Angel's Friends ● Друзья Ангелов

Объявление


Многие не понимают, как правильно ставить переходы. Что ж, идем учиться


У нас сменилось оформление! Тематику "Angel's Friends" представляют персонажи в версии изначального комикса. Кроме того, почищены баннеры мертвых форумов и мертвые партнеры.


Владельцам нескольких персонажей необходимо в обязательном порядке уведомлять об этом администрацию!


Администраторы: Кимини, Амель
Модераторы: Мефисто.




Среда, день.

Достаем теплые вещички, на улице -9. Winter is coming...

Надеюсь, что после Турнира все отписались и получили свои силы. Учёбы и работы с подопечными пока нет. Но будем рады вашей помощи в организации.
В игру по-прежнему требуются учителя.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Angel's Friends ● Друзья Ангелов » Фанфики » Тупиковая ветвь эволюции


Тупиковая ветвь эволюции

Сообщений 21 страница 40 из 110

21

Ангелы - и пакостить из мести? Ай-яй-яй, как мир несовершенен!  :D  :rofl:  :D

0

22

Владлена, зачем же пакостить? Просто прямолинейно поставить на место - ведь с точки зрения взаимоотношений ангелов и дьяволов "симметрия" все-таки предполагает не "воздаяние равным", а ответный ход привычными и доступными методами :) Ури, вон, когда ей Кабирия устроила подлянку с фотоаппаратом по пути в пещеры, попросту принялась едой швыряться

Отредактировано Анор (2012-05-05 22:01:05)

0

23

Правильно, надо просто обозвать не местью, а возмездием во имя Лу... справедливости)))))))))))))
*по-моему, это Дольче кинула. И в качестве чистой импровизации :) *

0

24

Кстати, когда Мики отказалась уходить раньше Сульфуса, он, часом, не решил, что она черестур буквально поняла хохмочки чертовок и теперь его караулит дабы непотребств не учинили?

0

25

Вполне мог. Но Сульфуса у меня в списке "персонажей-наблюдателей", с чьей перспективы идет повествование, не предполагается, так что о том, чего он там подумал, прямо сказано в любом случае вряд ли будет.

Вторая глава идет тяжело и натужно. Как Мики во время состязания пыталась Гаса вздернуть на рее, сочинял с удовольствием, а вот ради какой именно проблемы по практике - пока туманно представляю.

0

26

Рея-то цела? XD

0

27

Там все сложно :)

0

28

У них - да вдруг сложности с тем, чтобы что-то сломать)))
А чего там с поводом не клеется? Близняшки, по-моему, благодарная аудитория для всяческих морально-аморальных перегибов. И богатые родители, компенсирующие недостаток времени и живого общения переизбытком дорогих подарков и вещичек, и прохладца во взаимоотношениях с одноклассниками, ибо нормальные ребята проявлять излишнее дружелюбие стесняются, опасаясь показаться корыстными, а корыстных подлиз презирают сами сестрички, так теперь они еще и в одного парня влюбиться ухитрились.
О, кстати, судя по эпизоду с кошелечком, Маттео, как истинно творческий человек, не особенно состоятелен. Пусть кто-нить из трио куколок подкинет близняшкам идею о его возможной корысти. *Правда, я бы тут сыграла скорее в противоположную стороны - Мэтью внушить комплексы на тему, но его, кажется, с возвращением Андрюши, снова исключили из подопечных, так что толку от его заморочек не будет. Разве что косвенно воздейтвовать*

0

29

Владлена, повод-то придумать немудрено, а вот продумать соответствующую "игру" за обе стороны... Не хочется скатываться в примитив уровня "Раф превратилась в девочку-землянку и зарыдала: "А-а-а, меня бросил парень, это так больно, никогда так не делай", Эндрю послушался и не стал бросать Жиневру".

0

30

*я тоже не знала, что Мики должна Хелене говорить. В итоге длиииинно расписала, как именно Мики не знает, что говорить. Противопоставления психологического и педагогического подхода, как хотелось, не вышло - наверное, потому что я сама никогда не рискую людям говорить, как надо ЛУЧШЕ.*

0

31

Только я решил, что в этот раз главы будут сбалансированными и равными по объему, как начал лить воду и затягивать - до объема, равного первой главе, уже добрался, а до завершения еще далеко. Так что, видимо, придется ее поделить пополам. Сестрички-мэрисьи дебютируют уже в этот раз, а вот злоключения Мики на практике и после нее, а также история о блужданиях Сони и Филетты по темному лесу, переносятся на следующий.

ГЛАВА 2. Пираты, розги и новенькие.

А когда разогнали Последний Союз,
Много было страданий и горя,
И какой-то дебил поиграть предложил
По «Пиратам Карибского моря».
На игру заявилось шестьсот человек,
И пятьсот было Джекворобеев.
В Голливуде метался во сне Джонни Депп,
Проклиная судьбу и Диснея.

Башня Rowan, «Проворобьев»

