оно никак не уходит. Это гадкое чувство, когда я там стояла, как дура, и ничего не могла сделать… И даже хуже. Ладно бы, просто ничего не вышло – но получить своим же оружием обратно…
- Нам всем досталось, - напомнила Ури, украдкой бросая взгляд на оставшиеся на руках синяки.
- Да я понимаю. И более того, - Мики вздохнула еще раз, - я понимаю, что если бы я там просто стояла, то все равно получила бы тем же самым. Ну, или как вариант, - она нервно хихикнула, - Рейна бы меня могла в ледышку превратить. Просто понимаешь… - повторила она и опять сделала небольшую паузу, - я же вылезла вперед всех. Зачем-то. А кто первым идет в бой – тот берет на себя определенную ответственность. И вот теперь сижу и думаю: может, если бы я огребла все то же самое, но просто стоя на месте – было бы не так… обидно, что ли?
- Ну, ты же не могла знать, чем это кончится.
- Да, конечно… - ответила девушка неопределенным тоном. Воцарилось короткое молчание.
- «Делай что должно, и будь что будет» - слышала когда-нибудь? – спросила Ури.
- Да, конечно…
- Ну, и всё! – темненькая ангелесса положила подруге руки на плечи и внимательно посмотрела в глаза. – Мы все сделали то, что должны были, а вышло… как вышло. Да мы каждый день именно так и проводим. И каждая из нас, например, проигрывала дьяволам – хоть в состязании, хоть в практике. И что ж теперь, считать, что если стычка была проиграна, в нее не стоило лезть вообще? Отыгрываться надо!
- Да, конечно, - в третий раз повторила Мики, но уже другим тоном. – Кстати, о состязаниях. Что у вас там все-таки было? – повернулась она к Дольче.
Но та опять не успела ответить, поскольку разговор прервали – на сей раз, совсем уж неожиданным образом. Раздался громкий хлопок, и обе створки двери, треснув сверху вниз по всей высоте, одновременно аккуратно свалились на пол.
- Что еще за черт… - Ури поднялась и направилась к двери, но не дошла – ответ явил себя сам. Через открывшийся проход в мечтальню влетел и завис на уровне головы игрушечный вертолет – к слову, необычного вида, с двумя винтами друг поверх друга вместо классической схемы несущего винта на крыше и рулевого на хвосте. Торчащий на носу крошечный объектив немножко выдвинулся вперед.
- Что за… - повторила ангелесса, и тут установленные по бокам машины «пулеметы» ожили и принялись обстреливать ее мелкими шариками – сушеным горохом, как потом выяснилось.
- Эй! – возмущенно выкрикнула она, выставляя вперед руки, чтобы прикрыть лицо. Дольче просто, не вставая с кровати, завопила. Ну а Мики…
Не тратя и полсекунды на раздумья, ангел, издав нечленораздельный боевой клич, взмыла в воздух и, широко размахнувшись правой рукой, буквально вколотила игрушку в пол. Раздался еще один хлопок – моторчик, не выдержав такого издевательства, взорвался, разметав обломки винтокрылой машины по комнате. А Мики, не обращая на него никакого внимания, приземлилась на ноги и выскочила в коридор.
- Кому тут рога поотшибать?!
Естественно, в том, что искать нужно кого-то с рогами, она даже не сомневалась!

