Angel's Friends ● Друзья Ангелов

Объявление


Многие не понимают, как правильно ставить переходы. Что ж, идем учиться


У нас сменилось оформление! Тематику "Angel's Friends" представляют персонажи в версии изначального комикса. Кроме того, почищены баннеры мертвых форумов и мертвые партнеры.


Владельцам нескольких персонажей необходимо в обязательном порядке уведомлять об этом администрацию!


Администраторы: Кимини, Амель
Модераторы: Мефисто.




Среда, день.

Достаем теплые вещички, на улице -9. Winter is coming...

Надеюсь, что после Турнира все отписались и получили свои силы. Учёбы и работы с подопечными пока нет. Но будем рады вашей помощи в организации.
В игру по-прежнему требуются учителя.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Angel's Friends ● Друзья Ангелов » Фанфики » Тупиковая ветвь эволюции


Тупиковая ветвь эволюции

Сообщений 41 страница 60 из 110

41

Говорила я, надо было просто Раф и Сульфа отправить по домам. Про то, как остальные разъежжались канон умолчал, а каникулы вполне могли быть осенние объявлены. Ну, пусть его Темптель в качестве ответной любезности пошлет... откуда там трио прибыло?Случайно не Распутин Игорь и Ирина из Петербурга удружили?

0

42

Там видно будет...

Откуда они там прибыли, не уточняется :) Хотя может быть и так, да.

Отредактировано Анор (2012-05-23 18:46:57)

0

43

А что вообще, пусть Темптель так и напишет: в связи с переводом ваших практикантов у нас тут перекос, так что забирайте в обмен хоть одного нашего. Спарринги с ангелами противоположного пола ставить не рекомендуется. :)

0

44

Угу, и постскриптум: "И вообще, соблазните его какой-нибудь дьяволицей, чтобы и возвращаться не захотел!" :)

0

45

Это они уже пробовали, не помогает)))

0

46

Очень интересно)) *мне бы сейчас так много писать*
Идея Кабале со звёздочками понравилась))))

0

47

Анор написал(а):

его какой-нибудь дьяволицей,


Так он и на Кабале не поддаётся, и на Мишель - кого ж ему подсунуть тогда надо?))

0

48

Я про Мишку и говорила, что "уже пробовали". Уж достаточно прозрачно просчитывается, по каким критериям выбирали такую "нянечку" :)

0

49

За второе полугодие можно перепробовать разные варианты с разными, хм, выходными данными :)

0

50

А Кабале теперь можно троллить в плане - "смотри, как бы тебе Мики не приворожили"))) Вдруг Рейна за время пребывания на Земле познакомилась с инетом и решит на фемслешную тему поэкспериментировать  :D не-не, меня не клинит на феме, это типа шутка юмора)))

0

51

Угу :) Правда, маловато народу пока в курсе, что это была именно Кабале, так что троллить особо некому.

0

52

Кабирия. Целая одна)))

0

53

Ну, пожалуй, да :) Ну, собственно, у нее еще будет возможность по этому поводу высказаться, поскольку некоторое время спустя Мики и Кабале окажутся-таки в качестве меры по "затыканию дырок" в однократной оппозиции.

0

54

Анор
Ы-ы! Так что ж, все-таки у близнецов-то случилось?

0

55

Владлена, да в общем, ничего серьезного на тот момент. Просто Кабирия в ходе собственной практики (тут хронология несколько съезжает назад, это было еще до "морского боя") проехалась по адресу всех, кто в этот момент оказался поблизости (в случае близняшек на тему "не будь они из богатой семьи, кто б в их сторону даже смотрел"), а случившаяся поблизости Мики решила проявить инициативу и превентивно выкорчевать любые возможные "зерна сомнений" до того, как из них сможет что-нибудь взойти.

До отъезда остается мало времени, но я все-таки постараюсь успеть с окончанием главы.

0

56

А) *в моем собственном текушем фике у Мики же первентивные же меры приведут в итоге к ситуации "как бы хуже не обернулось"*

Анор написал(а):

я все-таки постараюсь успеть с окончанием главы.

:flag:

0

57

Глава закончена-таки... А теперь опять на время перехожу в "режим радиомолчания"

ГЛАВА 3. Ошибки второго рода.

- Ну что, ты вылечил того больного с манией преследования?
- Не успел. Я почти убедил его, что причин для тревоги нет, и тут его застрелил какой-то киллер.