- Волосок туда, волосок сюда…
Негромкие комментарии работающей над тонкой и сложной конструкцией ресниц Кабирии чуточку разбавляли царящую в пустом дьявольском классе тишину. Кто-то мог бы счесть, что явившись в аудиторию задолго до начала занятий, юная дьяволица проявила неуместное прилежание – но в действительности ей было попросту все равно, где именно прихорашиваться, благо рекламный слоган походного косметического набора обещал, что его владелица сможет легко навести красоту и остаться неотразимой даже в эпицентре ядерной атаки. А что касается дисциплины – если демонстративно проигнорировать профессора Темптель, когда она войдет в класс и объявит о начале урока, это будет ничуть не хуже банального опоздания.
Однако в одиночестве Кабирия пробыла недолго – и нарушила его та, кого дьяволица совершенно увидеть здесь не ожидала.
- С добрым утром! А что ты тут делаешь так рано? – сладким голосом спросила Кабале, плюхаясь за парту.
- А что ты тут делаешь вообще? – с той же интонацией поинтересовалась Кабирия. – Обещала же…
- А мне было видение, - сообщила подруга. – В вещем сне ко мне явились верхом на реанимированных лошадях три злоуста и поведали, что кого не будет на этой лекции, тот в обозримом будущем попадет в медкабинет к фельдшеру Рупрехту. Что означает сие знамение, я не поняла, но своими руками-ногами еще дорожу, так что – вот я здесь. Кстати, насчет рук. Зацени! – с этими словами чертовка задрала тянущиеся до самых фаланг пальцев рукава, обнажив множество хаотично нарисованных на обеих руках звездочек. Полученную от резонанса метку среди этих художеств можно было найти, только если очень внимательно и целенаправленно высматривать. Кабирия расхохоталась.
- Это по принципу «прячем дерево в лесу»?
- Ага. Все лучше, чем та Сульфусова перчатка, согласись?
- Теоретически да… Хотя если тебя спросят, зачем разрисовываться, а затем носить такие длинные рукава, не уверена, что ты найдешь, что ответить.
- Да уж найду! – отмахнулась Кабале. – Уж если для девчонок-землянок нормально вытатуировать себе чего-нибудь на ноге и потом напялить штаны до пола…
В этот момент дверь аудитории раскрылась – но, против ожидания, внутрь заглянул не кто-то из одноклассников, а совершенно незнакомая девчонка – в латанном-перелатанном бирюзовом платье и с венчающим копну светлых волос кое-как повязанным огромным бантом,.
- Ой, а мы туда попали? – спросила незнакомка, заставив Кабирию потратить пару секунд на то, чтобы переключить сознание с привычного по повседневному общению итальянского на русский.
- А куда целились? – закономерно спросила она.
- А мы на лекцию шли, профессора… как ее…
- Лиза, ну где ты там застряла? – донеслось из коридора.
- Здесь никаких лекций сегодня не будет, - вмешалась Кабале, - это тебе надо развернуться на сто восемьдесят градусов, на перекрестке направо – и прямо по дуге в противоположное крыло.
- Ага, спасибо, - кивнула девчонка и направилась на выход, тут же в дверях обрушившись на кого-то с криком: - Я вам говорила, что не туда зашли! Теперь из-за вас, дурочек, через весь корпус идти!
- Не хочу через весь корпус! – раздался ноющий голос.
- Аля, замолкни!
- А зачем ты ее туда послала? – спросила Кабирия, когда голоса спорящих девчонок (как минимум трех) стихли. – Будут теперь блуждать, могут даже до ангельского крыла дойти…
- Да так, - пожала плечами та, - просто блондинок не люблю.
- С чего бы это, а? – в голосе Кабирии прозвучало притворное удивление.
- А разве нужны причины?
Постепенно аудитория заполнялась учениками. То ли Кабале оказалась не единственной, кому сегодня неведомые силы явили знамение, то ли звезды так выстроились – но к моменту, когда в класс вошла, сжимая в руке какой-то небольшой футляр, профессор Темптель, за партами собрался почти весь поток. Последний раз Кабирия такое видела во время недавней полугодовой контрольной… н-да, это если по календарю – недавней, а после всей этой беготни с Рейной, портретами, эвакуацией и решающей схваткой ощущение такое, будто это было где-то в незапамятные времена!
Кстати, результаты-то хоть огласят уже?
С этой мыслью Кабирия подняла глаза на преподавательницу – но та, не дойдя до доски, принялась за что-то дежурно распекать сидящих на задних партах, и юная дьяволица вернулась к куда более приятному зрелищу…
- Кабирия, - раздался над ухом нежный голос профессора, - я, конечно, понимаю, и, поверь, где-то даже разделяю твое убеждение, что в зеркале можно увидеть нечто гораздо более интересное, чем вокруг. И тем не менее – о чем я сейчас говорила?
- Э-э-э… О чем-нибудь новеньком? – предположила та, досадуя про себя, что избирательная внимательность-невнимательность в кои то веки дала сбой.
- У тебя, милая моя, со стареньким не все ладно, - покачала головой Темптель. – Вот расскажи, чем таким увлекательным ты занималась вчера вместо того, чтобы вести свою смертную по кривой дорожке?
- Читала, - честно… ну, отчасти честно ответила Кабирия.
- Должно быть, это было нечто крайне интересное, - кивнула преподавательница. – Я вот тоже вчера читала – логи твоего компьютера. Что ты на это скажешь?
- Что они зашифрованы двумя с половиной засекречивающими потоками, - не моргнув глазом, сказала практикантка, - поэтому на расшифровку грубой силой у любой из существующих декодирующих программ ушло бы не меньше пяти месяцев, а следовательно, вы не смогли бы прочитать ничего актуального на текущий момент.
- И что же ты там такое прячешь за этой защитой? – все тем же нежным голосом поинтересовалась Темптель. – Разве тебе есть что скрывать от любимой учительницы?
- Досье у меня там, - громким шепотом, чтобы все желающие услышали, ответила Кабирия, - с таким компроматом на всех присутствующих, что если это к Низшим Сферам попадет, скандал еще несколько вспышек будет греметь по всему Зульфанелло!
- Так береги его, - тон преподавательницы ничуть не изменился, так что понять, поверила она или нет, было невозможно, - а то ведь могут в следующий раз не взломать, а просто подорвать…
- Обязательно, - с серьезным видом кивнула Кабирия.
- А теперь, детоньки, - заговорила профессор Темптель уже на всю аудиторию, - раз уж вы оторвались от привычного дуракаваляния, чтобы послушать нашу беседу – прослушайте еще и объявление. Тем, кто хоть раз в течение года слушал, что я тут периодически говорю – напоминаю, а всем остальным – сообщаю, что у вас остается меньше месяца, чтобы как следует столкнуть своих подопечных с пути истинного. Ночью с пятого на шестое декабря все правильные и неправильные выборы, которые успели совершить за осень доверенные вам земляне, будут сочтены, взвешены и измерены, и…