Как соседка по кошмарне зашла внутрь, вперившаяся в монитор Кабирия не видела, зато услышала замечательно. Судя по грохоту и ругани, Кабале запнулась о стоящую у порога корзинку с бытовой химией.
- Что это еще такое? Ты что, решила генеральную уборку здесь учинить? Если что, я свою половину трогать не дам!
- Не волнуйся, - ответила Кабирия, по-прежнему глядя на экран, - бардака от этих штучек может разве что прибавиться.
В действительности, беспорядок в ее части комнаты и так царил, причем обычно не свойственный – множество журналов, всегда аккуратно уложенных и рассортированных, сейчас хаотично валялись на полу и на кровати, частью раскрытые. Не то чтобы Кабирия в повседневной жизни стремилась к какой-то идеальной чистоте – пусть ангелы всё вылизывают до последней пылинки! Просто в отличие от разгильдяев наподобие Гаса или Мефисто, у которых на регулярное разгребание куч хлама не хватало ни желания, ни собранности, она придерживалась подхода «Беспорядок – это не отсутствие порядка, а такой специально организованный порядок», и это проявлялось во всем. Хоть в сортировке вещей – если кто-то спрашивал, зачем нужно тратить столько времени на раскладывание по своим местам журналов, книжек и фильмов, Кабирия поясняла – если вообще снисходила до объяснений – что при поиске нужного экономится гораздо больше времени, которое можно с пользой потратить на какие-нибудь черные дела. Хоть во внешности – любой одноклассник, наблюдавший за ней на уроках, мог бы увидеть, сколько учебного времени дьяволица тратит на то, чтобы подчинить каждый волосок в кажущейся небрежной прическе общему художественному замыслу. Хоть в той же учебе – если другие, как та же Кабале, прогуливали занятия или маялись на них дурью бессистемно, то Кабирия переставала слушать лекцию тогда, когда понимала, что ничего полезного там не прозвучит. Что, собственно, и позволяло ей как поддерживать желаемый уровень недисциплинированности, так и обгонять в учебе вовсе не глупую, но совершенно неусидчивую соседку.
Кстати об учебе…
- Ты не с практики ли, часом?
- Ага, - Кабале мечтательно улыбнулась. – Видела бы ты, что Эд у меня сегодня вытворял… А ты, что, так весь день тут и просидела?
- А кто говорил, что на учебе больше не появится? – проигнорировав вопрос, продолжила Кабирия.
- На учебе и не появлюсь, - пожала плечами чертовка, - лекции отныне будут идти… а я буду идти им параллельно. Но Эд – это же не учеба, это, - она перешла почти на шепот, - для души… Ну, а ты? Неужто дала своей пернатой карт-бланш?
- Теоретически, может, и да, - Кабирия ухмыльнулась, - но где ты видела, чтобы ангелы, не увидев противника, принялись бы тут же с криком «Подфартило!» тянуть землян к Свету? Не-ет, она там, поди, сперва долго и упорно меня ждала, чтобы вызвать на состязание, потом бегала в поисках по всей школе… Ничего, если попробует возмущаться, скажу, что ей полезно пару килограмм скинуть. А у меня нашлось дело и поинтереснее.
- Какое, комиксы листать? – Кабале наугад взяла какой-то журнал с нарисованной на обложке стайкой девочек с крыльями – правда, не похожими ни на ангельские, ни на дьявольские, и перевернула несколько страниц. – И что здесь интересного?
- Конкретно здесь, - Кабирия бросила беглый взгляд на обложку, - любопытный и в некоторых вопросах оригинальный – в рамках жанра, разумеется – сюжет, а еще довольно занятные антагонисты. Одна, кстати, чем-то Рейну напоминает…
- Я имела в виду – вообще.