Анекдот

В природе все устроено логично, пусть эта логика и не всегда сразу постижима. Птица учит своих птенцов вить гнезда, чтобы тем потом было где выводить потомство. Львица учит львят охотиться, чтобы они могли добыть себе пропитание. А профессор Темптель – как сейчас понимала Ури – учит юных дьяволов прогуливать, чтобы те могли, пока ангелы дисциплинированно сидят на уроках, внаглую лезть в жизнь подопечных.
Этот вывод Ури сделала, когда, отправившись после занятий проверить, все ли в порядке у Жиневры, обнаружила девочку в сомнительной компании. Сомнительной вдвойне, поскольку помимо троицы главных нахалок класса, разместившихся с прочими соучениками, у которых уроки еще не кончились, возле школьного фонтана, неподалеку оказалась и Кабирия – к моменту, когда ангелесса подлетела поближе, оппонентка как раз завершила превращение.
- Эй, ты что себе позволяешь?! – возмутилась Ури, но Кабирия только отмахнулась и, уверенно и не оглядываясь ни на смертных, ни на противницу-Вечную, направилась в сторону лавки, на которую присела Дженни. Ури задумалась было, что разумнее: внимательно понаблюдать и выяснить, что это пришло дьяволице в голову, или сразу повиснуть над ухом и начать донимать нравоучениями, надеясь сбить с мысли или хотя бы продемонстрировать, что молча мириться с таким она не собирается – но тут ее отвлекли.
- Привет еще раз! – подлетев с другой стороны и сделав кружок над головами близняшек, к Ури приблизилась выскочившая из ангельского класса первой, но где-то на несколько минут задержавшаяся Мики. И – недоуменно поглядела вниз. – А что это, вы уже состязание успели провести?
- Нет, - Ури выразительно покачала головой.
- А-а… - понимающе протянула черноволосая ангелесса.
- И вот я думаю, - развила свою мысль Ури, - может, мне воплотиться прямо сейчас, да и заткнуть ей рот?
- Сомневаюсь, - ответила Мики. – Нарушение правил практики – это одно, но если она уже начала воздействие, то в ответ нарушать ВЕТО… вряд ли это можно подвести под понятие репрессалий.
Стоило ей закончить фразу, как внизу раздался дружный хохот «дрянных девчонок», а Жиневра залилась краской. Опять какую-то гадость сказали…
- А, не обращай на них внимания, подруга! – тут же подала голос Кабирия, присаживаясь на лавку рядом с девушкой. Образ искусительница на этот раз выбрала несколько неожиданный. Зачастую как ангелы, так и дьяволы при воплощении не слишком сильно меняли привычную внешность – насколько это позволяла выбранная роль, разумеется. Та же самая Кабирия во время оно изображала «президента школы», ничуть, видимо, не ожидая от подопечной вопроса, что это за школа такая, где президент одевается, как какой-то эмо-гот. Но не в этот раз. Длинные распущенные волосы сменило короткое и аккуратное каре, а «неформальный прикид» - скромная бежевая блузка и юбка. Вот уж чего не ждешь от этой эпатажницы…
- Мы знакомы? – тихо спросила Дженни, обернувшись в ее сторону.
- Так, шапочно, - ответила разговаривающая, напротив, в полный голос Кабирия, заставив Ури вновь задуматься. Смертные обладали удивительной способностью… не то чтобы забывать встречи со своими хранителями и искусителями, но просто не связывать их в памяти друг с другом. Вплоть до того, что можно было им явиться в двух разных образах с перерывом всего в пару минут, и никакой мысли не шевельнется, что эти события и личности как-то связаны. С одной стороны, это давало известную свободу маневра. А с другой – в долгосрочной перспективе могло быть полезнее, последовательно являясь в одном и том же образе, добиться, чтобы смертный начал тебя узнавать – и установить доверительные отношения, при которых давать жизненные советы было куда как проще. Взрослые ангелы и дьяволы порой вообще отказывались от какого-либо разнообразия образов и целиком вживались в одну роль. Особенно это было востребовано при работе с людьми, наделенными богатством и властью, к которым «с улицы» попросту не подойти, и приходится, выстроив тщательно продуманную легенду, внедряться в их ближайшее окружение, становиться советником или даже другом. Некоторые из не то советников, не то друзей известных исторических личностей даже умудрялись порой сами войти в человеческие учебники истории. А после их мнимой «смерти», а на самом деле – возвращения обратно в форму духа, начинались россказни о мистической силе, которыми они были одарены. Впрочем, по мере того, как сознанием землян овладевал, как они это назвали, «рационализм», люди верили этому все меньше и меньше…
И вот – Кабирия. Которой, казалось бы, как раз должно мечтаться о том, чтобы память о ней у землян осталась так же надолго, как и у Вечных – и которая сейчас вместо этого, похоже, стремится, чтобы о ней после разговора и не вспомнили…
- Так вот, - пока Ури размышляла над этими материями, дьяволица развивала свою мысль, - не слушай ты эти чучела. Они тебе просто завидуют.
- Чему это тут завидовать?! – у «знатной обольстительницы» Фабианы от такого заявления едва кепочка со златых кудрей не слетела. Кабирия нарочито лениво обернулась в сторону девицы.
- Ну, например, тому, что вам ради того, чтобы заарканить какого-нибудь парня, приходится из кожи вон лезть, а Дженни ради того, чтобы выковать свое счастье, и делать ничего не пришлось. Достаточно было, - дьяволица усмехнулась, - не делать. Скромность – она ведь смотрится гораздо привлекательнее бряцания безвкусными шмотками.
Ури показалось, что она ослышалась. И не ей одной.
- У меня в ушах помутнение, или как? – вырвалось у Мики. – Кабирия учит землянку скромности?
- Как же, дождешься от нее… - пробормотала мулатка. Кем-кем, но дурой и неумехой ее противница не была – равно как глупо было надеяться, что дьяволица вдруг сменит моральные установки. Какую-то гадость она наверняка собирается на этом выстроить, только какую…
- Или взять их, - продолжила гнуть свое юная искусительница, кивнув через голову Жиневры – и заставив ее в свою очередь обернуться – в сторону близняшек. – Посмотреть не на что, поговорить не о чем… Не швыряйся они деньгами туда-сюда – кто б на них даже поглядел? А вот ты…
- Чего ты сказала?! – три голоса прозвучали практически в унисон. Хелены и Джулии, которые, почувствовав, что на них смотрят, обернулись и все прекрасно расслышали, и Мики, возмущенным криком сверху создавшей своеобразный стереоэффект. Хм, возможно, Кабирия просто пытается рассорить подопечную с одноклассниками, вот и говорит окружающим гадости «как бы» в ее пользу? О самой-то дьяволице смертные потом забудут, а вот неприятная ассоциативная связь останется. И вполне в ее духе – заложить такую основу, чтобы потом возвести на ней идею о том, что все вокруг плохие, одна Дженни хорошая…
- …Ты привлекательна самим своим существом, и потому можешь ничего ни у кого не покупать и не просить. Сами всё дадут! – резюмировала дьяволица. – Слышала ведь, что чем час упрашивать, лучше полчаса подождать? Вот то-то! Увидимся!
...Когда Кабирия, отойдя на приличное расстояние, вновь приняла обычный облик, Ури коршуном подлетела к ней и, уперев руки в бока, зависла спереди-сверху.
- Ну и что это было?! Со всех сторон – что?
- Я перекинулась парой слов с подопечной, - ответила дьяволица. – Неужели ты в первый раз подобное видишь?
- А мысль провести перед этим состязание тебе в голову не приходила? Или все мысли ты, когда воплощалась, отстригла вместе с прической? – осведомилась ангелесса. Кабирия зевнула.
- Слушай, может, тебе на курсы адской риторики походить, ну, там, язвительность подтянуть? У нас в Зульфанелло есть такие. А то сейчас, когда ты пытаешься ругаться, я вспоминаю детский сад и одногруппников, которые выше уровня «и сама ты дура, и лопатка у тебя дурацкая» не поднимались. А что касается состязания – вчера у тебя был целый день, влияй не хочу. Если вдруг ты не захотела – это твои проблемы, а лично я намерена при всякой возможности делать то, для чего я к землянке и приставлена. Кажется, - девушка усмехнулась, - это называется «усердием» и считается у ангелов добродетелью? Если так, плохие же у тебя в ней показатели – даже дьяволы впереди оказываются!
- Хватит! – жалко, что воздухе нет ничего, обо что можно было бы треснуть кулаком, не об саму же Кабирию стучать… Хотя на мгновение Ури поймала себя на постыдной мысли, что именно этого ей и хочется. – Много ты понимаешь в добродетелях! Если ты думаешь, что я позволю задурить Жиневре мозги и убедить в том, будто скромность – это какой-то там манипулятивный прием, позволяющий получать желаемое…
- И что же ты сделаешь? – поинтересовалась оппонентка. – Воплотишься и пойдешь ей доказывать, что она должна вести себя, как эти гламурные клуши?
Ури выдохнула. Два раза.
- На что ты вообще рассчитываешь? Подход был, прямо скажем, топорный, да и не стыкуется с тем, на что ты все время упирала.
- Топорный не топорный, - Кабирия хмыкнула, - а в любом случае перспективный во много разных сторон. Может быть, Жиневра мои слова воспримет прямо так, как они прозвучали. А может – строго наоборот, что на самом деле тоже неплохо. В крайнем случае эффекта просто не будет, но отрицательный результат – это тоже результат, невозможно же расти над собой, если не ставить экспериментов и не пробовать новые подходы. А дополнительная прелесть в том, что я могу тебе обо всем этом рассказать, а ты все равно адекватно ответить не сможешь. Все скользкие дорожки песком не посыплешь!
- Что ж, мне приятно видеть, что ты так в себе уверена! – подумав, ответила ангел, заставив противницу несколько озадачиться.
- И что же тебя тут так радует?
- Тем приятнее будет слышать грохот, когда башня твоего высокомерия обрушится, не выдержав столкновения с реальностью! – заявила Ури.
- Эй, когда я говорила, что тебе нужно упражняться в риторике, я не имела в виду «накрутить побольше витиеватых метафор»… - начала было очередной раунд словесной пикировки Кабирия, и вдруг застыла, будто прислушиваясь к чему-то неведомому. – Знаешь, поначалу ты меня даже позабавила, но сейчас просто утомляешь, - произнесла она через несколько секунд. -  Пожалуй, на твой ответный ход я и смотреть не буду. Неинтересно.
И, сказав так, дьяволица стремительно покинула свою соперницу. Можно сказать, испарилась.
- Куда это ее понесло, как думаешь… Мики? – Ури повертела головой по сторонам.
Кажется, подруга тоже испарилась. Причем еще раньше.