В классе раздался нестройный ропот.
- Как шестого декабря? – недоуменно-угрюмым озвучил общую мысль Мефисто. – А разве, ну, не это…
- Не это, - кивнула Темптель. – Пришла директива о переносе контрольного срока с полночи двадцать пятого на полночь шестого. Какой-то германофил нынче расписание составлял, не иначе… У кого есть какие-то претензии – можете жаловаться Низшим Сферам! – повысила голос она, перекрикивая возмущенные реплики учеников. – И Высшим заодно, поскольку ангелам срок установили тот же. Кроме того, - тут преподавательница усмехнулась, - та же директива рекомендует простимулировать ваше рвение… некоторым образом.
Пройдя к своему столу, профессор поставила и раскрыла футляр, достала из него тонкий прут и со свистом рассекла воздух.
- Для каждого из ваших подопечных приготовлено по розге и по прянику, - пояснила она. – Пряники сейчас раздает ангелам профессор Аркан; уж не знаю, насколько годен в качестве поощрения пряник, почти месяц непрерывно черствевший, но им виднее. Зато вот это, - Темптель снова махнула прутом, - точно не испортится! Если практика будет сочтена успешной, розги пойдут подопечным – чисто символически, разумеется; реально их наказывать за совершенные проступки у нас нет ни права, ни целесообразности. Зато тот из вас, кто не добьется удовлетворительного результата, вместо подопечного, которому достанется такой же символический пряник, получит причитающуюся розгу сам. Это не я придумала, так что все свое возмущение можете направлять в более глубокие инстанции.
Кабирия хмыкнула. В общем-то, ей, если смотреть на глазок, ничего подобного не грозило – как бы там Ури ни пыжилась, праведницу из Жиневры сделать дьяволица ей определенно не позволит! Но интересно: это профессор просто прибегла к неортодоксальному педагогическому приему и запугивает особо нерадивых, или и впрямь кому-то из чиновников образовательного ведомства пришла в голову такая идея.
- На всякий случай, для тех, кто думает, что ничего страшного не грозит, потому что у меня рука легкая, - продолжила Темптель, глядя на замечтавшегося о чем-то Гаса, - уточню, что заниматься, если что, этим буду не я – делать мне больше нечего! – а миляга Рупрехт. И кстати, специально для нашего участника бонусной программы «получи двух подопечных по цене одной», сообщаю, что и розог там выделено две. Так что не советую расслабляться – твоя противница, судя по тому, как она вчера вечером рвалась пооткручивать хвосты и поотпиливать рога всему, что движется, явно не намерена лично давиться двумя пряниками!
- Да? – Гас наконец-то выпал из завороженного состояния и попытался выдать что-то осмысленное. – А я думал…
- Думать меньше надо, - посоветовала кураторша, - а соображать…
Что она хотела сказать, осталось неизвестным, поскольку раздавшийся за дверями классной комнаты шум возни заставил Темптель смолкнуть, а учеников – обернуться.
- Не хочу на лекцию!
- Аля, замолкни! Папа сказал, если нас и тут ничему не выучат, ни развлечений, ни вещичек новых больше не будет! Всю жизнь, что ли, собираетесь ходить не пойми в чем?
- Из нас троих только ты не пойми во что и одеваешься, сестричка!
- Лина, замолкни!
- А вот и не замолкну, и не называй меня Линой! – заявила, оборачиваясь через плечо и одновременно заходя в класс, еще одна (сколько ж их там?) незнакомая девчонка. Собственно, сходство – видимо, фамильное - с той, которую Кабирия и Кабале видели до урока, легко просматривалось, даром что эта была не блондинкой, а рыжей, с конопушками на носу, одетой в красный сарафан. Выглядела она просто сногсшибательно… Ну, или, вероятно, ей так казалось. – Всем приветик!
- Это что опять за чучело? – тут же вырвалось у Кабале. Кабирия хоть и промолчала, но была с подругой солидарна: одно дело, когда неряшливость в одежде и прическе подчинена какому-то художественному замыслу, и другое – когда видно, что просто руки не дошли.
- Я Катя! – представилась гостья. – А это мои… Эй, ну чего застряли?
Вслед за ней в класс вошла старая знакомая… условно знакомая, поскольку она не представилась – волоча за собой за руку еще одну, хм, барышню – в синеньком платьице, с такой же давно не стриженой копной волос, ради разнообразия, хотя бы собранных в хвостик.
- А это Аля и Лиза, - продолжила рыжая. – Мы новенькие!
- И откуда ж вас таких принесло? – вопросила со своей задней парты Аза, так что рыжей девчонке, уже бодрым шагом прошагавшей полкласса, пришлось оборачиваться.
- Мы по обмену – из края, где царит холод, где бродят медведи, где люди суровы и решительны, где…
- Кабирия, кажется, пора звонить в Канадский национальный зоопарк, - ткнула Кабале подругу локтем. – Не иначе, оттуда сбежали!
Пока юные дьяволы хохотали, профессор Темптель рылась в хаотично разложенных по ящикам стола бумагам.
- Так, по обмену, по обмену… А, вот он, дьяблофакс. Та-ак… Кантелина, Лизелида и Альфрета, если я правильно понимаю? – зачитала она имена, и подняла глаза на вошедших девочек. – А ничего, что судя по дате, вы тут должны были быть еще месяц назад?
- Так мы и собирались месяц назад… - рыжая – Кантелина, как можно было предположить по прозвучавшим уменьшительным именам – захлопала глазками. – И собирались… И собирались…
- Все с вами ясно, - махнула рукой кураторша. – А я еще гадала, читая ваши личные данные, как это на будущую специализацию могут до окончания школы давать вероятность в сто процентов… Так, садитесь и слушайте – или не слушайте, дело ваше – а после занятий будем решать вопрос с организацией практики. Вот мало мне было, что ангелов на одну меньше стало, - забормотала она, повернувшись к классу спиной, - так еще и своих прибавилось, как, спрашивается, равновесие поддерживать…
- А я не хочу равновесие поддерживать! – этот голос заставил Темптель снова обернуться, как раз вовремя, чтобы увидеть, как блондинка со словами «Аля, заткнись уже!» отвешивает сестре подзатыльник.
- Кому не нравится доктрина ангельско-дьявольского равновесия, тоже может пожаловаться Низшим Сферам, - весомо произнесла преподавательница. – Только пусть будет готовым к тому, что автора такой инициативы первого же и пошлют перед бункерами Энживерда колючую проволоку резать!