- А если вообще, то комиксы – само по себе интересное культурное явление. Возьмем, например, американские. Это очень молодая страна, лишенная собственных оригинальных легенд и героического эпоса, как у народов постарше, а на событиях новейшей истории мифологию не построишь. И тогда они свои мифы и героев попросту выдумали, причем – любопытным образом – повторив, как в капле воды, эволюцию «больших» мифологий. Началось все с хтонических существ типа Супермена, потом их сменили все еще «полубожественные», но уже приближенные к людям герои с «высшим даром» типа Человека-Паука, а пришло все к тому, что героями стали обычные, просто хорошо тренированные и технически оснащенные люди, как Бэтмен. В сопоставлении с эволюцией героев в старых преданиях – очень познавательно.
- И вот это вот тоже значимое культурное явление? – Кабале подняла с кровати еще один журнал. На обложку художник поместил держащего в руке гранатомет обнаженного по пояс бугая с вытатуированными на бугрящейся груди серпом и молотом. Наверху было начертано рубиново-красными буквами название «Красная глыба» - по-английски, но с дурацкой стилизацией «под русский», где вместо «R» пишут «Я», вместо «А» - «Д», и тому подобное. Читаталей, не знающих других языков кроме английского, это, видимо, должно было позабавить, но тем, кто знал кириллицу, жутко мешало восприятию.
- А это, - ничуть не смутилась Кабирия, - при всей бредовости истории дает ответы на некоторые практически значимые вопросы.
- Например?
- Например, - дьяволица внимательно посмотрела на подругу, - что бы мы стали делать с Рейной, если бы из кустов не выкатился этот рояль в перышках и с нимбом?
- Ну-у-у… Придумали бы что-нибудь.
- И что ты можешь придумать в ситуации, когда мы не можем ни атаковать, ни защититься, ни взлететь?
- А ты что можешь придумать? – после паузы, с вызовом осведомилась Кабале.
- А за меня уже земляне на эту тему подумали, пусть и чисто теоретически. – Кабирия обвела рукой кучу из журналов. – Ситуация, когда супергерой вдруг оказывается без своих суперсил и вынужден действовать, чем придется, обыгрывалась уже столько раз, что превратилась в своеобразный штамп. И некоторые предложенные сценаристами решения имеет смысл рассмотреть.
С этими словами она поманила подругу к монитору.
- «Бомба из хозмага», - прочитала та, потом перевела взгляд на корзинку с чистящими средствами и снова на Кабирию. – Ты хочешь изготовить кустарную бомбу? Ради ситуации, которая, возможно, никогда больше не повторится?
- Почему это, собственно, она не должна повториться?
- Ну, если только у нас не сыщется еще один любитель целоваться с кем попало, и Рейна не вылезет из своей Черной Сферы… Или, - Кабале хмыкнула, - ты собралась ввязаться еще в одну историю, покруче, чем с Рейной?
- Между прочим, это очень неплохая идея, как уломать профессора Темптель все-таки перевести нас без всяких условий на следующий уровень, - усмехнулась Кабирия. – Ввязаться в другую историю, чтобы у нее не осталось выбора, кроме как сделать так, чтобы в третью историю мы влипали уже не под ее ответственностью. Но – взрывчатке же можно найти и повседневное применение. Ангелочков, например, напугать так, чтобы из крыльев выпрыгнули.
- А чем тебе для этой цели порох не годится?
- Тем, что порох только «бабахать» и может. А вот если мы захотим, скажем, направленным взрывом высадить дверь в мечтальню…
- М-м-м… Слушай, а это мысль! – загорелась Кабале и принялась листать текст на экране. – Да… пожалуй, я могла бы смешать этот коктейль. И не взбалтывать, - хихикнула она. – А кое-что можно алхимически модифицировать…
«Какая ты молодец, подружка. И уговаривать не пришлось».