Прижавшись спиной к стенке, стоя в закутке между двумя невысокими домами, Мики прислушивалась к своим ощущениям. Рука более-менее пришла в норму, но вот происходящее глубоко внутри откровенно пугало.
С самого утра, приглушенный обычными делами, проблемами и заботами, все же отчетливо звучал «звоночек» седьмого чувства. С такой же постепенностью и неуклонностью, с какой движется стрелка часов, росло предчувствие опасности. Поначалу, правда, оно не выходило за пределы обычного уровня. Какая-то опасность в жизни есть всегда, от несчастных случаев и ангелы не застрахованы – но в повседневных делах на это приходится просто не обращать внимания. Не перестают же земляне переходить дороги только потому, что есть ненулевой риск попасть под машину…
Потом, ближе к концу уроков тревога стала более острой. Но и это Мики не особо напрягло. В свое время ангел целенаправленно тренировала способность предвидеть опасность как можно раньше, пусть даже на доли секунды, чем это могли бы делать другие. Плюс заключался в том, что благодаря тренировкам она, к примеру, не получила сегодня во время состязания по голове; минус – в том, что и «ложных срабатываний» становилось несколько больше. Пришлось к этому привыкать. Так что когда Мики вернулась обратно в школу, чтобы вызвать Гаса на состязание, и седьмое чувство поутихло, девушка списала утреннюю тревогу на возникшую у близняшек проблему. Вернее, не совсем проблему… Вернее, не совсем возникшую…
…Мысли окончательно спутались, и Мики глубоко вздохнула. Что делать, было совершенно непонятно. Вернуться обратно в ангельскую форму – значило впустую потратить с трудом добытый первый ход. Раз уж она успела засветиться в таком виде перед Хеленой и Джулией и даже заговорить попыталась, с Гаса станется заявить, что на этом влияние окончено, а что ни к чему оно подопечных не подвигло, так это ее проблемы. А оставаться в облике смертной было страшно.
«А может, плюнуть? – подумала Мики. – С чего я вообще уверена, что девочки восприняли слова Кабирии сколь-нибудь близко к сердцу? И тем более – таким образом, чтобы это потребовало моего вмешательства?»
- Слушай! – пребывающий в явном недоумении оппонент подлетел к ней и завис в полуметре над землей. – Что все это представление значит? Если ты решила таким экстравагантным образом меня развлечь – дай хоть программку, чтобы я понял, о чем эта пьеса одного актера…
- Твое седьмое чувство о чем-нибудь говорит? – спросила Мики.
- Это в смысле – не чувствую ли я, что ты собираешься начать буйствовать? А то перед близнецами себя уже чокнутой выставила…
…Хуже, наверно, и придумать было нельзя.
Сказать по правде, Мики действительно несколько покривила душой, заявляя Гасу, что с ног сбилась, разыскивая его. От момента, когда Хранительница решила, что здесь требуется ее вмешательство, и до момента, когда началось состязание, прошло не так уж много времени. Правда, само состязание несколько затянулось… вернее, кое-кто проигранную схватку искусственно затянул! Так что поговорить с подопечными на той же самой перемене возможности уже не было. В этот момент Мики вспомнила рассказ Раф о том, как та в первый раз «отработала» с близняшками, и некстати подумала, что когда Раф очнется, надо будет у нее спросить, как это она тогда ухитрилась слетать от дома Хелены и Джулии до школы, провести состязание и вернуться обратно, и все это – прежде, чем девочки успели спуститься со второго этажа во двор. И ладно бы одна туда-сюда на своих крыльях сгоняла, так ведь еще и Гаса с собой прихватила… Нет, точно надо будет спросить. Может, у белокурой ангелессы есть какой-то секрет мгновенного перемещения?
Отбросив неактуальные пока мысли, Мики принялась думать над тем, что в данной ситуации можно сделать. В общем-то, и «ситуации» пока никакой не возникло… Но, как известно, лучше день потратить на профилактику, чем месяц – на лечение. Джулия и Хелена и так в начале года чувствовали себя не вполне комфортно в новом коллективе, полагая – и вполне обоснованно – что вокруг найдется вдоволь желающих «подружиться» исключительно с корыстными целями. Они, конечно, девочки неглупые, и неплохо отсеивали таковых самостоятельно, без особой помощи со стороны что первой, что второй Хранительницы… вот только и тому, чтобы завести нормальную дружбу, это мешало.
По-научному это называется «ошибка первого рода». Ложная тревога.
Что с этим делать, у Мики четкого представления не было. Целенаправленно расширить круг общения подопечных и сдружить их с какими-нибудь хорошими людьми, было задачей… не невыполнимой, разумеется, но и не вполне тривиальной. И, как минимум, требующей постепенности и вдумчивого подхода. Так что на текущий момент Хранительнице оставалось, в первую очередь, не дать девочкам потерять того друга, которого они уже сумели приобрести. Каких-то предпосылок к тому, правда, не было…
Но не хватало еще, чтоб они вообще появились! Кто знает, не посещают ли порой кого-то из близняшек невысказанные мысли о том, что и Мэттью не столь уж бескорыстен? И не превратится ли вскользь брошенная фразочка Кабирии в лишнее зернышко сомнения?
Лучше заранее все эти зерна выполоть, чем потом бороться с тем, что может из них взойти.
Дувший весь вчерашний день прохладный северо-восточный ветер сегодня стих, так что погода выдалась достаточно, по ноябрьским меркам, теплой, и Хелена и Джулия домой после школы не поехали, а пошли пешком. Выбрав момент, ангел нашла укромное место и приняла облик смертной. Догнала подопечных. Поздоровалась.
И тут Мики прошило насквозь предчувствие опасности. С такой силой, что ангел, тихо вскрикнув, молниеносно отпрыгнула в сторону, уходя с гипотетической «линии огня» и одновременно полуоборачиваясь – один из наработанных еще до практики рефлексов. Хранительница еще успела подумать, что надо бы и девочек оттолкнуть – но, как оказалось, очень хорошо, что ничего такого она не сделала. Там, куда Мики оглянулась, вместо таинственного убийцы или еще какой-нибудь угрозы оказалась просто какая-то прохожая.
- Что-то не так? – спросила женщина. Мики даже не смогла толком разглядеть ее лица – смятение, смущение, да еще и лишь самую малость уменьшившаяся тревога привели к тому, что у ангела закружилась голова. – Может быть, воды? – с этими словами  смертная протянула ей пластиковую бутылочку.
- Нет! – новый импульс дурного предчувствия, еще более интенсивный, заставил Мики отпрянуть прежде, чем она успела что-то осмыслить. Девушка дернулась так резко, что больно стукнулась правым локтем об одно из высаженных вдоль дороги деревьев.
- Слушай, а посильнее его протаранить можешь? – поинтересовался наблюдавший всю сцену, будучи в истинном обличье, Гас. – Глядишь, какое-нибудь припозднившееся яблоко упадет.
Мики зашипела сквозь зубы. И многострадальную руку опять приложила, да еще и, кажется, предплечье слегка об острый сучок поранила, и дьявол на мозги капает, и подопечные странно смотрят…
- Пойдем, а? – Джулия ухватила сестру под локоть и повлекла прочь. Та, кажется, хотела что-то возразить, но промолчала.
А ангел, слегка пошатываясь, сама отошла подальше. Маленькую ранку вдруг начало нестерпимо жечь – как будто кто-то на нее спиртом брызнул…
…Мики несколько раз встряхнула головой. Странно, но при всей неутихающей тревоге, она как будто бы засыпала на ходу, все время переключаясь с того, чтобы воспринимать текущую реальность, на то, чтобы против своей воли снова и снова восстанавливать в мыслях как утро в целом, так и последние пять-десять минут в частности.
- Эй, что с тобой? – на этот раз в голосе Гаса, кажется, послышалось беспокойство.
- Я… У меня седьмое чувство во все колокола звонит, - призналась Мики. – Вот я и спрашиваю: ты-то ничего подобного не чувствуешь?
- Я бы сказал, что именно я сейчас чувствую… но ты ж опять начнешь язвить, что голод у меня во все колокола звонит всегда, - дьявол развел руками, - а эта шуточка за частотой повторений уже перестала быть смешной, так что лучше промолчу…
Ну да, очень большое «кажется»!
- Так, - сказала Мики, немного подумав, - раз уж я все равно теперь не смогу сказать то, что собиралась… Лула! – ангел кончиками пальцев дотронулась до заколки, и верная стрекоза, сорвавшись с косички, вопросительно зависла перед лицом.
- Что, уже превращаешься обратно? – уточнил Гас.
- Нет. Просто меняю образ.
Мики практически никогда не задумывалась, подбирая внешность вообще и одежду в частности для воплощения. За исключением тех случаев, когда требовалось изобразить кого-то конкретного, вроде какой-нибудь служащей или, скажем, потерявшей ребенка матери, как было, когда она однажды помогала изображавшей того самого ребенка Дольче, ангел попросту воспроизводила что-нибудь из собственного гардероба. Благо, ее повседневная одежка не вызывала бы у землян неуместных эмоций – в отличие, скажем, от излишне открытых, по человеческим меркам, нарядов, к которым тяготели в вечной форме Раф или Ури. Но сейчас Мики собиралась принять образ, который близнецы заведомо не свяжут в памяти с той «странной девчонкой», которую только что видели – так что пришлось сменить свитер и штаны на что-нибудь, как это говорила ее мама, «более приличествующее синьорине», отказаться от характерной «асимметрично висящей» косички, да и вообще изобразить персону несколько старше.
- Эй, это что за новости? – возмутился оппонент, глядя на окруженную золотистым сиянием девушку. – Ты же уже начала…
- Не буквоедствуй! – ответила та, завершив превращение. – Дьяволам совсем не идет цепляться к мнимым нарушениям правил, когда сами только и знают, что нарушать по-настоящему!
Штаны или юбка, жакет или свитер – одно оставалось без изменений. Обуви на высоком каблуке Мики не носила никогда. Хотя сейчас это в любом случае было бы лишним, учитывая, что подопечных надо было не только догнать, но и обогнать…
Придерживая одной рукой висящий на шее фотоаппарат – последний штрих к образу – Мики быстрым шагом двинулась к ближайшему перекрестку, чтобы уйти на параллельную улицу. Принимать стрекозу обратно на «посадочное колечко» девушка не стала, вместо этого отпустив ее в полет. Неизвестно, что значат все эти предупреждения седьмого чувства – но пусть лучше Лула будет наготове. На всякий случай.
Все это была, конечно, чистая импровизация – но ангел сейчас не чувствовала себя в состоянии воспроизвести заранее продуманные слова, так что только экспромт ей и оставался. Обогнав близняшек по соседней улице, Мики снова попалась им на дороге. Ранка жгла, сигнал тревоги неприятно ныл, в сознании опять возникла какая-то отстраненность, и Хранительница, с головой ушедшая в свои ощущения, даже сама толком не запомнила, как, словно на каком-то «автомате», заговорила с девочками, представившись фотографом, снимающим для журнала картинки из жизни города, как попросила их, если есть несколько лишних минут, украсить собой пару снимков («Просто прохожие, конечно, смотрятся более естественно, чем люди на постановочной фотографии, но сделать четкий снимок человека, не обращающего внимания на фотографа – тоже проблема!»), как потом довольно-таки шаблонно заметила, что работа не самая легкая, но интересная, и как невзначай поинтересовалась, занимаются ли сами девушки в свободное время какой-нибудь подработкой.
- А что, по нам похоже, будто нам это нужно? – удивленно, но без вызова в голосе спросила Джулия. Мики пожала плечами.
- Почему нет? В конце концов, это же естественное желание людей вообще и подростков в частности – зарабатывать на свои траты самому, чтобы не пришлось ни от кого зависеть, ни у родителей просить, ни у друзей выклянчивать…
Она собиралась еще что-то сказать, но умолкла, опять пытаясь сдержать пульсирующую тревогу. К счастью, подопечные ничего не заметили, приняв это просто за окончание фразы.
- Вот уж не знаю, - хмыкнула старшая близняшка. – По нашим одноклассникам как-то не скажешь, чтобы это было таким уж естественным подростковым стремлением. Не знаешь, у нас в классе кто-нибудь вообще работает после школы? – обратилась она к сестре. Та задумалась.
- М-м-м.. Это… Джейкоб, вроде. Что-то я такое слышала. А так – не знаю. Хотя я и не интересовалась. Ну, уж эти-то куколки точно ничем таким не заняты, - усмехнулась она, - да им и не хватило бы. Даже если закупаться на совсем уж барахолке, их аппетиты никакая подработка не удовлетворит, тут нужен полноценный восьмичасовой рабочий день на все будни!
- Может быть, просто не время, - снова вступила в разговор Мики. – Порой люди не сразу осознают, что жить, давая что-то миру, гораздо интереснее, чем просто потреблять – да и тратить приятнее заработанное. Возможно, вашим одноклассникам надо просто стать немного старше. А уж когда человек начнет зарабатывать сам – пусть даже немного, пусть это выходит занятие скорее для души, чем ради больших денег – к жизни за чужой счет он уж точно не захочет возвращаться. Проверено! – улыбнувшись, ангел легонько хлопнула саму себя по плечу. – Ой, простите, я и вас заболтала, и сама заболталась. У вас, наверно, дела, а мне еще надо людей у памятника Гарибальди с пары ракурсов щелкнуть…
Откланявшись, Мики отошла подальше, убедилась, что ее никто не видит, и, выдохнув и автоматически проведя рукой по лбу, подозвала Лулу.
- Так, а теперь объясни, - потребовал Гас, когда ангел завершила обратное превращение, - я правильно понимаю, что весь этот сыр-бор был из-за того, что ты себе в голову вбила и близнецам хочешь вбить, будто лень и праздность – это что-то плохое, и им пора начинать вкалывать?
- Можешь считать, что так, - неопределенно ответила Мики.
- Но это же бесчеловечно! – заявил дьявол. – Знаешь, порой натыкаешься в интернете на дневники каких-нибудь девчонок, лет по шестнадцать, которые убеждены, что жизнь уже закончилась, а они не сделали ничего полезного, и по этому поводу у них страшная тоска и комплексы? И это при том, что они еще несовершеннолетние, школу не кончили, и никто не имеет права от них ничего требовать. А Джулии и Хелене нет еще…
- Я делаю то, что положено Хранителю, и нечего тут читать мне мораль, дьявол называется!
- Говори что хочешь, а я намерен объяснить нашим подопечным принцип разумной экономии сил и…
- Сколько влезет, - перебила Мики, взлетая в воздух и направляясь в сторону школы.
- Даже не станешь смотреть, как я работаю, чтобы понять, что ты сделала неправильно? А где же твое хваленое усердие? – раздался в спину девушке недоуменный голос.
- Я закончила, ничего не случилось – и слава богу! – ответила Мики, оглянувшись. – А седьмое чувство у меня не умолкает; раз ты ничего не чувствуешь, значит, что-то грозит персонально мне – и в любом случае будет лучше, если этот «кирпич» на меня свалится хотя бы тогда, когда девочек рядом не будет! Что бы это ни было, меньше всего я хочу подвергать риску их.
Даже при переходе обратно в ангельскую форму ранка на предплечье немедленно не зажила. Очень странно…