Недаром земляне говорят про затишье перед бурей. Вот так сидишь, понимаете ли, в кафетерии, спокойно завтракаешь… ну, условно – порой сложно определить, считать ли это вторым завтраком или предварительным обедом. И ничто вроде не предвещает, как вдруг…
- Это как называется?!
…Как вдруг ангелочек, появившись из ниоткуда, за неимением у нее в руках других средств для выражения экспрессии, приподнимает стоящий рядом стул и от души опускает обратно на пол, громко стукнув ножками.
- По идее, это называется «стул», - ответил Гас, - но если хочется повыделываться, можно обозвать «недокреслом» или «табуреткой со спинкой»…
- Объясни, почему я должна мотаться туда-сюда как угорелая? – Мики соизволила-таки конкретизировать свои претензии, правда, сути их юный дьявол по-прежнему не понимал.
- Ну, очевидно, потому, что движение есть жизнь… - предположил он, припомнив диалектические упражнения, которым часто посвящал свой досуг отец. Правда, выдвинув подобный тезис, тот обычно опровергал его антитезисом о том, что жизнь бренна, а выхода из этого противоречия найти не мог, поэтому доводить построение до третьего пункта, то есть синтеза, часто приходилось матери… Но не успел Гас довести рассуждение до конца, а его противница шваркнула стулом вторично. – Эй, в чем дело? Ты имеешь что-то против диалектики?
- Ничего не имею, - хмыкнула девушка, - да и был бы смысл… Одному знаменитому диалектику и без меня замечательно объяснили где-то полвека назад, как он заблуждался – так что оставим эти разглагольствования смертным! И сами займемся смертными же. Почему я должна лететь к Хелене и Джулии и, не обнаружив тебя поблизости, возвращаться обратно и бегать разыскивать по школе?
- Ты так говоришь «бегать разыскивать», как будто и впрямь всю школу перевернула вместо того, чтобы сразу искать меня там, где я есть, - на дьявола ее тирада никакого впечатления не произвела. – И вообще… сама виновата! Тебе стыдно должно быть!
На секунду опешив, ангел опустилась на тот самый стул и оперлась на находящуюся спереди спинку руками.
- Это из-за чего?
- Из-за того что тебе по природе положено культивировать добродетели, - пояснил Гас, - а ты вместо этого сеешь во мне грех лени и порок неорганизованности.
- А что, в этом исключительно плодородном черноземе еще осталась незасеянной какая-то делянка? – по тону Мики было не совсем понятно, то ли она искренне удивилась такой постановке вопроса, то ли это насмешка. – И при чем тут я?
- А с тобой совершенно невозможно что-либо планировать! – заявил Гас. – Стоит мне собраться на практику – как тебе вдруг приспичивает забиться в уголок и там тосковать, так, что я вынужден тратить целый день, грызя чипсы и переключая каналы…
- Вынужден, - улыбнувшись краешком губ, повторила ангелесса.
- И назавтра я уже никуда не тороплюсь, поскольку знаю, что влияния на подопечных с противоположной стороны не будет, а, как справедливо подмечает профессор Темптель, равновесие необходимо соблюдать. И тут ты внезапно принимаешься изображать паровоз, который «вперед лети, потом лети обратно»… Как же я могу в такой обстановке внести в работу по практике какую-то систематизированную систему?
- «Системную» ты забыл добавить, - Мики поднялась. – Будешь жаловаться – вообще попрошу профессора Аркана, чтобы он Дольче вместо меня выставил! Кстати, - тут она задумалась, - а ведь это мысль… А уж я-то ей рога пообломаю, хоть в состязании, хоть…
Секунду Гас размышлял, не стоит ли ввернуть шуточку на тему «У Дольче выросли рога?», но затем его мысли ушли в другом направлении. Что за шило такое завертелось нынче в оппонентке, было непонятно, но если она и впрямь вздумает устраивать очередную рокировку… Не то, чтобы Мики была оптимальным, или вообще особо приятным противником, но к другому ангелу (а то и, не приведи бездна, к другому подопечному) придется опять привыкать, изучать, искать подходы…
Как же неохота! Впрочем, вслух дьявол озвучил иную причину
- Не советую. Профессор Темптель как раз ищет, кого бы против этих трех сестричек выставить, так что если вдруг объявится ангел, желающий ни жить ни быть сменить оппонента, его-то проф к рукам и приберет…
Он ожидал, что Мики спросит «Каких сестричек?», но та вместо этого, прищурившись, уточнила:
- Это тех, на которых я сегодня утром возле класса наткнулась, и которые меня десять минут мурыжили, чтоб я их в вашу аудиторию проводила?
- А что ж не проводила-то, трудолюбивая ты наша? – поинтересовался Гас. – Ноги устали, идти далеко?
- Что я, дура - идти одна туда, где вас полтора десятка пасется? Уж если… - ангел нервно потерла правую кисть, и только тут Гас обратил внимание на отпечатавшуюся на ней бледноватую, но все же различимую отметину, - уж если в своей-то мечтальне приходится от всяких террористов отбиваться… Кстати, кто это сделал? – Мики подняла голову и пристально на него посмотрела.
- Не я, - тут же ответил дьявол, хотя и понятия не имел, что именно.
- Знаю, что не ты, - в глазах девушки забегали огоньки, - вот уж кого я бы точно заметила… Но имей в виду, что возмездие будет продуманным, изощренным и асимметричным! Так своим друзьям-подругам и передай.
- Да где уж тебе, - ухмыльнулся Гас. – Возмездие… да ты даже дойти-то до нашего класса без своих подружек боишься!
- Ничего я не… - взвилась Мики – и тут же грохнулась назад, поскольку ножки стула, которыми она колотила об пол, подкосились, и ангелесса вместе с сиденьем съехала с грохотом вниз, да так, что и спинка отвалилась. – Аййй!
- Эй, хорош мебель ломать! – окрик с противоположного конца кафетерия заставил обоих соперников обернуться. Возле стоящего у стены автомата с газировкой пристроилась ненамного уступающая ему габаритами Лола – и, судя по количеству выстроившихся на подносе заполненных стаканов, дьяволица намеревалась выдоить автомат досуха. – Так на вас двоих никаких стульев не напасешься!
- А если бы кое-кто, - ну еще бы, станет эта девчонка молчать, даже лежа на полу на куче обломков! – не продавливал постоянно стулья своими центнерами, они бы и не ломались!
- Слышь, ангелочек…
- Слышь, дьяволенок, - эта реплика поднявшейся на ноги Мики заставила Гаса хихикнуть. Вот уж в чьем отношении уменьшительные суффиксы точно неуместны! – не лезь в чужие разговоры, да? Я, когда злая бываю, и семерых побиваю! – с этими словами девушка выразительно стукнула подобранной с пола спинкой стула о столешницу.
- Какие все нервные… - Лоле, по-видимому, усугублять конфликт было неохота, и, ухватив поднос покрепче, она гордо прошествовала за столик. Гас было собирался проводить ее взглядом и посмотреть, не запнется ли она там за что-нибудь, но голос ангелессы – какой-то странно нежный – вернул его к делам более насущным:
- Так что ты там говорил? Что мне чего-то слабо?
Забавно, но похоже, что падение вместе со стулом на пол подействовало на Мики – пусть и не сразу – умиротворяюще. Лицо ангела приняло расслабленное и даже немного мечтательное выражение, и Гас задумался, не стоит ли, раз уж это дает такой эффект, ради эксперимента как-нибудь попробовать самому ей стул подпилить. Правда, придется заранее разведать пути отхода на случай, если эксперимент пойдет не так…
- Ты, случайно, не знаком с Мелехом? – задала тем временем неожиданный вопрос девушка. – Был такой дьявол на предыдущем потоке…
Гас помотал головой.
- Как-то не пришлось. А что?
- Да так, вспомнила… Он не был моим непосредственным оппонентом, но чего-то ему от меня вечно было надо. То шуточки дурацкие, то не менее дурацкие вызовы «на слабо»… А как-то раз, вот на этом же самом месте, я – ты будешь смеяться – как раз со стулом возилась, чего-то там разболталось. А тут он. И давай, тоже на тему, что я мню себя крутой, а на самом деле побоюсь… ну, он мне тогда не просто зайти в дьявольское крыло предложил, а с боем прорваться, как раз против семерых, чтоб не понарошку, как в Комнате Состязаний, а по-настоящему. Я, естественно, его послала. А Мелех и говорит: «Ну, если и во время войны все ангелы были такими же трусами, я вообще не понимаю, как они боевые действия на нашу территорию смогли перенести».
- Э-э-э… - рыжий дьявол задумался. Подначки и подколки – это вещь обыденная и повседневная, но формулировка формулировке рознь. И при такой формулировке картина дальнейшего развития событий рисовалась легко, и получалась довольно выразительной. – Стул-то хоть цел остался?
- Ну, - Мики пожала плечами, - скажем так, табуретка вышла симпатичная. Вот, а когда поднялся, я все-таки согласилась. Правда прошла недалеко, метров двадцать, а потом моя защитная оболочка не выдержала. Но тут нас поймали преподаватели, и мне вкатили выговор за несдержанность и за неуместную браваду, а этих семерых заставили убираться в коридоре. Потому что я полагалась не только на щиты, но и на скорость, и пока они в меня попали – столько всего расколотили… Так что с тех пор я на такие подначки не ведусь, - подытожила она и вдруг помрачнела. – Эй! Ты чего это, время потянуть решил? Пусть, мол, повспоминает былое, а состязание и практика подождут?
- А чего мне торопиться с состязанием и практикой, если я пока даже не знаю, в чем суть проблемы?
- А вовремя надо приходить, - едко заметила ангел. – Вот будешь теперь на месте уже во время моего хода разбираться!
- Не знаю, почему уж ты так уверена, что первый ход будет твой, - хмыкнул Гас, - если, конечно, не выберешь какую-нибудь беготню… Но ты ведь этого не сделаешь, потому что знаешь, что за этим последует, правда?
- Правда, - Мики загадочно улыбнулась. – Даю слово: состязание, которое я хочу провести, чисто технически возможно выиграть, вовсе не сдвинувшись с места!