Со стороны все это, наверно, смотрелось дико… но кому какое дело до того, как на тебя смотрят со стороны! Даже к оценкам Кабирии стоит относиться с известной долей критики.
Кабале щелкнула пультом, и из динамиков полилась резкая и стремительная мелодия. Пританцовывая, чертовка принялась смешивать и переливать, не переставая в ритм музыке быстро-быстро декламировать речитатив – в котором для слушателя, наверно, отдельные слова были совершенно неразличимы, а о немецком происхождении можно было догадаться только по характерной фонетике.
- Это что, часть технологии? – скептическим голосом осведомилась Кабирия.
- Да нет, просто привожу себя в соответствующее настроение, - ответила Кабале. – О, жуткий котел смертоносного зелья – вари, а не то я засну от безделья!
- И откуда ты только этого понабралась…
- О, - чертовка на секунду прекратила плясать, - это презабавнейшая история, но я ее расскажу как-нибудь потом.
Некоторое время спустя, уставшая и немного охрипшая Кабале присела на стул.
- Готово. Сейчас упакуем – и можно присоединять взрыватель.
- Слушай, - поинтересовалось вдруг Кабирия, видимо, только что заметившая. – А чего это у тебя губы черные, но как-то неровно? Помада, вроде, так не ложится.
- А это и не помада. Я пачку активированного угля съела.
- Зачем?
- Чтобы не заснуть, разумеется, - чертовка хихикнула. – Вот забавно: как-то раз мы с Цукеркой смотрели одно и то же кино – пришлось тащиться вслед за Эдом. Фильм был идиотский, но один занятный момент там оказался: как злодей, чтобы не гадать, поменял ли герой напитки местами или нет, насыпал яд в оба стакана и принял противоядие. Я из этого практические выводы сделала, она – нет. Интересно, от чего это зависит: только от наличия мозгов, или еще от чего-то?
- Тебе не кажется, - поинтересовалась Кабирия после того, как осмыслила сказанное, - что это как-то слишком: травить себя саму только ради самого факта мошенничества?
- Ну, во-первых, мне хотелось в кои-то веки поработать без того, чтобы кто-нибудь гундел над ухом, - отмахнулась Кабале. – А во-вторых – пусть боится! В следующий раз пусть видит подвох даже там, где его нет и быть не может – на паранойе тоже можно замечательно играть. Ну что, идем двери сносить?
- Какие двери… А, - вспомнила Кабирия и протянула подруге пульт. – Бери, устанавливай, взрывай.
- А ты?
- А у меня-то невидимости нет, как у тебя – в два счета засекут и все веселье испортят. И тьму напустить тоже не выход – сами же все интересное не сможем разглядеть. Но, - дьяволица улыбнулась, – у меня есть такие приборы, и я их тебе покажу! С помощью вот этого, - она сняла с полки коробку, раскрыла ее и извлекла модель ударного вертолета, - я могу не только принять участие в событиях, не отрываясь от компьютера, но и сделать наш «хэппенинг» гораздо интереснее, прибавив к инженерно-саперной подготовке еще и авиаудар! И плюс – заснять все с хорошего ракурса.
Она выудила из той же коробки небольшой приборчик наподобие флешки, воткнула в компьютер, пробежалась по клавишам – и винты вертолета начали раскручиваться. Машинка поднялась в воздух и зависла перед лицом Кабале.
- Я тебя вижу! – весело сообщила Кабирия, глядя в монитор. – А теперь постарайся сделать так, чтобы остальные тебя не увидели.
- Да не вопрос. Невидимые крылья!
Накинув маскировочный покров, Кабале с импровизированной бомбой в руках вышла из кошмарни. Вертолетик, дав небольшую фору, медленно полетел под потолком следом.
Оставив позади дьявольское крыло и углубившись в ангельское, Кабале задумалась о дальнейшем маршруте. Была бы «невзрачная блондинка» в строю, чертовка бы не сомневалась, у чьей комнаты устроить диверсию, но раз вышло как вышло… Ее собственная оппонентка уже должна была проснуться, так что – самое время навестить! Решив так, рогатая девчонка зашагала той же, что и с утра, дорогой.
Но только она достигла двери, как из-за угла появилась Ури, и Кабале пришлось дернуться и прижаться к стенке, чтобы не попасться ангелессе прямо под ноги. Вертолетик аккуратно пристроился у потолка рядом с лампой – там, куда заведомо никто пристально смотреть не будет. Дождавшись, пока двери закроются, и выдержав еще минуту для верности, Кабале аккуратно, чтобы ненароком самой их не открыть, принялась прилаживать взрывчатку к створкам. В темпе справившись с задачей, чертовка отошла к противоположной стене и подняла глаза кверху.
- Лети-лети, вертолет, через «эсцет» и через «йот», через «ля» и «фа-диез», через «Мондо» и «Плей-Пресс», через борщ и через щи – а смысла здесь ты не ищи! И лишь коснешься ты земли, быть по-моему вели! Вели, чтобы эти двери рухнули нафиг! – с этими словами Кабале нажала на кнопку.
Створки синхронно ввалились внутрь, и несколько мгновений спустя летающая игрушка устремилась в комнату. Угол для обзора был выбран не очень удачный, видно было плохо, зато слышно – замечательно. Правда, сложновато было что-то осмысленное выцепить из смешения воплей «И-и-и-и!», «Эй!» и «Хирриййяяя!» Зато еще один взрыв, раздавшийся внутри, ненавязчиво подсказывал, что стоит поторопиться.
В следующую секунду наружу вылетела разъяренная Мики, и Кабале пришлось уворачиваться, чтобы избежать столкновения. Но сноровка ее подвела – то ли просто дернувшись, то ли махнув рукой наугад, краешком тыльной стороны ладони ангел задела по оголенному запястью невидимой чертовки. Резонанс вышел не очень сильным, но достаточным, чтобы Кабале на секунду потеряла концентрацию и раскрылась. И быть бы ей битой, но и для Мики разряд незамеченным не прошел: пока ангел, впав в короткий ступор, пыталась сообразить, что случилось, Кабале, проявив исключительную скорость реакции,  успела вновь замаскироваться. Как раз вовремя, чтобы ангелесса, повернувшись в ее сторону, смогла заметить лишь смутную исчезающую тень.
Кожу на запястье немного жгло. Похоже, придется какое-то время походить с длинными рукавами… Только сперва надо еще выбраться отсюда!