Ни Ури, ни Дольче в мечтальнях не обнаружилось, так что ни посоветоваться, ни просто поболтать и развеяться было не с кем. В библиотеку, где Мики регулярно проводила свободные часы, сейчас не тянуло – когда внутри нехорошо, вряд ли учеба пойдет особо впрок. На минуту ангел задумалась, не стоит ли зайти в медпункт и посмотреть, как там Раф, но потом решила, что, во-первых, это все-таки лучше делать вместе с подругами, а во-вторых, не хватало, чтобы школьный врач, глядя, как ее слегка пошатывает, решил, будто она совсем-совсем больна. Сидеть на кровати было скучно – насиделась уже за два дня! – так что Мики просто пошла, куда ноги понесут.
Те принесли ее в кафетерий. Мысленно съязвив в собственный адрес на тему «с кем поведешься, от того и наберешься», девушка осмотрелась по сторонам. Вообще-то, ей казалось, что в этот час школьная столовая будет пустовать – однако она ошиблась. В практически пустом обеденном зале все же обнаружилось двое одноклассников – вперившийся в маленький ноутбук, не замечая, что стоящий рядом стаканчик опустел, отличник и очкарик Анг Ли и сидящая через столик от него, явно изнывая от бездействия, рыжеволосая ангелесса Филетта – а также, сидящая с другой стороны того же столика и отделенная от оппонентки небольшой ширмой, представительница «противоположного ведомства» Соня Гипнос. Вопреки как имени, так и обыкновению, сейчас дьяволица не дремала сидя, а, прихлебывая из закрытого картонного стаканчика, внимательно изучала лежащий перед ней листок бумаги и вертела в руках черный фломастер. Рядом на столе лежало еще четыре фломастера разных цветов.
- Синий, синий, красный, желтый, - выдала, наконец, Соня. Быстро взглянув на бумажку на своей стороне ширмы, Филетта заявила:
- Черный, белый. И хватит тормозить!
- Я тебя не подгоняла, и ты меня не подгоняй, - безразлично ответила противница и вновь впала в глубокую задумчивость.
- Привет! – сказала Мики, приблизившись. – А что вы делаете?
Соня лишь на секунду отвлеклась от своих раздумий, хмыкнув что-то бессвязное про нехватку какого-то бантика, а вот ангелесса, явно обрадовавшись возможности отвлечься, принялась рассказывать:
- Первый ход разыгрываем, партией в Mastermind. Я быстренько за девять ходов отгадала комбинацию, а она тянет и тянет, хотя я соглашалась на такое соревнование только при условии, что все будет моментом…
- Это где нужно отгадать последовательность из четырех плашек, каждая из которых может быть одного из шести цветов? – припомнила Мики. – А почему не в Комнате Состязаний? Можно было бы на компьютере, гораздо удобнее. Или, если вы такие консерваторы, вызвать настоящую настольную игру с настоящими фишками, а не вырисовывать комбинации на бумаге…
- А она не работает, - сообщила Филетта. – Там сегодня утром, говорят, сработала защита, вся система заблокировалась, и теперь техники пытаются ее снова запустить.
- Упс, - вырвалось у Мики, - я не думала, что так получится.
- А, так это ты там почти взрыв устроила? Да не бери в голову. Во-первых, любая техника порой ломается, а во-вторых, еще неизвестно, кто на самом деле Комнату доломал: ты со своим состязанием, или, - Филетта указующе махнула рукой в сторону Анг Ли, - этот гений, который полез инженеру под руку чего-то с терминала скачивать.
- А как бы еще я логи состязаний достал? – возразил тот. – А мне они для исследования нужны.
- Так меня бы спросил, - ответила ангелесса. – Я не говорила, у меня у мамы у знакомой у подруги двоюродный брат работает в организации, которая Комнаты Состязаний программирует? И им же все логи потом уходят, чтобы возможные ошибки и сбои выискивать, так что можно было бы скачать… Хотя между нами, - девочка заговорщически зашептала, - так себе они работают. Вот влезли мы с Соней в тот «лесной квест», а потом так никто ничего и не ответил, что это за сбой такой был…
- Что еще за «лесной квест»? – удивилась Мики.
- Да было тут… это было… Это ведь до Турнира еще было? – обратилась Филетта к противнице. Та отмахнулась.
- Не мешай думать, а?
- О чем там думать уже! – возмутилась Филетта и тут же продолжила: - Да, точно, до Турнира, нам ведь уже после него подопечных перетасовывали… Вот, отправились мы, значит, в Комнату Состязаний. Выбирать была очередь Сони. Только мы даже зайти не успели, а Комната сама двери открыла, засосала нас внутрь, да как поволочет…
- Н-да? – Мики приподняла брови вверх.
- Ага. Летели мы, летели, да и грохнулись посреди какого-то леса. Я спрашиваю: твои штучки? Соня говорит: понятия не имею, о чем ты. И стоим мы, ничего не соображая, непонятно где – то есть, ясно, что на какой-то арене Комнаты Состязаний, только я ее не заказывала, Соня говорит, что тоже, и вообще непонятно, что и делать-то. И как выбраться – тоже. Ну, я говорю: все равно это состязание, давай по-быстрому посоревнуемся хоть в чем-то – какая разница, где – а как кто-нибудь победит, так система остановится и нас наружу выпустит. Сыграли в «камень-ножницы-бумагу», Соня выиграла, а мы как были в лесу, так и стоим. На тропинке на какой-то. И сверху не осмотришься, там над лесом какие-то странные орлы кружатся, так что взлетать туда к ним не особо хочется. Я говорю: пошли по тропинке. А Соня говорит: нет, давай сойдем с тропинки. Я спрашиваю: зачем? А она отвечает: я, мол, поняла, это как в каком-то компьютерном квесте про Красную Шапочку: тебе говорят «не сходи с тропинки», но единственный способ куда-то попасть – это сойти, и встретить волка, только он там не настоящий волк, а человек, но считается, что волк…
- Синий, синий, синий, синий, - прервала ее Соня.
- Черный, черный, - ответила Филетта, - могла бы догадаться, и не тратя на это ход.
- Мой ход, на что хочу, на то и трачу.
- А дальше-то что? – поинтересовался отвлекшийся от своего компьютера и пересевший поближе Анг Ли, который даже карамелькой хрустеть перестал.
- А дальше я подумала, что может быть это и правда что-то типа квеста, потому что тот брат подруги маминой знакомой как-то рассказывал, что изначально в Комнатах Состязаний предполагалось не отдавать участникам выбор арены, а гонять их по заранее заготовленным сценариям, и он сам пару таких сценариев написал, какой-то «невозможный остров» и еще что-то такое же. Только потом в Сферах решили, что дорого это – заказывать такие сценарии в больших количествах, а если их будет мало, так они начнут повторяться, и участники их наизусть выучат, так что пусть лучше сами для себя арены выдумывают. Так вот, я подумала, вдруг какой-то такой квест в памяти системы остался и случайно запустился? Но тут издали, оттуда, куда тропинка уходит, как раздастся! Такой пронзительный звук, как… как… знаете, как «звуковые крылья» у Дольче, похоже очень. Я говорю: ну-ка, пошли посмотрим. Соня давай ворчать, что так мы никакого волка не найдем. Волка и не нашли, зато нашли медведя – здорового такого, страшного – в самом конце тропинки, она странно как-то обрывалась прямо в непролазную чащу, а медведь стоит и пялится на эти деревья, как будто они только что у него на глазах выросли. А потом как оглянется на нас, как зарычит, как рванет к нам! Соня раз с тропинки вглубь леса, ну, тут уж я не возражала, сразу за ней. Понеслись сами не зная куда – и сразу же наткнулись на него. На этого «волка», который человек. Выскочили на полянку, а там какой-то дядька странный: в спортивной куртке с капюшоном, лицо закрыто, а глаза оттуда так и горят, и в руке палка какая-то с набалдашником. В общем, ясно, что это порождение виртуальной реальности, потому что какой же нормальный человек в жизни станет так одеваться… Смотрит на нас и спрашивает: «А вы еще кто такие и откуда взялись?» А я говорю: «Дяденька, а как нам выбраться?» А он…
- А он? – переспросила отошедшая к кофейному автомату Мики, которая, собственно, уже по рассказам Ури и Дольче догадывалась, что это за история. «Квест», угу…
- А он на нас как замахнется, как заорет: «Узрите мощь Черной Сферы!», и тут нас опять подхватило, поволокло, а когда я открыла глаза, мы с Соней лежали у дверей Комнаты Состязаний. Так я и не поняла, прошли мы этот квест или провалили, и если прошли, то кто выиграл, одно ясно: какой-то очевидный сбой системы виртуальной реальности. Поэтому я пошла звать ангельского механика, а ей сказала, чтобы своего позвала, а потом прихожу, а она сидит вот на этом самом стуле, голову на руки сложила и дрыхнет. Вот как это называется?!
- И правильно сделала, - ответила Гипнос, не отрывая взгляда от листка, - потому что когда ваш инженер притащился, Комната и сама уже снова стала нормально работать без всяких сбоев, так что можно было вообще не суетиться. Синий, черный, черный, синий.
- Нет, - ангел тряхнула рыжей шевелюрой, - и это девятый ход, так что ты в любом случае мне уступила. Будешь отгадывать комбинацию до победного конца, или обойдемся?
- Просто покажи, что там было, и можешь лететь на все четыре стороны.
- Ну, вообще-то мне нужна только одна сторона…
Пока шел этот разговор, Мики размышляла. Интересно, если рассказать Филетте, что это был никакой не квест, она расстроится, что пропустила приключение, или порадуется, что в отличие от Ури и Дольче, ни во что не влипла и обошлась без боевых ран? Сама Мики в свое время расстроилась, но не потому, что что-то «интересное» прошло мимо, а от мысли, что будь она там, ее способности могли бы оказаться кстати, и подругам пришлось бы легче…
Но пока она раздумывала, вопрос отпал сам собой – Филетта, обрадованная долгожданной возможностью действия, улетела, а с дьяволицей Мики беседовать не собиралась. Однако саму ее в покое на этом не оставили. Присев за столик, ангел какое-то время в задумчивости глядела на налитый в автомате стакан с чаем, не делая ни глотка. И догляделась.
- О чем размышляешь, пташка? Об извечном вопросе «пить или не пить»? – невесть откуда взявшийся Сульфус обеими руками оперся об стол, заставив вздрогнуть и его, и стаканчик, и Мики. – Так на него ответ найден давным-давно! – с этими словами он выпрямился, одновременно подхватывая стакан одной рукой.
- Эй! – Мики тоже выпрямилась – так резко, что ее стул едва не свалился.
- Расторопнее надо быть! – заявил Сульфус и, в доказательство своих слов быстро сделал глоток. А меньше чем секунду спустя глаза дьявола расширились, стаканчик из разжавшихся пальцев рухнул на пол, разбрызгивая вокруг чай, а сам Сульфус, полусогнувшись, принялся отплевываться. – Что это за пакость?!
- Обыкновенный чай, - девушка пожала плечами. – А что, невкусно? Ворованное впрок не пошло?
- Вкус-то самый обычный, - усмешка напрочь исчезла с губ дьявола, - а вот предчувствие… Когда живешь в одном корпусе с Кабале, знаешь ли, быстро учишься распознавать в любом стакане любую отраву. Ну-ка, признавайся, что ты туда подмешала?
- Ничего! – Мики обернулась в сторону кофейного автомата. – Хм… Любая техника ломается… Может, автомат туда какой-то технической жидкости налил? Не знаю, возможно ли это, но…
- Так ты решила травануть меня антифризом или чем похуже?
Непонятно было, то ли суеверный ужас на лице Сульфуса натуральный, то ли он издевается. Так что Мики и сама не выдержала:
- А нечего хватать чужое! В следующий раз вообще фенолфталеина налью!
- Изверг! – ответил Сульфус. – Придется теперь идти в медпункт, даже общение с нашим фельдшером более безопасно, чем с тобой!
- А чего случилось-то? – спросил снова отвлекшийся от своих расчетов Анг Ли, когда Сульфус, громко выражая недовольство мирозданием, покинул столовую.
- Понятия не имею, - Мики невидящим взглядом уставилась в валяющийся на полу в луже разлитого чая стаканчик. Странным образом лужа стремительно высыхала.
Взор опять расплывался, а в голову лезли воспоминания о событиях давних и недавних. Приступы кажущейся беспричинной тревоги… Не желающая заживать ранка… Практика… Та смертная на улице, предлагавшая ей воды… Опять тревога… Заклинившая Комната Состязаний… А вот еще был случай в первой половине осени, когда они целый день провели в облике смертных, и Мики кто-то запер… Странно, почему это-то вдруг вспомнилось?
Ей стоило некоторых усилий вернуться обратно в реальность. На мгновение Мики даже показалось, что и придя в себя, она краем глаза видела в углу кафетерия ту самую женщину с улицы – хотя уж здесь-то ей точно было делать нечего…
Нет, с кем-то определенно надо посоветоваться. Что-то не в порядке. Может быть, с доктором, а может быть…