И вот и верь после такого ангелам! Никакой беготни, серьезно? Да тут вокруг все только и заняты тем, что бегают!
- Шкипер! Шкипер, якорь тебе в глотку!
В некоторой растерянности Гас, стоя на капитанском мостике боевого корабля этак трехсотлетней давности, наблюдал за – иначе не скажешь - броуновским движением механических кукол, одетых матросами и вооруженных саблями и пистолетами. Вот ведь лицемеры эти ангелы: в «войнушку», значит, играть горазды, как бы ни утверждали обратное, а вот допустить, чтобы кромсающая друг друга массовка состояла пусть и виртуальных, но людей – это нет. Вот и идут на такие анахронизмы…
Механические моряки, однако, оказались не единственным анахронизмом. Сверху на дьявола спикировал попугай, сжимающий в когтях видеотелефон. На экране появилось смеющееся лицо противницы.
- Ну что, гнусный пират Рыжая Борода, готов пойти на дно? Думал, что сможешь уйти от грозы семи морей, красотки Микаэллы?
- Слушай, «красотка»! - завопил Гас. - Не выделывайся! Это что, по-твоему, в рамках джентльменского соглашения? Я же ничего в кораблевождении не понимаю!
- А я будто понимаю! Просто потянуло на что-нибудь морское. Но если тебе не нравится, - в голосе ангела послышались хитрые нотки, - милости просим обратно в Незамерзающую Бухту!
Гас поморщился. Вопреки заявлениям Мики о том, что военные игры она терпеть не может, поражение на Турнире во время оно, видимо, так запало ей в душу, что лишь только их снова выставили друг против друга, ангел поторопилась взять реванш именно на арене, позаимствованной из какой-то древней видеоигры, являющей собой дикую смесь стрелялки со стратегией. И, пользуясь тем, что целью игры было не уничтожение противника, а разрушение его базы – самого-то врага можно было расстреливать сколько угодно, при гибели он попросту вскоре возрождался – Мики от души семь раз переехала Гаса танками, пять раз разбомбила и один – утопила в той самой незамерзающей бухте, за ледяные берега которой битва и шла.
- Но ты же обещала, что бегать не придется! А тут что? «На абордаж, ребята, на абордаж»?
- Ну так стой на месте и просто командуй! – откликнулась Мики. – Кто в конце останется на плаву, тот и победит. Так что… огонь!
Вдали раздался грохот, и Гас, повернув голову вправо, увидел и вражеский корабль, и всплески, поднятые ядрами его пушек.
- Промазала! – сообщил дьявол.
- Пристреливаюсь! – ответила противница. – А теперь хватит болтать… Эй, боцман, пьяного тунца тебе в рыло!
Последние слова прозвучали глухо, да и изображение пропало – очевидно, ангел-то убежала со своего капитанского мостика лично раздавать своим манекенам-матросам ценные указания посредством зуботычин. Та-ак… Ну и что, спрашивается, делать в таком состязании, если собственные представления о тактике морского боя исчерпываются прочитанным в приключенческих романах и увиденным в «диснеевской» пиратской трилогии?
- Эй, канонир! – позвал Гас стоящего позади ближайшей пушки моряка. Тот обернулся… Да уж, не зря фильм-то вспомнился! Источник вдохновения оппонентки был виден невооруженным взглядом: характерную внешность, пожалуй, самого знаменитого голливудского пирата она придала всем «статистам», от первого помощника до юнги – хотя как же дико это смотрелось в последнем случае.
- Э-э-э… зарядить книппелями! – брякнул рыжий дьявол первое, что пришло в голову.
- Есть, капитан! – откликнулся подчиненный.
Тем временем справа снова громыхнуло, и на этот раз более результативно. Несколько ядер вышибли щепки из оснастки, а одно ударило аккурат по кучке матросов, собравшихся возле пушки. Так… Ангелочек, значит, уже пристрелялась, и если и дальше тупить и тормозить, то скоро только щепки и останутся… Если только не перевести сражение в иную плоскость.
Раздав (по большей части от балды) ряд указаний команде, Гас, не без сожаления подумав, что выиграть, стоя столбом, все-таки не выйдет, взмыл в воздух и устремился над разрываемой всплесками поверхностью воды к вражескому кораблю.
- Бургер-крылья!
Может, извергаемые им валуны и были лишены скорости швыряемых пороховым зарядом ядер – зато по весу их определенно превосходили. Рассудив, что лучше привлечь на свою сторону еще и гравитацию (а заодно – гарантированно выйти самому из простреливаемой зоны), дьявол поднялся выше мачт и принялся расстреливать корабль под углом. Судя по треску досок, хрусту ломаемых манекенов-моряков и возмущенным крикам оппонентки, которые даже отсюда было слыхать – успешно.
- Эй! – взмывшая свечкой вверх Мики предсказуемо сковала каменюки с помощью своих «клейких крыльев». – Разлетался! Мы тут не сцену из «Питера Пэна» разыгрываем, а великую битву линкоров! Спускайся вниз и сражайся, как подобает!
- Я и сражаюсь, как подобает – в современном морском бою! – заявил Гас. – Не знаю, как ангелов учат истории, но тебе следует знать, что с развитием морской авиации линкоры уже полсотни лет как вымерли – как тупиковая ветвь эволюции!
С этими словами он попытался обрушить вниз еще один град валунов – но те загрохотали по возведенной оппоненткой стенке. Совсем как на Турнире… Стоп, а это идея!
Увы, у Мики явно сработала та же ассоциация, и ангел, на мгновение перестав махать крыльями, стремительно снизилась, так, что волна, которой Гас собирался опять ее раздуть, пришлась вместо противницы по пролетавшей мимо чайке. Птица, не справившись с резко нарушившейся аэродинамикой, с недоуменным криком вошла в штопор.
- Это настолько предсказуемо, что даже скучно! – издевательским тоном крикнула Мики. Вот язва крылатая… Ну-ка, а вот этого она тоже ожидает?
Издав нечленораздельный рык (еще бы, сами попробуйте поднять на такую высоту такую тяжесть, пусть бы даже и магнитом, не проронив ни звука!), Гас заставил пушки с чужого корабля взмыть в воздух и выстроиться вокруг ангела сферой.
- Ну что, сдаешься, или тебя показательно расстрелять?
Мики расхохоталась – и выразительно скрестила руки на груди.
- Давай! Я даже подожду, пока ты слетаешь за факелом!
Секунду дьявол осмысливал ее слова – а потом с досады рассек воздух кулаком. И впрямь, это же не современная пушка с металлическим затвором – здесь, чтобы выстрелить, надо поджечь фитиль! Только и оставалось, что пустить металлические ядра в полет вручную – но импульс, конечно, был не тот. Упругая оболочка, которую вмиг создала вокруг себя противница, легко этот удар выдержала. Ну что же, по крайней мере, один бонус из способности управлять металлом по-прежнему можно было извлечь: зашвырнуть эти бесполезные пушки в море, оставив вражеский корабль безоружным.
- Ну, «красотка», что ты теперь будешь делать, а?
- Лед! – ответила та, не то отвечая на вопрос, не то – более вероятно, судя по интонации – тоже призывая свою полученную на Турнире силу.
- Ну, и где? – после небольшого молчания спросил Гас.
- Посмотри вверх, - предложила Мики.
Дальнейшее напоминало какой-то «субботний утренний мультик». С той лишь разницей, что подняв глаза, чтобы посмотреть, чего там такое падает, дьявол увидел не рояль или наковальню, как в классике, а набравшую приличную скорость ледяную глыбу – такую широкую, что просто так из-под нее не вынырнешь. Вероятно, в этот момент уместно было бы обозвать противницу каком-нибудь плохим словом… но вместо нее мысленные ругательства пришлись по адресу безымянного аналитика, составлявшего досье на практикантов, которые Гас однажды случайно краем глаза видел во втором снизу ящике учительского стола. Тот, кто написал, будто Мики «не выносит насилия», и поэтому ее силы «исключительно оборонительные», видимо, слабо себе представлял, что ангелочек способна из них выжать в этой своей, кхм, активной обороне.
Пока Гас отчаянным виражом уходил из-под падающей льдины, Мики успела вернуться на свой корабль, отдать какие-то команды и снова взлететь, чтобы прикрыть маневрирующее судно с воздуха. Круто изменив курс, оно двинулось на сближение со вторым кораблем.
- Как ты там говорил? «На абордаж, ребята, на абордаж!» Свистать всех наверх, сарынь на кичку!
С этим кличем ангел спикировала вниз в тот момент, когда корабли сблизились, и вооруженная до зубов ватага кинулась в драку – и сама влезла в гущу свалки.
- А про «сарынь» было ни к селу ни к городу! – только и  крикнул Гас. Так… изображать летчика морской авиации теперь бесполезно – что толку топить одно судно, если ангел захватит другое и все равно останется на плаву?
К тому моменту, когда он приземлился на палубу, все уже было, по большому счету, кончено. Одни куклы, может быть, и не были сильнее других кукол, но Мики… если перефразировать фразу из одного фантастического романа, «было видно, где она шла».
А вот самому уходить некуда. Сжимая в руке саблю, вместе с несколькими уцелевшими головорезами, ангел прижала Гаса к стенке – ей же самой у него за спиной и возведенной.
- Итак, Рыжая Борода, что ты предпочитаешь? – глаза оппонентки засверкали. – Прогуляться по доске – или повиснуть на рее?
Может быть, это просто конкретное проявление трусости… но что-то в ее взгляде подсказало дьяволу, что с нее станется претворить это в жизнь! И, самую чуточку поколебавшись, Гас принял единственное решение, пришедшее в эту секунду в голову.
- Дьявольские враги!
Секунд пять царило молчание.
- И на какой эффект ты рассчитывал? – с недоумением спросила Мики.
Гас только ухмыльнулся, глядя на то, как сзади на голову оппонентки обрушивается направляемая рукой Кабале бутылка. Рома, естественно.