Когда запыхавшаяся Кабале появилась на пороге, Кабирия дернулась было, но тут же расслабилась.
- Ты вернулась… Я уж думала, тебя замели, а сейчас и за мной явятся.
- Чуть не замели, - ответила та, - пришлось убежать вниз и какое-то время пересидеть в облике смертной, смешавшись с толпой. Даже толком и не удалось разглядеть, к чему там наша диверсия привела… Удалось снять хоть что-нибудь?
- Обижаешь, - Кабирия широким жестом пригласила подругу к монитору. – Пока ты там кружила и пряталась, я успела даже монтаж сделать.
Она запустила ролик, и из динамиков зазвенела музыка. Самый очевидный вариант – поставить в качестве музыкального сопровождения «Полет валькирий» - Кабирия именно в силу очевидности отвергла, отдав предпочтение мелодии из заставки сериала «Воздушный волк».
- Внимание, пилот! – раздавалось за кадром, пока установленная на вертолетике камера добросовестно фиксировала его путь по дьявольскому крылу. – В реакторе на вражеской территории критически повысился уровень овноурсов! Ставлю задачу…
Кабале хихикнула. Между тем картинка сменилась, в кадре показались ангельские интерьеры. Удивительно – при всей будто бы присущей им «воздушности» попадавшиеся по дороге ангелы были больше склонны глядеть вниз, чем вверх, и на летательный аппарат никто не обратил внимания. Вскоре в объектив попала заветная дверь, и вертолет завис в ожидании.
Взятый Кабирией из стандартной библиотеки звуков «бабах», вероятно, был совсем не таким, как реально прозвучавший – но что уж поделать, если микрофоном летучая машинка не оборудована. «Engage, engage!» - прозвучало из динамиков.
Глядя на взятое крупным планом лицо Ури с нарисованным поверх нарочито мультяшным прицелом, Кабале покатилась со смеху. Кабирии и самой понравился этот простенький спецэффект, так что она развила тему и в озвучке.
- Перекрестье наводится на цель, – послышался приятный женский голос. – Перекрестье удерживается на цели. Цель поражена прямым попаданием.
И тут картинка резко дернулась – и ушла в замедленное воспроизведение. Занявшее в реальности всего секунду падение растянулось – достаточно, чтобы позволить вставить тоже потащенные из какого-то фильма крики «Eject, eject!» и характерный звук лопастей сбитого вертолета.
…Когда под пафосную и трагично-гордую, взятую из патриотических голливудских боевиков первой половины нулевых музыку пошли титры «Он не вернулся из боя, но память о его подвиге будет жить вечно», Кабале звонко рассмеялась.
- Класс! Выложи на хеллтюб, пусть все посмотрят!
- Немного погодя, - ответила Кабирия. – Когда все поуляжется, и про эту выходку забудут. Не хотелось бы, только что уйдя незамеченной с вражеской территории, тут же засветить свое «авторство», правда?
- Угу, - кивнула подруга.
Кабирия перетащила ролик от греха в затерянную где-то в глубинах диска папку и расслабленно откинулась на подушку. Кабале, вероятно, и сама вскоре выкинет эту историю из головы, по обыкновению переключив свое внимание на что-нибудь новое и интересное… Но от нее-то ничего больше и не требуется. Развлечься – развлеклись… А воспроизвести подсмотренную во время наблюдений за ней технологию для чего-то серьезного Кабирия при случае может и сама. Способность избирательно отключать внимание во время чего-то бессмысленного, и цепким взглядом схватывать что-то действительно необходимое – это тоже можно считать элементом «специально организованного порядка».