В учительской было необычно шумно. Что и неудивительно, учитывая, что народу там собралось этак втрое больше обыкновенного.
- Эй, Цыпа… Цып-цып! Ну, Цыпа!
Наблюдая краем глаза, как одна из новеньких на дьявольском потоке, рыженькая Кантелина безуспешно гоняется по всему помещению за своим таким же, как она, непоседливым фамильяром-цыпленком, профессор Аркан тихо вздохнул и обратился к Габриэлю, бывшему ангелу-Стражу, за недавнюю неудачу разжалованному в Помощники:
- Вот, сам видишь, Габи, какой у нас пожар. Мало того, что надо решать с Сульфусом…
- Цы-ы-ыпа!
- …Так еще организовывать практику для этих девочек, - отработанным движением уворачиваясь от пролетающего мимо фамильяра, закончил Аркан.
- Двойственная ситуация, - подхватила его дьявольская коллега. – С одной стороны, срочно добыть столько ангелов-практикантов у нас возможности нет, с другой – отказаться тоже нельзя. В дьяблофаксе, который я получила, прозрачно намекают, что организация этой практики крайне благотворно скажется на состоянии Золотой Школы. А у нас фонды выработаны, а постоянно что-нибудь стрясается… Иногда – даже в буквальном смысле сотрясается! Так что Сульфуса-то я куда-нибудь пристрою, а что касается сестер – мы решили, что храбрый небесный воин, отважно сражавшийся с десятками фероксов, не побоится и в одиночку выступить против трех девочек!
- А я не хочу… - начала было привычную песню сидящая на столе Альфрета, но поймав недобрый взгляд сестры, замолкла и принялась меланхолично теребить пучок своих неровно окрашенных волос.
В дверь постучали.
- Войдите! – позвал куратор ангелов. В ту же секунду, почуяв свободу, Цыпа рванулась (или рванулся – этот момент Аркан не уточнял) в двери.
- Ой, - сложив руки горстью, вошедшая Мики машинально поймала цыпленка и аккуратно отдала подбежавшей Кантелине. – Я, кажется, не вовремя…
- Вовремя, вовремя! – тут же оживилась Темптель. – Как раз наказание обсуждаем. Сломать в один день и стулья в столовой, и Комнату Состязаний – это надо было умудриться! А у нас и так перерасход… Да-да-да, мы все знаем из надежных источников!
- Э-э-э… Но я же…
- Профессор Темптель, как всегда, демонстрирует нам свое неподражаемое остроумие, - сказал Аркан, слегка прокашлявшись. – Что случилось?
Мики сбивчиво рассказала о своих тревогах и о странном происшествии в столовой.
- Конечно, это может быть просто потому, что мое седьмое чувство сильнее натренировано, чем у прочих, - закончила она. – Но у нас уже был этой осенью случай, когда на странности и смутные сигналы не обращали внимания, а кончилось катастрофой, так что я решила, что лучше перебдеть…
Седовласый ангел несколько раз бесцельно шагнул туда-сюда.
- Будущее – слишком сложная для понимания материя, чтобы на тех обрывочных колебаниях, которые улавливает наше седьмое чувство, можно было строить какие-то теории. Хотя, безусловно, нельзя их и игнорировать…
- Проще говоря, - вмешалась Темптель, - ничего не ясно, и даже неясно, что именно неясно, поэтому лучше всего многозначительно сказать что-нибудь ничего не значащее. Я правильно уловила ход ваших мыслей, коллега?
Аркан нахмурился и покосился на нее.
- Шуточки здесь неуместны, я бы даже сказал…
- А что это за «тренировки» такие? – между тем осведомилась дьяволица, не обращая на него внимания. – Насколько я знаю, такого рода подготовку проходят Воители?
- Ну… да, - кивнула Мики. – Перед практикой у меня был месячный курс тренировок на полигоне. Училась уклоняться от удара до того, как он будет нанесен.
- А почему об этом в досье нет ни слова? Что еще за секреты? – в голосе Темптель послышались сварливые нотки, но она тут же рассмеялась. – Да уж, стоит ли удивляться, что в школе регулярно что-то ломается, если ангелочков перед практикой готовят ко встрече не со школьными хулиганами, а как минимум с Группой Вмешательства Подземной Стражи?
- «Минимум»? – удивилась Мики. – А что, выше… в смысле, глубже ГИГСОТ еще и какой-то максимум есть?
- А Бездна их знает, чего у них там есть! – откровенно ответила рогатая учительница. – В наших спецслужбах все так засекречено, что если бы я захотела об этом точно узнать, пришлось бы попросить коллегу Аркана, чтобы он запросил Высшие Сферы, чтобы те запросили свою разведку, не помню, как она там у ангелов называется.
- У нее засекречено даже название, - ответил тот. – Хм… Я думаю, Мики, лучше всего тебе сейчас обратиться к доктору Кемалю. Уж не знаю, нужны ли тут суппрессоры, ему виднее, но хотя бы просто осмотр лишним не будет, если это действительно нездоровая реакция. Если же нет… Я в любом случае приму это к сведению. Так, Габи, - Аркан обернулся в сторону притихших и молчавших все это время ангела и дьявольских сестричек, - о чем бишь я говорил?