Кабирия не без интереса наблюдала за тем, как Кабале, возникшая, как и она, из пустоты внутри Комнаты Состязаний, крадется, держа в руке бутылку, по палубе. Дьяволице было любопытно, что именно должно произойти в тот момент, когда ангелочек получит по кумполу.
При всей экстремальности, которой порой отличались соревнования, устраиваемые практикантами-Вечными, травм в процессе практически не случалось. Даже в тех случаях, когда соревнующиеся принимали земную форму, фактически оказывалось, что самым надежным способом что-нибудь себе отбить было упасть на пол как раз в момент окончания поединка, когда Комната принимает исходную форму. Тем неожиданнее было, когда во время поисков Сульфуса и Раф, вошедших в Комнату Состязаний и не вышедших из нее, «спасательную команду» едва, как требовал от своих птичек слуга Рейны, не порвали на тряпки отнюдь не виртуально. Впоследствии Кабирия специально отправила разработчикам системы виртуальной реальности письмо с вопросом о том, как обеспечивается безопасность во время состязаний и почему стало возможным то, что случилось, на что получила примерно следующий ответ:

«1) Наша система самая надежная;
2) Блок предотвращения травм обеспечивает тонкий баланс, позволяя участникам состязания получать небольшие ушибы (чтобы не слишком наглели), но не давая им покалечиться (чтобы нас не засудили);
3) Протоколы безопасности реализуются на аппаратном уровне, поэтому участники состязания никак их отключить не могут;
4) Мы понятия не имеем, как произошло описанное в вашем письме, это чертовщина какая-то;
5) Благодарим за использование нашей системы виртуальной реальности, ваш отзыв очень важен для нас.»