- Это возмутительно! – провозгласил профессор Аркан. – Вопиющее нарушение школьных правил!
- Вы полагаете, коллега? – спокойно спросила куратор дьяволов. – По-моему, в правилах нигде не говорится о запрете на пролет вертолетов в помещениях школы.
- Я не об этом! – пожилой ангел выразительно указал на валяющиеся на полу дверные створки. – Я о том общественно опасном способе, которым совершена эта хулиганская выходка! Здесь явно имел место взрыв!
- Настолько аккуратно направленный, что практически не дал осколков, и никто не пострадал, - кивнула Темптель, – да и разломы ровные, чинить будет легко. Так что я бы сказала, что инцидент исчерпан, а все его участники проявили себя с лучшей стороны.
- С лучшей?!
- Ну, разумеется. Мои студенты – если допустить, что это действительно мои студенты – смогли совершить диверсию и не попасться. Ну, а ваши девочки, - она обвела рукой тройку ангелесс, - в свою очередь продемонстрировали… способность решительно и умело действовать в сложной ситуации, - с усмешкой повторила она прозвучавшие ранее слова, - и уничтожили вторгшийся в их воздушное пространство летательный аппарат. Хорошо так уничтожили, при всем желании теперь серийный номер на этих обломках не разглядишь и владельца не установишь…
- Одна из «моих девочек» получила при этом травму, - профессор Аркан показал на Мики, осторожно положившую на столик пострадавшую руку – как от резонанса, так и, перед этим, от удара.
- Ну, говоря откровенно, я не вижу, по какой причине ангелу, при возможности просто приклеить противника к стенке, нужно было непременно стучать голой рукой по вращающимся лопастям… - хмыкнула профессор Темптель. – Но да, нарушение ВЕТО, пусть и, видимо, случайное и кратковременное – это действительно выходит за рамки детской шалости. Я разберусь как следует.
«И накажу кого попало», - донесся до Мики тихий голос, когда дьяволица вышла в коридор. Или просто послышалось?
Девушка еще раз поглядела на кучку мелких деталек, оставшуюся от вертолета.
«А здорово я по нему треснула!»
Подумав так, Мики улыбнулась… и вдруг поймала себя на мысли, что мучивший ее эти дни образ перестал, наконец, непрерывно маячить перед глазами. И более того, даже сейчас, когда она об этом вспомнила, явил собой не более чем размытую картинку.
И правильно. Зачем цепляться за память о прошлом и поверженном враге, когда тут весомо, грубо и зримо являют себя враги пусть масштабом и поменьше, зато актуальные.
Позволят ей дьяволы сидеть, вздыхать и киснуть, как же! Они-то уже вернулись к привычному ритму жизни. Значит, и ей пора. Дел полно. Нужно донести до Кабале мысль (может, даже в порядке наглядной агитации при помощи подручных средств), что химическая война – прием, запрещенный не только для смертных. Нужно выяснить, кто это такой наглый тут разлетался – и тоже, вероятно, прибегнуть к «наглядной агитации». Наконец, нужно возвращаться к практике. Если Гас в отсутствие противницы решил и себе устроить выходной, значит, просто перехватывать инициативу, ну, а если он посвятил этот день ничем не ограниченному влиянию на девочек…
«Будем отыгрываться!»