Сложно было сказать, какие медпункты напрягали Сульфуса больше: дьявольские, где к медицинским приборам, больше напоминающим инквизиторский инструментарий, тянулись провода в грубой изоляции, или ангельские со своими болезненной аккуратностью и стерильностью и висящими на стенах плакатами с пропагандой здорового образа жизни, от которых жить не хотелось вообще никак, ни здоровому, ни больному. Но сейчас так или иначе нужно было перебороть себя.
Он подошел к лежащей без сознания Раф, аккуратно взял ее ладонь своей защищенной перчаткой рукой, приподнял…
И вот надо было кому-то все испортить!
- …А когда я сейчас случайно эту ранку расчесала, оттуда вообще кровь на секунду маленьким фонтанчиком хлынула, хотя такого точно не должно быть… - послышался голос Мики. – Да, я подожду, и – эт-то что такое?!
- А в чем дело? – невинно, как мог, осведомился Сульфус, хотя, конечно, сложно изображать хорошую мину, когда берешь спящего ангела за руку и почти подносишь ее к губам.
- Ты еще спроси: «Неужели ты веришь своим бесстыжим глазам!» - возмущалась пернатая. – Что, на минуту оставить без присмотра нельзя, что ли?
- А ты теперь мне в няньки нанялась? Ну, правильно, надо же как-то зарабатывать благосклонность начальства, чтобы хоть теперь год закончить…
- Чушь несешь, - отмахнулась Мики. – И это не повод для шуточек. Ты собирался коснуться Раф, не так ли? А ничего, что яд черного паука давно не действует, и все, чего ты добьешься – это дополнительно прибьешь ее резонансом?
- В малых дозах резонанс полезен! – заявил Сульфус. – Когда Раф лежала в магическом сне, а вы там развлекались, путешествуя по ее подсознанию, что в итоге ее разбудило? Я поцеловал ей руку! Потом, а ты сама чем не пример?
- А я-то при чем? – не поняла ангел.
- А кто два дня провел в ступоре, и только стоило получить крошечный электрошок, тут же начал бегать, как барабанный заяц с моторчиком?
- Ты-то откуда знаешь, чего я там получила? – Мики сделала шаг вперед.
- Да по твоей руке и так все видно, - усмехнулся дьявол. – Метка, конечно, почти сошла, но я-то такую и по очертаниям узнаю…
Мики нервно дернула рукав, стараясь опустить его пониже.
- Я не дам тебе ставить на моей подруге подобные эксперименты!
- И что, будешь денно и нощно следить за мной? Ну, если тебе свободного времени не жалко, то валяй…
- Нет, - ангел покачала головой, - я просто расскажу профессорам, что ты собирался нарушить ВЕТО.
И ведь расскажет… Но поверят ли они ей – другой вопрос. А что, если…
- Если ты это сделаешь, я из тебя сделаю кошачью игрушку, - пообещал Сульфус.
- Это как?
- Очень просто, - охотно пояснил он. – Косичку оторву, перьев надергаю, вместе с погремушкой приклею – выйдет отличная котогонялка!
Мики скрипнула зубами.
- Нарываешься, чтобы я тебе чем-нибудь заехала? Не дождешься. Я ангел, и вообще здесь больница.
- А еще можно…