В общем, предположительно механизм не то должен был смягчать любые физические эффекты, способные привести к серьезной травме, не то просто прекращать состязание в момент реальной опасности. Но как именно это выглядело на практике, пока что увидеть не удалось – а специально инициировать такую ситуацию было как-то глупо. Так что Кабирия внимательно смотрела…
И разочарованно вздохнула, когда Мики, что-то почувствовав, дернулась в последнюю секунду в сторону так, что удар пришелся не по голове, а по правому плечу. Выронив саблю, схватившись здоровой рукой за пострадавшее плечо, ангел, полуобернувшись, отшатнулась на несколько шагов.
- Да сколько ж можно – одну и ту же руку! – крикнула она. – Хоть бы на этот раз другую, ради разнообразия!
- А, так без проблем! – живо откликнулась Кабале. – Это же наше жизненное кредо: любой каприз за счет заказчика…
С этими словами чертовка двинулась вперед, одновременно отходя с линии огня и позволяя Гасу разнести уцелевших еще после побоища механических «статистов». Мики, сжав зубы, создала сферическую оболочку. Да, выковыривай ее теперь – бутылкой-то не пробьешь…
Кабирия со скучающим видом повернулась к Гасу.
- И что, была жизненная необходимость отрывать нас от дел?
- Она собиралась вздернуть меня на рее! – пожаловался рыжий черт.
- И что, - Кабале обернулась, - ты испугался, что рея не выдержит?
- Выдержит! – вместо того, чтобы по-тихому смотаться с поля боя, пока от нее отвернулись, ангел решила вновь обратить общее внимание на себя. – Всех троих выдержит! Вы что вытворяете? У слова «поединок» есть четкое значение – или вам теперь не только правила не писаны, но и словари?
- У словосочетания «симметричный ответ» тоже есть четкое значение, - Кабале подобрала саблю и попробовала ткнуть в резиновую сферу. Безрезультатно, поскольку Мики, видя ее действия, уплотнила этот участок оболочки.
- Вот именно, - согласилась Кабирия. – Ты, ангелочек, совсем что-то обнаглела. Вам, значит, можно таким приемом пользоваться направо и налево, и это проходит по категории «дружба творит чудеса», а когда то же самое повторяем мы, это называется «зло коварно было и хитро».
- Ни разу! – в сердцах ангелесса хватила кулаком по мачте – и тут же охнула и схватилась за руку. От потери концентрации защитная сфера развеялась – но прежде, чем кто-то из дьяволов успел сообразить, как этим можно воспользоваться, Мики, отскочив еще дальше, восстановила оболочку. – Никогда – даже в тех случаях, когда мои противники совсем уж нагло и заведомо жульничали! Я предпочитала гордо проиграть…
- Ну так и сейчас проиграй, кто ж тебе запрещает, - посоветовала Кабирия. – Можешь даже сделать это гордо: просто вывеси белый флаг, а заставлять тебя прыгать за борт не станем. Мы же добрые.
- Шиш вам! – ангел великодушия не оценила. – Рано шкурку делить собрались, я еще повоюю!
- Между прочим, - Кабирия покачала головой, - в восточных странах считается дурным тоном затягивать заведомо безнадежную партию. А положа руку на все, на что ее можно положить, отбиваться ты какое-то время, может, и сумеешь, но вот вырвать инициативу – определенно нет. Может быть, не будем оттягивать неизбежное? Нет? Хочешь довести все до логического конца? Ну тогда, - дьяволица сощурилась, - сейчас мы задействуем, например, крылья призмы и разнесем твою скорлупку на части.
- Тремя-то лучами? Там кумулятивный эффект копеечный будет!
- Да ладно, - вмешалась Кабале. – Хочет сидеть, пусть сидит. Все равно на поддержание щита энергия расходуется, а она наверняка и так уже вымотана. Устанет – сама вылезет… а уж там мы будем ограничены только нашей фантазией.
- У меня, знаешь ли, тоже фантазия богатая, - сообщила Мики. – И надо же, только я задумалась, как бы мне с тобой пересечься, чтобы все это воплотить в жизнь, как ты – тут как тут. На ловца и зверь бежит!
- Да? – Кабале на секунду задумалась, а потом ухмыльнулась и каким-то странным тоном произнесла: – И что ты там собиралась сделать?
Что уж такого прозвучало в этих словах, Кабирия не поняла – но как же перекосило ангелочка! Мики резко дернула правой рукой, сжатой в кулак, словно замахиваясь для удара – и опять из-за боли от напомнившего о себе ушиба потеряла концентрацию. Тут уж дьяволица не мешкала. Прямых атакующих сил в арсенале не было – но к чему вообще напрягаться, когда это за тебя могут сделать другие?
Сужающейся полусферой, чтобы из-под нее нельзя было улететь, на ангела сверху посыпались свирепые обезьяны с саблями в лапах. Той, видимо, и впрямь истощившей запас сил за время состязания, только и оставалось, что поднять глаза вверх и обреченно завопить.
- А я предупреждала: не хочешь по-плохому, по-хорошему будет хуже, - пробормотала Кабирия.
Однако у ангелессы нашелся свой сюрприз. Обычно экранирование не относится к поверхности, на которой вечные стоят – иначе сложновато было бы ходить, пришлось бы все время поддерживать себя на лету. Но технически возможно, затратив очень небольшое количество энергии, попросту провалиться сквозь пол. Что Мики и сделала, предоставив обезьянам грохнуться с разочарованными воплями на опустевшее пространство.
- И куда это она? – спросила Кабале.
- Понятия не имею, – Кабирия пожала плечами. – Что там, внизу?
- Пороховой погреб, - ответил Гас.
- Поро… что?!
- Да ладно, - Кабале хмыкнула. – Во-первых, не станет же она взрывать нас всех. А во-вторых, ей это попросту нечем будет сделать. Огня-то у нее нет.
- Да, точно, - Мики вновь прошла сквозь деревянный пол, на этот раз снизу вверх и в отдалении. – Как это я не подумала об этом, спасибо, что напомнила…
Схватив брошенный кем-то пистолет, она нырнула обратно.
- Думаете, она… - начала было Кабирия, и тут мир вокруг погрузился во тьму. А секунду спустя вновь показались привычные стены Комнаты Состязаний. На системном дисплее высветилось:
«Состязание остановлено. Предполагаемое развитие событий: тяжелые ранения всех участников. Предполагаемый исход: победа ангельской стороны».
- Почему это «ангельской»?! – возмутилась Кабале. – Если при взрыве задело бы всех?!
- Потому что, - раздался из дальнего угла тихий и усталый голос Мики, - побеждал не тот, кто прикончил противника, а тот, кто оставался бы в конце на плаву. Если бы рвануло, вас пошвыряло бы в воду, а я, хоть бы даже и раненая, смогла бы плавать на своем «пузыре». Правила, знаешь ли, - девушка слабо усмехнулась, - существуют для того, чтобы ими руководствоваться.
И, не оглядываясь, она молча пошла к выходу.