Ровная поверхность воды в пещере дернулась, стала колом. Сотканная из струй фигура девушки поднялась из глубины и улыбнулась сидящему на каменном полу человеку.
- Ты вернулась, Мира? – при каждом слове из его рта вылетали колечки темного дыма. – Что скажешь?
- Что истинный облик с его незавершенностью и перетеканием дымных клочьев тебе идет гораздо больше, чем скучная в своей законченности и неподвижности оболочка смертного, - тихим веселым голосом ответила та.
- Куда я денусь! – глаза полыхнули красным светом. – На то, чтобы напитаться всей его памятью, нужно время – а чтобы познать мир, в котором мы очутились, без этого не обойтись – раз уж ты, как разведчица, ничего полезного сообщить не можешь!
- Как можно быть таким занудой, - покачала головой Мира. – Вот правда, если бы не это, вышла бы я за тебя замуж, даже еще до заточения. Если тебе это так важно, я плавала по океанскому течению. Я видела корабль смертных, способный перевозить больше груза, чем в наше время – иной флот. Я попыталась его потопить – просто ради пробы. Но буря, которая когда-то любой корабль превращала в щепки, этот лишь раскачала. Конечно, прояви я настойчивость, он пошел бы рано или поздно ко дну – но я себе такой цели не ставила.
- Значит, смертные покорили океан…
- И не только океан, - сквозь щели, пропускавшие внутрь пещеры воздух, просочилось множество струек пара, чтобы вновь объединиться, сформировав плотно сбитую человекоподобную фигуру. Девушка повернулась в ту сторону.
- Да, Эфери? Что ты видел?
- Машины, - ответил тот. – Тяжелые конструкции, запросто отрывающиеся от земли и остающиеся в воздухе несколько часов, пока не прилетят туда, куда их направляют люди. Похоже, от бессмысленных деревянных крыльев, которые они когда-то цепляли на спину, чтобы сигануть с башни повыше, смертные все же сумели перейти к чему-то действующему и практически полезному.
- Лао вернулся, - камни задрожали, и осколки стекла, валяющиеся горкой рядом с выдолбленной в стене полкой – ныне пустой – зазвенели. Грязевой поток, проникший в пещеру через уходящий далеко вглубь узкий лаз, вновь вытянулся вверх, образовав массивный торс, руки и ноги. – Лао видел дома, обгоняющие по высоте иные пирамиды…
- И во всем этом нет ничего удивительного! – наружу вырвалась еще одна плотная струя дыма, а воздух заметно накалился. – Мы видели, как смертные, недавно собиравшие шалаши из веточек, перешли к строительству мегалитов – неужели кто-то думал, что они на этом остановятся? Но какие бы знания они ни накопили, каким бы ремеслам не научились, люди есть люди. Их природа неизменна. А теперь скажите мне: видели ли вы других Вечных?
- Да, - ответила Мира, - несколько из них взлетели с того корабля, который я пыталась потопить, и мне пришлось скрыться под водой. Я разглядела их лица – в них проявлялись разные черты, но каждый из них походил на тех, кого ты описал. Ангелов и дьяволов, да?
- И я видел Вечных в городах, над которыми пролетал, - поддержал ее Эфери. – От былого разнообразия форм не осталось и следа, повсюду эти крылатые создания – неотступно следующие за смертными.
- И это заставляет меня глубоко задуматься, - человек, внутри которого бурлили огонь и дым, поднялся и положил обе руки на голову. – Сперва я был глубоко озадачен тем, что не нашел в памяти этого смертного никаких образов Вечных, не считая суеверий и преданий далекого прошлого, которым неизвестно, то ли верить, то ли нет. Можете себе представить человека, живущего в большом поселении, и при этом сомневающегося в том, что мы существуем и вообще когда-то существовали? Я полагал, что это может значить, будто Вечные и впрямь за прошедшие века остались только в легендах, но… Вы сами видели – они не исчезли. Но те, кому теперь принадлежит этот мир, почему-то не спешат являть себя людям – хотя и привязаны к ним, будто псы. А вот тех, кто свободен от этой привязи… Нельзя утверждать наверняка, ведь вы осмотрели лишь малую часть Земли – но, возможно, подобных нам действительно больше не осталось. И кто знает: были ли они истреблены, или…
- Вот в этом я сомневаюсь, - перебила Мира. – Когда я впустила в себя океанские течения, то почувствовала знакомые эманации. Их ни с чем не спутаешь, родная вода и родная кровь узнаются и по единственной капле. Не знаю, как с вами, но род, к которому принадлежу я, где-то в далеких краях продолжается до сих пор.
- И где же? – прогудела грязевая фигура.
- Понятия не имею, - ответила девушка. – Доберусь – узнаю. Доверюсь океану и буду надеяться, что он приведет меня к цели.
- Тогда иди, - огни в глазах дернулись, словно пламя свечи на ветру. – От того, что ты узнаешь, зависит всё… и все.