- Что там опять за грохот? – профессор Темптель недовольно повернула голову. Из коридора доносились вопли:
- Бешеная! А еще ангел!
- Да ты еще!..
А затем послышались шипение и плеск.
- Так, что здесь происходит?! – Аркан решительно подошел к дверям и распахнул их.
- Да, что там происходит? – дьяволица тут же сменила тон на заинтересованный.
В коридоре, между опаленных стен, посреди грязной лужи сидели мокрые с ног до головы Сульфус и Мики. Дьявол тут же наябедничал:
- Это она тут все залила!
- Неправда, это ты!
- Как так? Ангел, а так нагло врет! Кто льдом кидался, я? А лед – это и есть вода!
- А нечего было в него огненные шары метать!
- Коллега, я была неправа, - покачала головой Темптель. – Таких учеников против Стражи определенно не выставишь. Их уровень – бои стенка на стенку в младшей группе детского сада!
- А она первая начала! – Сульфус как будто решил подтвердить этот тезис. – Ботинком по лбу!
- Ты нарушила запрет на прикосновения? – суровым голосом вопросил профессор Аркан.
- Не нарушала!
- Вот видите, опять врет, - заявил Сульфус. – Вот он, ботинок-то, у меня в руках! А сейчас она, поди, выдумает, будто это я хотел ВЕТО нарушить…
- Не нарушала, - твердо повторила Мики, поднявшись на ноги и забирая свою обувь обратно, - потому что я этим ботинком просто кинула.
- Ну вот, - подытожила Темптель, пока куратор ангелов, не зная, видимо, что и сказать, мрачно взирал на практикантов, - все уже бодры, веселы, и голова ни у кого не кружится. А на здоровую голову и родную школу будет прибирать легко и приятно, правда? Так, молчать, - оборвала она обоих учеников, порывавшихся что-то сказать. – Сию секунду, разумеется, оставлять вас в компании друг друга да швабры – значит, нарываться на то, чтобы все вокруг оказалось изгваздано еще сильнее, но вот потом… Кстати, если действительно первая начала она, а не ты, - обратилась преподавательница к Сульфусу, - то позор тебе, двоечнику, за то, что ангелы тебя по хулиганству обставляют. А теперь марш по комнатам, оба! А о порядке вашей безвозмездной помощи школе по устранению этого бедлама будет своевременно доведено завтра. Вы согласны, коллега?
- Да… Да, разумеется.
Дьявол и ангелесса, отряхнувшись, двинулись в разные концы коридора. Но через несколько шагов Мики обернулась и крикнула в спину Сульфусу:
- Все равно не позволю!