Отредактировано Анор (2012-05-23 08:34:34)

+1

32

Ой, ня-ня-ня  :love:

Анор написал(а):

4) Мы понятия не имеем, как произошло описанное в вашем письме, это чертовщина какая-то;

Кабирия не откоментировала это оскорбленным "Была бы это "чертовшина" - тогда знала бы Я!"?

0

33

Анор написал(а):

Правила, знаешь ли, - девушка слабо усмехнулась, - существуют для того, чтобы ими руководствоваться.

Ангелам наконец-то пришел в голову действительно достойный отзыв)))

*а ведь и правда, Мики в читерстве ангельской компашки не участвовала ни разу... но я это списывала не то, что она не такая компанейская, как Дольчитто, поэтому со второго дня знакомства в вечной дружбе с обнимашками клясться и не торопится. Первый ангел реально с принципами)))

0

34

Владлена, причем, что характерно, Мики как-то очень быстро свинтила во второй серии. Видимо, Дольче ей еще по пути рассказала свою идею, поэтому Мики поспешила откланяться, пока ее не припрягли.

Владлена написал(а):

Кабирия не откоментировала это оскорбленным "Была бы это "чертовшина" - тогда знала бы Я!"?


История умалчивает :)

0

35

А какие зверики-тотемы у трех сестричек?

0

36

Пока не определился, ибо там, откуда я их потырил, ни про какие тотемы речь не шла - но про них еще будет в самом конце "второй половины" главы, где им будут назначать подопечного и противника (по одному на троих разом, да), так что к тому моменту, как я до этого дойду, наверно, что-нибудь соображу.

0

37

А где еще двух ангелов-то брать планируете?

0

38

Не, ангел будет один на троих. Зато опытный :)

Отредактировано Анор (2012-05-23 17:47:03)

0

39

А Сульфу нэ?

Я вот все думаю, как в исполнении моего Регорчика бы звучало насчет "движение это жизнь", учитывая его собственный диванно-полулетаргический образ этой самой жизни... Что-то вроде анекдота, где кто-то сказал "мыслю - следовательно существую" и больше его никто никогда не видел))) Но, с другой стороны, по его мнению знания и утверждения вообще не нуждаются в том, чтобы их подтверждать на практике.

0

40

Насчет Сульфа пока думаю. По идее, надо его все-таки как-то из действа исключить, потому что ему не просто сюжетной роли не находится, а он тут вообще немножко лишний выходит. Но если Раф можно (и нужно) попросту не будить до самого эпилога, то с этим чего делать... прям хоть тоже отправляй его в какие-нибудь далекие дали по обмену.

0


Вы здесь » Angel's Friends ● Друзья Ангелов » Фанфики » Тупиковая ветвь эволюции