Отредактировано Анор (2012-05-05 21:53:00)

+1

12

Вау, сразу трое? Школа-то цела останется?)))

Аццкая медицина рулит!
*А после реплики насчет отпуска, Темптель могла бы и добавить "А ведь это ИДЕЯ!")))*

0

13

Владлена написал(а):

Вау, сразу трое? Школа-то цела останется?)))


Останется, останется... Учитывая, что специализация у них - однозначно и стопроцентно Лень :)

0

14

Анор написал(а):

- Какое, комиксы листать? – Кабале наугад взяла какой-то журнал с нарисованной на обложке стайкой девочек с крыльями – правда, не похожими ни на ангельские, ни на дьявольские, и перевернула несколько страниц. – И что здесь интересного?

Анор написал(а):

Пританцовывая, чертовка принялась смешивать и переливать, не переставая в ритм музыке быстро-быстро декламировать речитатив – в котором для слушателя, наверно, отдельные слова были совершенно неразличимы, а о немецком происхождении можно было догадаться только по характерной фонетике.

Ы-ы-ы-ы!

Чертовочки жгут и пепелят! А Темптель дошутится про вертолеты - Аркаша следующую редакцию школьных правил утвердит на манер американского законодательства с точными указаниями типа не приводить львов в классные комнаты и с какой высоты запрещается скидывать живого оленя))) *правда, это не поможет, потому что креатив чертята все равно не повторяют дважды, а до первого раза ангелу и в голову не придет, что еще они могут выкинуть*

Девочки развлеклись, а раздраконенная Мика теперь обрушится на Гасушку, который ни сном ни духом)))

0

15

Анор написал(а):

специализация у них - однозначно и стопроцентно Лень

Что, у всех? Для ровного счета дьявол только один должен быть)))
*а вообще, у практикантов еще специализации нет. По некоторым легко догадаться, какая им светит, но распределение по кастам после совершеннолетия*

0

16

Ага :) А вообще, фразочка про "интересную историю", которую Кабале обещала как-нибудь рассказать, родилась из моих надежд как-нибудь все-таки написать тот кроссовер

Владлена написал(а):

Что, у всех?


Ну - приоткрою немного завесу тайны - это три сестрички, которые всюду только втроем и таскаются. Ну, а то, куда они попадут, просто ну ни малейших сомнений не вызывает, как по собственному поведению, так и по арсеналу приемов по работе с людьми.

0

17

Уже представляю Гасово разочарованное "А я думал, у тебя депрессия...", когда его примутся оттаскивать от игровой приставки или телевизора)))

0

18

Ну, прямо скажем, впавшая после упадка в гиперактивность Мики - это для него еще не худший вариант. Если бы вдруг она еще сильнее впала в апатию, и на замену выставили, скажем, еще более гиперактивную Дольче (в тот период, когда ее тянет не ерундой заниматься, а все-таки работать, разумеется) - вот тут-то Гас и без дележки чизкейка затосковал бы!

0

19

Интересно))) План демонят понравился особо)))

0

20

Фея Ветра, спасибо :) Теперь бы еще за ангелов симметричный и адекватный ответ организовать...

0


Вы здесь » Angel's Friends ● Друзья Ангелов » Фанфики » Тупиковая ветвь эволюции