В некотором отдалении от Золотой Школы самая обычная женщина, чьего лица и имени, наверно, никто через какое-то время не вспомнит, присела в переулке на асфальт и наклонилась вперед. Из ее рта вырвалась тугая струя воды.
Оставшаяся безвестной женщина повалилась набок, лишившись чувств, а из водного потока поднялась фигура легендарной когда-то Вечной. Гроза смертных, пытавшихся в древности покорить водную стихию, одна из самых завидных невест среди Вечных Африканского континента – Мира, дух течений.
Она вытянула руку – и крошечное облачко, вылетевшее из одного из окон школы, просыпалось над ладонью дождем. Мира впитывала чужие воспоминания.
Воспоминаний тех были, строго говоря, крохи. Из капель, что приникли в тело юного дьявола, удалось выцедить очень мало, из крови девочки-ангела – несколько больше, и все же недостаточно. С другой стороны, это было лишь началом, да еще и с опережением срока…
По прибрежному городу, куда ее привело течение, Мира поначалу бродила без всякой цели. Просто чтобы убить время, пока она напитывалась памятью попавшейся под руку смертной, в тело которой вселилась. В конце концов, ни от какой разведки не будет толку, если практически не знаешь, где оказался. Но случайная встреча заставила Миру изменить планы.
За дни, проведенные в этом новом мире, она видела лишь взрослых ангелов или дьяволов. Подступаться к ним владычица течений считала пока рискованным. Но рано или поздно это сделать пришлось бы – те знания о мире, что можно было получить у смертных, пусть и оказались крайне интересными, все же были однобоки. Похоже, о Вечных они действительно не знали ничего, кроме суеверий. И это при том, что сами по себе контакты – она видела это сегодня собственными глазами – происходили. Однако люди, похоже, были не в состоянии ни догадаться о природе тех, с кем говорили, ни даже просто связать в целостную картину все подобные разговоры.
Глубоко на задворках памяти женщины, в чьей оболочке Мира ходила по этому огромному городу, можно было найти регулярно повторяющиеся и удивительным образом почти не стареющие со времени ее собственной юности лица. «Приставленные» к самой этой смертной Вечные? Очень может быть. И содержание этих воспоминаний было практически всегда одним и тем же: отвлеченный вроде бы разговор, из которого, однако, постоянно вытекает некое волевое решение. Вроде бы – собственное, а на деле – подсказанное. И опять же, взаимосвязь эта прослеживается только при старательном рассмотрении. Как будто люди сами гонят от себя мысль о том, что получили какой-то совет…
Уж не попытку ли дать подобный совет Мира наблюдала сегодня, когда случайно наткнулась на пару юных Вечных?
Воистину, это был подарок судьбы. До сих пор попадались только взрослые, и вот – подростки. Предположительно, достаточно выросшие, чтобы обладать большим количеством знаний о мире, как его видят Вечные – и, хочется надеяться, достаточно юные, чтобы не суметь оказать серьезного сопротивления, если эти знания придется отнимать силой.
Правда, сложности начались при первой же попытке. У черноволосой девчонки-ангела, на чью память Мира нацелилась, разыгралась настоящая мания преследования. Сперва Мира тешила себя надеждой, что та просто сама не понимает, насколько права, но крупицы памяти, которые удалось добыть, это заблуждение развеяли. «Седьмое чувство»… таинственный защитный механизм, чью природу пока понять не удавалось, но приходилось теперь учитывать. Неясно было, врожденное это качество или приобретенное… и почему у кого-то от одного присутствия Миры разыгрывалась паранойя, а кто-то до последнего не обращал ни на что внимания…
Да уж, бывают наблюдения, от которых в основном появляются не ответы, а вопросы!
Впрочем, один однозначный ответ Мира сегодня получила. В крови той девочки не обнаружилось ни следа родственных эманаций. Впрочем, и неудивительно – даже если считать, что ангелы и дьяволы и впрямь не явились из ниоткуда и не истребили ее соплеменников, как это можно предположить, а в результате странной игры эволюции сами от них, собственно, произошли… Крайней наивностью было бы ждать, что родная кровь отыщется у первой же попавшейся под руку Вечной!
Но чем-то эта девочка-ангел Миру заинтересовала и вне связи с основной задачей. То ли этой своей исключительно бурной защитной реакцией, то ли чем-то еще… Вот только как безопасно покопаться в памяти той, что ходит теперь, постоянно озираясь?
Кто-то другой на этом плюнул бы и пошел искать цель полегче. Но ведь любую силу можно обратить в слабость. Пускай механизм этого их предчувствия опасности был неведом – просто по аналогии, прекрасно разбираясь в природе болезней и противостоящему им механизму в человеческом теле, Мира знала, как такие механизмы можно разрушать. Что начинается с сотни ложных срабатываний – то заканчивается одним, зато критически важным пропуском сигнала.
- Посмотрим, как быстро, живя под постоянной угрозой, которая при этом все никак не реализуется, ты перестанешь этому «тревожному звоночку» доверять!
Не без сожаления от того, что приходится расстаться с этим телом прежде, чем удастся впитать всю его память, Мира множеством тонких струек потекла прочь. Не стоило выдавать себя ангелам и дьяволам раньше срока.

Отредактировано Анор (2012-07-27 20:32:34)

0

58

Уря!)))
И Гавриилушку вернулии... :)
*мдэ, Гасик таки рискует, при незнании базовой ситуации что-то там планируя)*

А не хотите на конкурс никанонов тройняшек отправить?  :rolleyes:

0

59

Владлена написал(а):

И Гавриилушку вернулии...


Куда ж мы без него Кому ж, как не ему, поручить столь ответственную задачу? :)

Может быть, и отправлю... если только успею накатать.

0

60

А давайте, я Вам Мику в пиратском косплее нарисовать попробую, а Вы нам новую серию?  http://uploads.ru/i/J/B/s/JBsQz.png

0


Вы здесь » Angel's Friends ● Друзья Ангелов » Фанфики » Тупиковая ветвь эволюции